Варяжский проект

 (120)

Вот и стали известны претенденты на должность "отца нации". Партии, которые у нас и определяют факт отцовства, выдвинули 12 кандидатов в президенты ЭР. Среди них явное предпочтение отдано депутату Европарламента Тоомасу Хендрику Ильвесу. Его выдвинули, помимо его собственной Социал-демократической партии, еще и реформисты с Союзом Отечества.

Последние опросы общественного мнения также показывают, что из числа названных кандидатов именно Ильвес является фаворитом президентской гонки. Таким образом, вслед за Латвией и Литвой, у Эстонии есть все шансы получить президента, который большую часть своей жизни провел за пределами своей нынешней родины. И здесь возникает вопрос: за что так любят импортных президентов в Балтийских странах?

Вполне вероятно, что все дело в феномене массовой психологии. Термин "вестернизация" давно введен в социологический оборот. Грубо говоря: чем более похоже на некий довольно абстрактный "Запад", тем лучше. Теперь эта идея по всем канонам марксисткой науки "овладела массами". Жители Балтийских стран долго гордились своим статусом вестернизированной "почти Европы", будучи в составе СССР. Ситуация резко изменилась. Из "продвинутых", самых западных, они оказались уже в Европе — но на ее восточных задворках. Серьезная сшибка в терминах самоидентификации получается. Да и для старой Европы Балтийские страны, по большому счету, просто "постсовки" из числа буферных государств на границах таинственной громадины — России.

Культурный код поколения, представители которого сейчас составляют правящий класс в Эстонии, был слеплен еще в советские времена из джинсов, "пепси-колы" и жвачки. Но, что интересно, посмотрев и даже поучаствовав в реальной жизни Европы, многие из них решили в поисках "настоящего" Запада обратить свои взоры еще западнее — за океан. Проснулась вековая нелюбовь к историческим обидчикам — а в роли таковых выступала не только Россия, но и Германия. Местный патриотизм возродился, и иногда в довольно карикатурной форме. Как у той дамочки, которая, побывав в Париже, морщит носик: "Ах, там так грязно и так много черных. То ли дело у нас в Выру".

А вот фетиш американской демократии, особенно в его гламурной голливудской подаче, продолжает пользоваться спросом. Оттуда и начался массовый завоз глав государств. Как заметил по поводу другой, но похожей исторической ситуации Алексей Толстой:

Посланцы скорым шагом
Отправились туда,
И говорят варягам:
"Придите, господа!"

Интересно, что Россия, элитарная (номенклатурная) молодежь которой была полностью американизирована в 80-е годы (все то же "поколение пепси"), довольно быстро избавилась от американского комплекса. Призыв "сделать все как в Америке" сейчас там абсолютно не работает, и Россия ищет свой собственный путь.

Но вернемся к нашим баранам. То бишь к кандидатам в президенты. Их список выглядит достаточно бледно. Собственно, у Ильвеса нет сейчас серьезных конкурентов. Но почему тогда так нервно ведут себя его рьяные сторонники? На днях в Рийгикогу независимый депутат Тоомас Алаталу задал на первый взгляд довольно невинный вопрос о том, когда, наконец, из дебрей парламентских комиссий в зале заседаний появится законопроект о прямых выборах президента. Так депутат-реформист Меэлис Атонен прямо на крик сорвался, рекомендуя профессору освоить работу в Интернете, где на страничке Рийгикогу можно обнаружить данный законопроект в целости и сохранности. Интернет, конечно, дело хорошее. Но все же: почему этот один из самых "древних" законопроектов, внесенный еще в июне 2003 года — и ныне там, а не в зале для голосований?

А недавно редактор газеты "Сирп" Каарел Таранд выступил с революционным призывом совсем отменить должность президента, который, по его мнению, вообще фигура абстрактная, и в эстонской политике не нужная, так как не имеет реальных полномочий. Ой ли? Президент Мери в свое время много чего сумел сделать на своем посту. Например, вопреки всем парламентским традициям, назвал в качестве кандидата в премьеры не лидера уверенно победившей на выборах партии Эдгара Сависаара, а совсем наоборот — проигравшего Марта Лаара. Или поехал, никого (в Эстонии) не спросивши, в Москву, подписывать с Ельциным договор о выводе российских войск. Он же, кстати, и пригласил Ильвеса в Эстонию на пост министра иностранных дел.

Президент Эстонии при желании может активно вмешиваться в текущую политику. Все зависит от личности. И вот это и является сейчас главной головной болью для партийных политиков. А как хорош был бы Ильвес — сидел бы в Кадриорге, никого не трогал (в смысле внутренней политики), общался бы с мировым бомондом на перфектном американском языке. И партиям спокойно, и западные партнеры довольны.

Однако, если выборы президента в парламенте провалятся, то дело сильно осложнится. Народ к избранию президента не допустят и на этот раз, но выборы тогда переместятся в собрание выборщиков, где более близкие к народу представители власти — из местных самоуправлений — на варяжский проект могут не клюнуть, вспомнив продуктовый лозунг "Выбирай эстонское!". Там править бал будут совсем другие кандидаты.