Россия должна помогать, но не вмешиваться

 (77)

На портале "Балтия" накануне Всемирного Конгресса российских соотечественников была опубликована статья директора Департамента по работе с соотечественниками за рубежом МИД России А.В.Чепурина под заголовком "Три кита российской диаспоральной политики".

В ней Александр Васильевич указывает, что "в мировом опыте работы с зарубежными диаспорами выделяются три основные модели:
• репатриационная (переселение на историческую родину),
• патерналистская (защита прав соотечественников и оказание им материальной поддержки),
• прагматическая (модель, опирающаяся на использование политического, экономического, лоббистского потенциалов диаспоры)"
.

При этом он утверждает, что "развитие диаспоральной политики России вплотную приблизилось к целесообразности комбинирования этих моделей".

В качестве подтверждения реализации Россией первой, репатриационной модели, он приводит принятую Правительством России Государственную программу по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, указывая при этом, что в ее рамках за полтора года на территорию России прибыло более 12 тысяч переселенцев. Много это или мало? Для Эстонии это был бы хороший результат, для России с ее 150 миллионами граждан — мизер.

Россия должна предлагать себя 

Идея возвращения должна носить привлекательный характер. На мой взгляд, в программе переселения необходимо учесть следующие моменты:

Во-первых, для того, чтобы люди не чувствовали себя вырванными из привычной среды обитания, целесообразно предусмотреть создание регионов компактного проживания переселенцев, схожих по климату с их прежним местом жительства. Во избежание напряженности между "пришельцами" и коренными жителями, эти места должны быть малозаселенными. Для русского населения стран Балтии наиболее привлекателен Курголовский полуостров в Ленинградской области, особенно с учетом перспектив расширения Усть-Лужского порта и развития в этом регионе судоходства, судоремонта, рыболовства и рыбопереработки, туризма и отдыха (аквапарк, кемпинги, базы отдыха), а также внедрения в производство новых технологий. Интересна также и Калининградская область.

Во-вторых, на период становления (10-15 лет) следует определить особый административный статус регионов компактного проживания переселенцев. В какой-то степени можно использовать практику ЗАТО (Закрытое Административно-территориальное Образование). Управление этими территориями должно быть автономным, осуществляться специальными Комитетами, состоящими из представителей репатриантов и подчиненными непосредственно федеральному Центру. Необходимо также упростить порядок приобретения этими людьми российского гражданства, внеся изменения в соответствующий закон и подзаконные акты.

В-третьих, для привлечения средств самих переселенцев и представителей русской зарубежной диаспоры необходимо предусмотреть меры экономического стимулирования, отдавая предпочтение инвестициям в наукоемкое производство. Строительство жилья и обустройство на новом месте должно осуществляться силами самих переселенцев. Для финансирования этих работ, кроме привлечения средств государственного бюджета, следует использовать в согласованном с правительствами стран зарубежья порядке средства от реализации оставляемого переселенцами имущества и недвижимости, используя такую форму, как межгосударственный Целевой Капитал. Кроме этого, необходимо разработать систему получения льготного долгосрочного (на 25-30 лет) банковского жилищного кредита или определиться с формой лизинга жилья. На сегодняшний день правительства стран Балтии частично компенсируют расходы по выезду из этих республик некоренного населения. Эту практику стоит закрепить межгосударственными соглашениями. К выполнению Программы можно привлечь различные международные организации и фонды.

На мой взгляд, только при учете этих моментов можно говорить о реальности возвращения русского населения в Россию. Экономическая ситуация, а также политика властей в отношении "чужих" в Прибалтике подталкивает русское население, особенно молодежь, в поисках лучшей доли покидать свою страну. Россия может и должна предложить им себя, свою репатриационную модель.

Равнение на Госдеп США 

Относительно реализации второй, патерналистской модели (защита прав соотечественников и оказание им материальной поддержки), директор Департамента особо не распространяется, и это понятно — похвастаться нечем. Вряд ли сто долларов, выдаваемых Посольством РФ с большим скрипом (не его в этом вина!) смогут помочь соотечественнику нанять хорошего адвоката в деле защиты его прав. Неуклюжие, а порой провокационные заявления и действия российских политиков и чиновников (вспомним события, связанные с т.н. "Бронзовым Солдатом"), зачастую приносит больше вреда, чем пользы.

Нравится кому-то или нет, но российские власти должны брать пример с Госдепа США в его стремлениях защитить "общечеловеческие ценности" в своем понимании сути этих "ценностей". Усилий и денег американцы не жалеют, отсюда и результаты.

