Тартуский бумеранг

 (61)

Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними. Я живу в весьма патриотичном районе Таллинна. Здесь у нас даже Март Лаар недалече обосновался. Обычно в государственные праздники на все домах вывешиваются государственные флаги. 2 февраля, в день 90-летия подписания Тартуского мирного договора, я обозревал окрестности из окна, и с утра не сразу мог сообразить, чего не хватает в пейзаже. Потом понял: флагов-то нет. Вернее, одиноко плещется один — над модным салоном красоты (по-современному — "бьюти салон"), куда из роскошных тачек постоянно ныряют столь же роскошные дамы. Похоже, работники "бьюти" оказались самыми патриотичными или, во всяком случае, дисциплинированными жителями нашей улицы.

С чем это связано? Даже затрудняюсь с версией. Может, суровые будни кризиса отодвинули на второй план патриотические настроения? Депутат Рийгикогу Игорь Грязин вообще сделал сенсационное заявление о том, что Тартуский мир был подписан с бандитами, незаконно захватившими власть в бывшей Российской империи. Для известного политика, одного из "101 долматинцев", заявление более чем революционное. Учитывая то, что Грязин, к тому же, опытный юрист, возникает вопрос: а как же с юридическими последствиями договора с преступниками? Легитимен ли он?

Вопрос тем более серьезный, что Тартуский мирный договор считается чем-то вроде свидетельства о рождении Эстонской республики. И вот тут мы вступаем на зыбкую почву так называемого "международного права", которого, на самом деле, как строгого, законченного кодекса неких законов просто не существует. Тем более, если нормы этого права пытаются применить при трактовке исторических событий в качестве законов, имеющих обратную силу. Дело в том, что революции на то и революции, что совершаются без оглядки на существующие законы, а уж потом устанавливается новый порядок, под который пишутся новые законы.

В случае с Тартуским договором расклад был достаточно прост: при помощи белых Эстония отразила наступление красных, после чего заключила жизненно важный как для Эстонии, так и для Советской России договор. Белая Северо-Западная армия была предана также по вполне понятным причинам: северо-западники нисколько не скрывали, что сражаются за единую Россию, где ни о какой государственной самостоятельности Эстонии речи идти не может.

Национально настроенная элита Эстонии увидела это "окно возможностей" и превосходно им воспользовалось. До поры до времени. Потому что приходится признать, что помощь, оказанная большевикам для прорыва международной изоляции, обернулась для Эстонии через двадцать лет включением в состав советской империи, которая обходилась со своими гражданами гораздо более сурово, нежели Российская империя — со своими подданными. Такой вот исторический бумеранг.

Причем национальность ни в том, ни в другом случае не имела никакого значения. Как "проклятый царизм", так и "кровавый большевизм" исходили из интересов имперских, и в этом смысле никакими особыми национальными предрассудками не страдали.

Разговоры о геноциде эстонского народа сходны с "геноцидной" тематикой "голодомора" на Украине. Кстати, интересный факт: эстонский политолог Илья Никифоров утверждает, что в процентном отношении в результате голода на Украине больше всего пострадали … немцы-поселенцы и евреи — жители сельской местности.

Национальная тема в политике, тем более в международной — вообще довольно скользкая вещь. Например, одним из отцов-основателей Эстонской Республики, который и подписал Тартуский мир, был Яан Поска. Он же Иван Иванович Поска, который, по воспоминаниям современников, говорил по-русски как на родном, а по-немецки — с русским акцентом. Некоторые даже утверждали, что в его эстонском языке также присутствовал легкий акцент.

Тартуский мир, безусловно, важнейший для Эстонии исторический документ. Но лепить из него икону и, тем более, пытаться использовать в актуальной политике по меньшей мере неразумно. Из-за упоминания Тартуского мира в скандально известной преамбуле, втиснутой депутатами Рийгикогу в договор о границе между ЭР и РФ, этой границы де юре до сих пор не существует. Вряд ли национальным интересам Эстонии отвечает изготовление очередного бумеранга. Их по истории и так летает предостаточно.