Сила внепартийного "Дозора"

 (302)

Кажется, на наших глазах в русскоязычном обществе Эстонии возникают зачатки реального третьего сектора, с которым государству придется считаться. Невзирая на допущенные в силу неопытности некоторые ошибки, стихийно сформировавшееся народное движение в защиту Бронзового солдата на Тынисмяги сумело дистанцироваться от маргинальной политики и постепенно обретает авторитет среди эстонцев.

Поначалу я не разделял ожидания некоторых коллег, увидевших в новорожденном "Ночном дозоре" силу, способную покончить с укоренившимся в сознании большого числа эстонцев стереотипом, что хороший русский — это ассимилированный русский, остальные — совки. К примеру, один из первых вывешенных "дозорцами" в интернете фотоальбомов, посвященных событиям вокруг монумента, только подтверждал это представление. Примерно на трети фотографий, сопровождаемых вопросом "Они против Эстонии?", был запечатлен ярый противник эстонской независимости и один из лидеров печально знаменитого Интердвижения Владимир Лебедев. А на одном из снимков гордо поднятую голову какого-то паренька украшала буденовка, которая у любого мало-мальски знакомого с историей эстонца ассоциируется с Освободительной войной.

В ту пору я предпочел не затрагивать эти досадные подробности и, сфокусировав внимание на разумных, на мой взгляд, поступках ребят из "Дозора", выступил в Delfi в их поддержку. Была еще надежда, что они не спутаются с "профессиональными русскими" от политики и, сторонясь их, сумеют заявить о себе как о принципиально новом движении, с которым власти были бы вынуждены вести диалог. Не соглашусь с теми коллегами, которые утверждали, будто власть испугалась "Дозора", однако за старательным отказом замечать его — и в самом деле проскальзывала некая озадаченность. Некоторые поступки ребят (например, очищенная ими от краски неизвестных вандалов памятная плита в честь погибших в Освободительной войне эстонцев) могли вызвать симпатии даже у довольно консервативной части эстонского общества, и тогда руководству страны неизбежно пришлось бы идти на диалог с "нестандартными" русскими.

Вившиеся вокруг "Дозора" деятели из Конституционной партии, "Списка Кленского" и экс-интердвиженцы поспешили воспользоваться невинностью "дозорцев" и, охмурив неискушенных в политике молодых людей, попытались подмять их под себя. Благо, им активно помогали некоторые "дозорцы" с партийным прошлым.

Когда после Круглого стола русскоязычных организаций, посвященного проблеме Бронзового солдата, появился меморандум, который, наряду с ядром "Ночного дозора", подписали представители КП, СпиК и Объединения российских граждан в Эстонии в лице уже упомянутого Владимира Лебедева, напрашивался вывод, что "Дозор" можно списывать со счетов. Так уж повелось, что устанавливать отношения с быком не ходят, обвешавшись красными тряпками. Все перечисленные организации однозначно воспринимаются большинством эстонцев как политические пугала, договариваться с которыми никто не станет.

Но очень скоро ребята из "Дозора" совершили еще один знаковый поступок, отказавшись от участия в пикете, организованном у дома Стенбока КП, СпиК и Объединением российских граждан в Эстонии (!!!), с требованием отставки премьер-министра Андруса Ансипа. Впрочем, несколько политизированных "дозорцев" там засветились. Эту глупость даже не знаешь, как и комментировать. Право, трагикомичнее было бы только в компании с Лебедевым потусоваться на Кентманни, требуя досрочных президентских выборов в США.

Несомненно, в некоторой степени именно поступки основной, здравомыслящей части дышащего свежестью движения вызвали живой интерес к проблеме монумента на Тынисмяги эстонской интеллектуальной элиты, которая через СМИ заговорила о необходимости искать некое компромиссное решение.

Можно утверждать уже почти со стопроцентной уверенностью, что Андрусу Ансипу и его сторонникам придется идти на разговор с "Дозором". Понадобится время на принятие принципиального решения, но не принять его становится все труднее.