Торговля людьми в Эстонии процветает, как в Нигерии

 (42)
Торговля людьми в Эстонии процветает, как в Нигерии
Foto: Andres Putting

Что, опять гнусная клевета в адрес Эстонии? Очень не хотелось бы, чтобы наш сверхлиберальный правящий союз занял бы такую позицию в ответ на рапорт о международной торговле людьми, изданный правительством США, который ставит нас в один ряд с Нигерией, Афганистаном, Казахстаном и Бангладеш.

Конечно, и в этот раз для оправдания можно воспользоваться сухой статистикой, которая говорит, что раскрываемость случаев рабства растет, то есть делом занимаются серьезно. Однако позвольте мне утрировать – так же серьезно, как, например, в Нигерии? Зарубежный рапорт и пояснения посольства США дают мне все основания для такого вопроса.

Состава преступления, который рассматривал бы торговлю людьми как цепь действий, у нас не существует. Как следствие, нет у нашей исполнительной власти и прямой обязанности заниматься этим явлением. Утверждения, что у нас есть другие статьи – порабощение, подделка документов, посредничество в проституции, – и этого достаточно, безосновательны, поскольку они такие же "звучные", как заявление одного нашего бывшего министра юстиции о насилии в семьях: нет разницы, дерутся дома или в кабаке – параграфы о насилии ведь существуют.

Позвольте во всем этом усомниться. Цель пенитенциарного кодекса – не в том, чтобы сглаживать статистику и выставлять в выгодном свете правящие партии; его цель – предотвращение реально существующего проблемного поведения людей или опасной для общества деятельности, а также наказание за их насаждение. В первую очередь, во благо нас всех, а не для рапорта за границу.

Весь мир уже осознал, что торговля людьми – это один из самых прибыльных видов международной организованной преступности. Доля Эстонии в ней, конечно, мала, но если уж мы заслужили упоминания, то можно предположить, что традиционное усиление негативной новости в средствах массовой информации наверняка затмит историю о нашем успешном выходе из кризиса. Эстония не может быть островком в мире, где на первом месте – фискальная политика, а все остальные основные ценности гражданского общества – лишь на третьем и четвертом местах.

Что же тогда нужно делать и зачем? В Пенитенциарный кодекс нужно добавить реально существующий состав с простым названием – торговля людьми. Посредничество в проституции или порабощение – вполне конкретные преступления, но через них очень сложно расследовать весь широкий спектр торговли людьми как преступной деятельности. На пути встает юридическая стена. Так же, как наш закон предусматривает наказание за государственную измену, которая охватывает целый ряд различных действий, и в итоге наказывает по совокупности и по полной программе, таким же образом должно быть наказуемо участие в любом звене торговли людьми.

Во-вторых, наш министр внутренних дел должен не на словах, а на деле начать в борьбу с организованной преступностью, которая наслаждается условиями в нашем либеральном "правовом государстве", где закон, в первую очередь, защищает государство, оставляя простых граждан на произвол судьбы. Хорошим примером наряду с торговлей людьми здесь является то же семейное насилие, которое по сути отождествляют с пьяными разборками в питейных заведениях, в то время как нападение на полицейского, судью или прокурора – одно из самых тяжелых преступлений с соответствующими наказаниями. Чтобы эта борьба с организованной преступностью не была лишь пустыми словами, должны существовать соответствующие полицейские подразделения, а также следователи, способные заниматься как предварительной работой и криминальным расследованием, так и раскрытием преступлений. Порой месяцы и годы, порой без немедленного результата, но со знанием того, что завтра им не придется отчитываться, сколько "уголовных дел в час" они могут отправить в суд.

В-третьих, возможно, самой важной деятельностью является целенаправленная поддержка гражданского общества и его инициатив. Цель – рост сознательности людей, смягчение "возвращения" жертв в общество, а также восстановление веры в сограждан. Либеральное государство само и не обязано всем этим заниматься, но должно поддерживать в этой деятельности граждан и их общества, причем, опираясь на долгосрочные и реальные планы действий. Гражданские общества не должны мариноваться в постоянном страхе, что произойдет, если бухгалтерские политики государства вдруг передумают.

Опять и снова я прихожу к выводу, что нашего государство и власть хочет казаться лучше для внешнего взгляда: тает, когда премьер-министр какого-нибудь государства хвалит нашу финансовую мудрость, но ощетинивается, когда у кого-то хватает смелости критиковать. Тут же из ящика стола достается подходящая статистика, подтверждающая, что у нас все лучше, чем где-то еще, что зарубежные эксперты ничего не понимают в наших местных реалиях. Пусть не понимают, пусть иногда ошибаются, но мы все равно могли бы делать выводы, и для начала хотя бы принять закон, направленный против торговли людьми. За оппозицией в парламенте не заржавеет, но политическая воля зависит от вас, уважаемые власть предержащие.