Яна Тоом: мои оппоненты стали жертвами своей и чужой пропаганды

 (101)
Яна Тоом: мои оппоненты стали жертвами своей и чужой пропаганды
Foto: Yana Toom

Европейским интеллектуалам давно известен риторический прием, который называется reductio ad Hitlerum (сведение к Гитлеру). Эта логическая уловка позволяет обессмыслить любую дискуссию, упоминая абсолютное зло, которое якобы поддерживает или с которым готов мириться оппонент.

Также недавно автор блога о статистике CuriousGnu.com доказал наконец т.н. закон Годвина, согласно которому в любой дискуссии в интернете по мере ее разрастания увеличивается вероятность упоминания нацизма и Гитлера. Анализ более 4 миллионов комментариев показал, что в тредах (цепочках) длиной в тысячу комментариев вероятность упоминания Гитлера и нацизма составляет более 70%, а в тредах больше четырех тысяч — уже 90%.

Некоторые оппоненты, критикуя мою поездку в Сирию, умудрились погрешить против законов интернета: они поместили имя Гилера сразу в заголовки. То есть, сведя Асада к Гитлеру, они сразу же отказались от дискуссии — ну о чем тут еще можно спорить!

Мои оппоненты метали громы и молнии, чем напоминали героев сатирических произведений уроженца Сирии Лукиана. В самом деле: Европа страдает от наплыва беженцев, люди каждый день тонут в Эгейском море, бородатые ”борцы за свободу” режут горло оппонентов во имя, нет, не Аллаха, но шайтана, — а они, сидя в Эстонии, рассуждают, можно или нет жать руку сирийскому президенту Асаду. В самом деле, это очень важный вопрос, и люди, которые рассуждают на эту тему — вроде коллеги Паэта или бывшего коллеги Херкеля, сами могут что-то сделать для решения стоящих перед Европой проблем. А нелигитимный Асад, предводитель таинственного ”сирийского режима”, не может, харизмой не вышел.

Не иначе как ближневосточная богиня Кибела лишила наших политиков способности рационального познания окружающего их мира. Когда простые люди на кухне рассуждают о Сирии, тамошней ”умеренной оппозиции”, Исламском государстве или злом Путине — это одно. Но политики, чтобы решать насущные проблемы, должны руководствоваться не эмоциями, но здравым смыслом и жизненным опытом. Кончено, если эти политики могут самостоятельно принимать решения, а не просто озвучивать пресс-релизы министерства иностранных дел одного заморского государства.

Представляется, что мои оппоненты стали жертвами своей и чужой пропаганды. Они хорошо запомнили тот момент, когда Асада европейские СМИ превратили в сущего дьявола — не больше, не меньше. Но это была подготовка к войне. Конечно, ужасающих подробностей о политическом режиме в Сирии было и есть предостаточно. Но на фоне других восточноевропейских диктаторов и абсолютных монархов Асад никогда не выглядел самой большой сволочью. Что же случилось, почему именно к нему было повышенное внимание? Просто наш великий союзник собирался было повоевать с Ираном — другом Асада, — а наши ”партнеры” в регионе, вроде Саудовской Аравии или Израиля, мечтали о свержении сирийского режима.

Прошло время, приоритеты изменились. Иран заделался договороспособным партнером, бомбить его раздумали. Однако маховик ”революции” в Сирии уже запущен и, как и в других арабских странах, сирийская улица подняла на щит отнюдь не либералов, но различных исламских экстремистов. Сам Асад — алавит, и ему есть что терять, это понятно. Но на стороне Асада сражаются армяне, алавиты, шииты, христиане, светские сунниты — и им всем тоже есть что терять. Им противостоит Исламское государство, и у этих ребят далеко идущие планы не только на Сирию, но и на нашу Европу. Есть еще Турция со своими мрачными неоосманскими амбициями. И вот зная все это, европейские политики — многие, но не все, — по-прежнему пытаются дожать недемократичную сирийскую власть, которая, однако, может поставить хоть какой-то заслон потоку беженцев и исламистских экстремистов в Европу.

Нам может быть безразлична судьба Асада, но нам не должна быть безразлична судьба Сирии и Европы. Уверена, что приехать в Сирию и не встретиться с Асадом было бы глупо. Поразительно, но никто из журналистов не спросил, о чем же собственно мы говорили с диктатором полтора часа. Ну не интересно им. Или боятся разрыва шаблонов? Между тем, общение с Асадом, хотя и не изменило кардинально моих взглядов, заставило по-новому посмотреть на некоторые хитросплетения ближневосточной политики.

И последнее. Посещая Сирию, группа евродепутатов, и я в том числе, занималась сбором сведений по гуманитарной проблематике. Ситуация в этой сфере ужасная, и это без преувеличений. Наша миссия заключалась в том, чтобы заставить европейских политиков вспомнить о страданиях простых сирийцев. И мне кажется, что главной задачей моих оппонентов в Эстонии стало потопить этот важный месседж в потоке абсурдных предположений и неинтересных подробностей. В самом деле, сирийцы оплатили Яне Тоом 1 (одну) ночь в гостинице в трех километрах от линии фронта — вот это новость. А миллионы беженцев, безногие юноши в больнице или ночные вылазки террористов — эти нюансы мы оставим враждебной пропаганде. Именно так, медленно, но верно, политики утрачивают всякую связь с реальностью.

Кибела, дам им разума!