Урмо Соонвальд: почему мы ограничили комментирование темы беженцев, или Кто мешает дискуссии

 (28)
Урмо Соонвальд: почему мы ограничили комментирование темы беженцев, или Кто мешает дискуссии
Urmo SoonvaldFoto: Tiit Blaat

В нашей редакции (Eesti Päevaleht, Maaleht, Eesti Ekspress, Delfi) мы решили, что ограничим анонимное комментирование в статьях на тему беженцев — возможность высказаться в ходе горячей дискуссии останется только у тех, кто будет делать это как зарегистрированный пользователь.

В случае с темой беженцев в общественной дискуссии возникла тенденция, которую мы уже пару раз замечали в течение последней пары лет. При обсуждении определенных тем — и в разговорах, и в комментариях — эмоции застят людям глаза и забывается элементарная вежливость. Либо оплаченные и в качестве хобби провоцирующие общество силы видят возможность поссорить между собой стороны и подорвать все то, что мы 24 года строили.

Это плохой способ вести конструктивную беседу, и нам не осталось ничего другого как оградить себя (и беженцев).

Это только первый шаг, и если зло окажется неуправляемым, то мы будем вынуждены вовсе закрыть комментарии к статьям о беженцах. Но это та возможность, за которую нам никогда не хотелось бы хвататься.

Читайте также:

Дебаты вокруг статуса беженцев, их наплыва в Европу, их распределения в Европе важны, и в этой саге нет решений, которые бы подходили и нравились всем. Взгляд обычного гражданина не совпадает со взглядом государственного мужа, и это нормально. Мы живем в обществе, где разрешены различные мнения и где не сажают за инакомыслие. Но о силе и глубине позиции инакомыслящего говорят только его аргументы. Все остальное — страсти, гнев, месть — на самом деле, подпитывает ту позицию, что Эстония должна быть открытой для беженцев страной.

Такие же дебаты идут по всей Европе, и в тех странах, где двери и кошельки уже десятилетиями открыты для беженцев. Если бы дискуссий не было, то мы были бы значительно менее информированы о проблемах и деталях этой тематики, и мы бы не знали, почему, сколько и готово ли правительство вообще принять их в Эстонии. Конечно, одной из причин эмоциональных дебатов является то обстоятельство, что премьер-министр и министры говорят о беженцах, но так, как не знающий нотной грамоты читает по нотам. Кроме президента Ильвеса, в обществе нет ни одного способного на эмпатию или начитанного политика, который говорил бы не о квотах или борьбе за них, а о цивилизации, истории, неизбежности или человечности.

Правительство давно проиграло начало дебатов.

Когда примерно два года назад предсказывали, что разразившиеся вокруг Закона о совместном проживании в комментариях и социальных медиа вербальные народные волнения — это всего лишь прелюдия темы беженцев, которая придет к нам в ближайшем будущем, мы еще не могли угадать в этом такой угрозы. Сложно было представить, что ситуация может стать еще страшнее… Но она стала.

Мы хотим здравого диалога. Мы хотим слушать и высказываться, когда сотни или тысячи людей обсуждают, принять ли жить среди нас 100, 200 или больше беженцев. Когда в конце 1970-х совсем на других основаниях и беспощадно в Эстонии посетили почти 200 000 русских, но нам не удалось сказать свое слово. Параллель несколько однобокая, но тогдашние ”беженцы” и обрывочные картинки из зарубежных новостей — это как раз то, что подпитывает нынешнюю дискуссию. Но мнений и опыта у людей в разы больше, как и вопросов.

Поэтому я как пламенный сторонник открытой дискуссии должен с сожалением признать, что многие комментаторы слепы, злы или просто являются провокаторами. Именно последние беспокоят меня больше всего, поскольку это растущий тренд, и их разоблачение требует больших усилий.

Конструктивных дебатов на тему беженцев, но на данный момент — среди зарегистрированных авторов!

Оригинал статьи на эстонском — здесь.