Урмо Соонвальд: президентский покер Партии реформ

 (9)
Урмо Соонвальд: президентский покер Партии реформ
Ekspress Meedia

Партия реформ, не считаясь с общественностью, пытается сохранить мир в партии и обеспечить себе устойчивую позицию.

С точки зрения закона все правильно: для представления кандидатов в президенты есть время, и имена нужно представить не позднее, чем за пару дней до выборов. Но разве это единственная возможность толковать закон?

Игра Партии реформ, как определить кандидата в президенты от партии, продиктована не тем, чтобы процесс был открытым и прозрачным для всех, а тем, как, владея многими козырями, получить себе устойчивую позицию как на короткий, так и на длительный срок. Но это игра внутри партии. С общественностью Партия реформ не считается.

Для начала, официальный путь до первого тура объявленных президентских выборов таков:

- 25 августа в 9:00 начинается регистрация кандидатов.

- 27 августа в 18:00 заканчивается регистрация кандидатов.

- 28 августа в 15:00 состоится заседание избирательной комиссии, где зарегистрируют и утвердят представленных кандидатов.

- 29 августа в 13:00 в Рийгикогу состоится первый тур голосования.

Сегодня уже 29 июня, и мы не знаем, как выберут кандидата в президенты в правящей партии. В открытом обществе за два месяца до выборов это имя могло бы быть уже известно. Как и то, как председатель партии, правление, фракция, совет или какой-либо другой орган пришел к этому имени.

Игра в жмурки — это политтехнология, не прозрачная и не европейская. Лагеря Партии реформ (и еще не ожесточенно дерущиеся лагеря!) в замешательстве, делать ли выбор между Сиймом Калласом и Мариной Кальюранд и как его сделать. Урмас Паэт в этом ралли скорее исполнитель партийной роли.

Сейчас как в лагере Калласа, так и в лагере Кальюранд сравнительно уверены, что любовь партии принадлежит именно им. Фактов об этом нет. Есть эмпирические ощущения, которые основываются на встречах, беседах, переписках и полученной через третьих лиц поддержке. Все это сейчас имеет сравнительно малую ценность.

Единственные факты основываются на исследованиях, и там все (более) ясно — предпочтения на стороне Кальюранд.

Угроза гражданской войны

Отсюда начинаются беды Партии реформ. Пожалуй, все лагеря, и те, кто громко молчит, были бы согласны сделать ставку на Кальюранд, но… Она не член партии (сейчас это уже минус!), о ее способности принимать решения известно не слишком много, и в ее публичных выступлениях на темы экономики, социальных сфер, расслоения общества и другие отдаленные от внешней политики темы царит скорее неосведомленность. Гены визионера, примера для подражания или вожака она еще не продемонстрировала.

Правда, сдержанно интенсивной и сознательно скрытой от общественности кампанией Кальюранд должна была потихоньку открыться, но уверенности в вышеназванных неуверенных сферах она не создала.

И еще — Сийм Каллас с баллистической кампанией сейчас более или менее под контролем Партии реформ. Сразу, как только партия сделала бы выбор — сейчас это была бы Кальюранд — внутри партии начался бы личный "брексит" семьи Каллас, который при определенных условиях может закончиться созданием новой либеральной партии или длительной гражданской войной. Хотя новая партия не слишком вероятна, потому что постоянство Сийма Калласа при строительстве чего-то нового нежизнеспособно, Партию реформ беспокоит именно эта угроза.

Для того, чтобы снова сбежать с родины, у него больше нет ни такой глубокой причины, ни убежища…

Это всего лишь один момент в тихой игре в покер Партии реформ. Карты ждут и приспосабливают (со стороны одной части партии) и для того, чтобы при случае переиграть всю коалицию. Это означало бы и поиски нового премьер-министра. Это может быть снова Таави Рыйвас, а может быть и кто-то другой. Кто-то, кто демонстративно оставался в тени…

Много зависит от того, каким может стать правительство с Центристской партией, а это в свою очередь зависит от того, когда Сависаар окончательно удалится в Хундисильма.

Третья проблема, которая стаскивает ногу Партии реформ с педали газа президентских выборов, — это сосредоточение власти в сфере влияния одной партии — президент и премьер-министр тогда были бы из Партии реформ (или сделаны ею), и народ не купился бы на разговоры о независимости и надпартийности. Отказываться не хотят ни от одной должности, но четкого плана для получения всей власти тоже нет. Поэтому ждут и смотрят.

Сверхнадежные лозунги

Учитывая вышесказанное, у Партии реформ действительно нет ни времени, ни причины считаться с общественными интересами и ответственностью. Это, конечно, не уменьшает их ответственности перед народом. Разговоры премьер-министра и других ключевых фигур о том, что "мы не торопимся" и "у нас три сильных кандидата", не является содержательным, а в качестве лозунгов он сверхнадежный. Представляя незамысловатые фразы, они на самом деле должны держать партию вместе и Калласа на поводке, увеличивать поддержку Кальюранд и быть для других партий заманчивым партнером для игры.

В речи 23 февраля прошлого года Таави Рыйвас рассматривал открытое общество совсем по-другому, чем сейчас: "Есть и те, кто все-таки скучает по крепкой руке старой школы, те, на чей вкус государственное управление 21 века слишком открытое, слишком вовлекающее, слишком демократическое. К строительству эффективного общества нельзя относиться так, что оно действует сверху вниз".

На самом деле, глядя на нерешительность и политтехнологичное управление Партии реформ, можно было бы пожать плечами и сказать, что народу все равно нет дела до президентских выборов. Эту риторику использовали уже перед предыдущими выборами, когда в сите отбора были Тоомас Хендрик Ильвес и Индрек Таранд. С юридической точки зрения этот подход правильный, но с эмоциональной — безответственный.

Общественность хочет честного, понятного и справедливого сравнения, и за два месяца до выборов имена должны были бы быть на столе. Особенно у правящей партии, вне зависимости от того, насколько уязвимыми это их делает.

Решение ведь в любом случае принимает Рийгикогу или коллегия выборщиков, а слушать, спрашивать, освещать, напоминать, сравнивать, раздражать, сожалеть и делать так, чтобы тебя поняли, можно в честной и равной борьбе. Потому что мы ищем для Эстонии лучшего президента, нового проводника и пример для подражания, а не компромисс с наименьшими хлопотами или контролируемое представительское лицо. Интерес Партии реформ в долгосрочной перспективе мог бы быть и в том, чтобы игрой в жмурки не отпугнули молодежь от следующих выборов, где самое важное право голоса все-таки у народа, а не у политиков.

Затягивать проще

Сейчас не видно, чтобы партия хотела выбирать — Каллас или Кальюранд. Скорее наоборот. Премьер-министр занят спасением Европы и организацией председательства в ЕС, и проще дело затягивать. Давление ведь идет только из лагеря Калласа и от сторонников открытого общества. А это подходит, потому что нервозностью Каллас показывает только свою неуверенность, и "открытое общество" — пара слов, которую можно игнорировать так же, как "авангард Твиттера".

Если бы Свободная партия по примеру IRL, Социал-демократической партии, Центристской партии и EKRE тоже решила назвать своего кандидата еще до Иванова дня, на Партию реформ можно было бы давить еще больше. Но Свободная партия отложила принятие решения, что было явной политической близорукостью и характеризует Свободную партию.

Чем дальше откладывают принятие решения, тем больше будет потрясение и тем более непредсказуемы последствия. Потому что, что будет означать для Партии реформ ситуация, если президентом станет почетный председатель партии Сийм Каллас, и он победит официального кандидата партии Марину Кальюранд?