Свободы хочу, в натуре!

 (60)

То, что в Эстонии многие вещи, даже на самых верхних этажах политической власти, происходят не по законам, а «по понятиям», недавно стало окончательно ясно. Моментом истины стал пресловутый законопроект о «половом равноправии», который по понятиям политической целесообразности вдруг превратился в закон о запрете административной реформы в Таллине.

Дальше – больше. Теперь «по понятиям» эстонская политическая элита пытается общаться и на европейском уровне. На прошлой неделе в Рийгикогу быстренько и со вкусом (голосами все той же полсотни с небольшим депутатов правящей коалиции) был принят так называемый «антикризисный» закон.

Согласно этому закону парламент и правительство могут в ускоренном порядке возлагать на государство практически неограниченные финансовые обязательства. А там – хоть трава не расти. Все равно, как и положено в демократическом обществе, скоро придут новый состав парламента и новое правительство, а за все как всегда заплатит налогоплательщик.

Причем с принятием закона так спешили, что уведомили Европейский Центробанк (ЕЦБ) о грядущей необъятной финансовой свободе в последний момент, когда законопроект уже был готов к принятию.

В ответ в Рийгикогу получили послание от президента ЕЦБ Жана-Клода Трише. Основной мессидж письма был вполне определен: господа, вы не правы. Президент написал по-европейски вежливо, но такую вежливость обычно называют «кулаком в лайковой перчатке». Г-н Трише не только осудил попытки принимать подобные решения без консультаций с франкфуртскими евробанкирами, но и подчеркнул: Эстония игнорирует свои обязательства по отношению к одной из важнейших структур Евросоюза уже не в первый раз.

У нас вот уже который год усиленно ищут «эстонскую Нокию». А зачем ее, собственно, искать, если она и так давно существует. Называется она: искусство развала больших государственных образований, причем без различия их идеологической доминанты.

Российская империя – первый удачный опыт. Как известно, удержаться режиму большевиков в значительной мере помог Тартуский мир, открывший дорогу для международного признания этого режима. Да и эстонские стрелки немало поспособствовали, будучи одними из самых боеспособных частей Красной Армии.

Второй крупный исторический эпизод – развал Советского Союза. Там тоже Эстония не последнюю скрипку играла. Теперь, видимо, настало время союза Европейского. Что касается Евросоюза, то здесь речь идет пока о квазигосударственном образовании, а потому и аналогичный результат представляется, на первый взгляд, тем более реальным.

В этом деле у Эстонии есть союзники из Восточной Европы. Бодание со старой Европой идет по многим направлениям – от иракской проблемы (вспомним знаменитое «они упустили шанс промолчать» в исполнении президента Ширака) до газопровода «Северный поток».

Однако Министерству финансов во главе с Ивари Падаром (которое, собственно, и должно было провести консультации с ЕЦБ) стоило бы помнить о том, что оно – отнюдь не Федеральная резервная система США, которая печатает денег сколько душе угодно, а евросоюзный «кулак в лайковой перчатке» может ударить очень больно. Пресловутый «сахарный штраф» в 715 млн. крон, не говоря уже о смешных угрозах со стороны Евросоюза по поводу неисполнения обещаний в области прав человека, могут показаться детскими игрушками по сравнению с санкциями ЕЦБ.

Что касается третьей попытки применения «эстонской Нокии», то она, скорее всего, окажется неудачной. Эстония сменила свою позицию «витрины» Советского Союза на задворки Евросоюза. А очень хочется быть все же впереди, в ансиповской «пятерке самых-самых». Поведение а-ля «свободы хочу, в натуре» в отношениях с ЕС могут действительно обернуться реализацией романтической саги с поеданием картофельных очисток в обмен на эту самую свободу, а народ от такой диеты уже порядком отвык и вряд ли поймет своих свободолюбивых лидеров.