Возвращение пролетариата…

 (129)

Недаром говорят, что новое — это хорошо забытое старое. Не знаю, читает кто-либо сейчас работы Сталина, но его статьи 1913 года, посвященные борьбе с царизмом, открывают очень интересные исторические параллели, которые неплохо бы знать некоторым, привыкшим говорить от имени какого-либо народа.

Как известно, еще не придя к заключительной стадии войны и находясь в начальном ее этапе, когда основные баталии разворачивались в Думе, Сталин не раз замечает и очень конкретно говорит о том, чем же отличается русская революционная деятельность от прошедшей французской революции.

Главным отличием ее было то, что русский пролетариат не пошел вслед за буржуазией, остался сознательной политической силой и дал отпор в стремлениях последней как-то примириться с властью угнетающих. В то время как меньшевики искали компромиссов, партия большевиков твердо стояла на своих позициях, что не дало части политической элиты того времени переманить идейных борцов за свободу на свою сторону.

Одним из самых сильных средств в борьбе против революции во Франции был национализм и, как следствие, связывание идей буржуазии и простого рабочего народа в неестественное целое. Не было классовой борьбы и соответственно не могло быть качественного изменения условий для того, чтобы победили именно рабочие и крестьяне. В результате — отход от своих позиций и потеря инициативы, что, в конечном счете, привело к потере прежних идей и замыслов.

Совершенно по иному складывалась ситуация в Российской Империи начала XX века, большевики вместо национализма для защиты своей позиции провозгласили интернационал, это было сделано именно для того, чтобы в разных странах рабочие и крестьяне могли одинаково бороться с эксплуататорами, которые, выдвигая ложные идеи, хотели оставить себе свои привилегии и продолжать наживаться на честном труде рабочих и крестьян.

Теперь возвращаемся в наше время. Несомненно то, что победившая в большинстве стран буржуазия, некоторые представители которой уже эволюционировали и представляют по всему миру олигархический класс, продолжает наживаться на труде многих в угоду немногим. Большие встряски, терроризм и прочие явления — это следствие неправильного перераспределения средств от труда между теми или иными группами и в том числе между конгломератами групп.

Сложившееся положение в обществе показывает, что вместо того, чтобы становиться более обеспеченными и счастливыми, подавляющее большинство людей живет за чертой бедности, и лишь незначительное меньшинство обладает всеми необходимыми условиями для жизни. Участившаяся борьба по национальному признаку — это попытка некоторых национальных групп вернуть себе хотя бы то, что они могут использовать в ближайшей перспективе. Но, получая это в свои руки, любая национальная элита, как показывает история, быстро делится по классовому признаку и начинает угнетать рабочий класс.

Выход из этой ситуации, как это ни странно, был виден еще давно. Тогда, на заре революционной деятельности, провозгласив свой первый интернационал, все люди, независимо от того, к какой группе они принадлежали, начинали бороться против эксплуататоров. Сейчас, в наше время, когда общество раздроблено на огромное количество групп им значительно легче управлять разным элитам местного и международного масштаба. Объединяясь, они используют свой экономический и юридический потенциал для того, чтобы держать любую группу в повиновении, эксплуатируя ее и не позволяя ей защищать свои права.

Таким образом, корни того, что сейчас происходит, видны еще с тех пор, когда, используя любые способы и средства, национальные и групповые элиты добились того, что демократия, не успев родиться, подпала под их жесточайший контроль. Не впадая в истерику, можно ответить, что бороться с олигархией возможно только классовыми методами, используя интернационал, как средство для объединения угнетенных в единое и не делимое по национальному признаку целое, которое сможет активно сопротивляться и добиваться возвращения справедливости.

Как показывает история, в отдельной стране, а также в группе стран, если они не состоят из подавляющего большинства государств с развитой инфраструктурой и экономикой, относительно стран национальных элит, интернационал фактически невозможен. Любые национальные элиты будут агрессивно способствовать его разделению на национальные группы, с целью получения контроля над национальными группами разделенного интернационала. Так как сила интернационала состоит в его объединении, то для того, чтобы представлять интересы рабочего класса и крестьянства, интернационал должен быть всеобщим.

Для того чтобы иметь возможность эффективно защищать угнетенных, интернационал также не должен быть половинчатым. Не до конца проведенные решения, в таких вопросах, приводят к тому, что интернационал не становится полноценным средством для борьбы, а также со временем, он ослабевает и становится уязвимым для атаки со стороны вновь возрождающихся вследствие слабости интернационала национальных элит.

В целом, в заключение, можно сказать, что проблема эта решаема и когда создадутся условия для критической массы, только активно способствуя и невзирая на сопротивление отдельных национальных и групповых элит можно добиться справедливого перераспределения средств от эксплуататоров к трудящимся и от различных элит к рабочему классу.