У российских соотечественников созданы структуры, накопившие большой опыт в деле защиты прав человека. Но, как правило, эти организации испытывают трудности с финансированием свой деятельности. Я уже не говорю о прессинге со стороны властей страны проживания. И здесь, мне кажется, весьма странно звучит фраза российского дипломата, что в "практической работе с соотечественниками шаг за шагом осуществляется переход от патернализма со скромной финансовой поддержкой к взаимодействию на партнерской основе". Так и хочется сказать: "Ребята, не надо переходить, остановитесь! Доведите хоть это дело, "патернализм", до ума! Век будем благодарны…".

Еще хочется отметить два момента: на мой взгляд, во-первых, России необходим дифференцированный подход к зарубежным общинам в плане их появлений — в результате эмиграции (принудительной или добровольной) или вследствие "разделения" (развала великой страны). В зависимости от этого, можно выбирать конкретную модель (или ее "дозу") работы с общиной, применительно к конкретному региону.
Во-вторых, реализацией этих моделей и программ должны заниматься сами соотечественники, а не чиновники, для которых это дополнительная нагрузка. А уж тем более, не министерство иностранных дел, со своей спецификой.

Три полуживых кита 

Вернемся к моделям "мирового опыта работы с зарубежными диаспорами", в частности к прагматической (модель, опирающаяся на использование политического, экономического, лоббистского потенциалов диаспоры) о которых рассуждает российский дипломат. С нескрываемым удовольствием и удовлетворением г-н Чепурин утверждает, что "декларативная политика поддержки зарубежного Русского мира шаг за шагом сменяется практическими мерами в этой области и держится, образно говоря, на "трех китах", включающих в себя:
• содействие консолидации общин,
• сохранение российского, русского этнокультурного пространства,
• укрепление связей с исторической родиной, основанных на принципах партнерства и взаимоподдержки.

Из этих трех "китов" сегодня шевелится, пожалуй, только второй и, в меньшей степени, третий. Да и то во многом благодаря деятельности самих соотечественников, зачастую на свой страх и риск, исходя из своих возможностей и собственного понимания, практически на голом энтузиазме, при мощном противодействии местных структур и отсутствии солидной поддержки (не только финансовой) со стороны российской власти.

Что касается первого кита, то судя по статье, главным "органом" его жизнедеятельности должны стать Координационные Советы российских соотечественников в странах проживания с Международным координационным советом во главе.

Апрель 2007 года показал, что русской общине нужен центр, своего рода "теневое" правительства. Здесь хочется напомнить слова Премьера А.Ансипа в тот кризисный период, что власти НЕ С КЕМ разговаривать. И в какой-то степени, он прав. Такой структурой мог бы стать, созданный в июне 2007 года, сразу после Апрельских событий, Координационный Совет российских соотечественников Эстонии.

К сожалению, у российского МИДа свой взгляд на роль КС — это коллектив экспертов, назначаемых МИДом РФ из числа соотечественников, по реализации государственной политики России. И все, точка, ни о какой координации действий самих соотечественников, их объединений и структур и речи не идет. А жаль.

Признаюсь честно, мне бы очень хотелось видеть Координационный Совет местом реальной координации русских общественных организаций, своеобразным центром притяжения идей и предложений, "теневым правительством" раздерганного своими лидерами и замордованного властями русского населения Эстонии. Осмелюсь предположить, что я в этом не одинок. Но, увы. Мы имеем Координационный Совет, но не имеем координации. Кто-нибудь может сказать, что и кого наш КС "скоординировал", кроме, конечно, его членов? Вопрос из категории риторических.

Нам нужно теневое правительство 

На мой взгляд, русская община остро нуждается именно в такой, координирующей структуре. Влияние Посольства России на это "теневое правительство" должно быть достаточно минимизировано, дабы избежать обвинений в адрес России во вмешательстве во внутренние дела эстонского государства. Более того, эта структура должна работать и с Евросоюзными институтами, и в тесном контакте с властями Эстонии, хотят они этого или нет.

Члены Координационного Совета должны избираться или, в перспективе, "теневым" парламентом, или, в настоящее время, на, условно говоря, "отраслевых" конференциях-собраниях. К примеру, собираются на такое собрание люди, занимающиеся проблемами русской школы и развития русского языка и выбирают из своей среды наиболее достойного представителя, которому можно будет представить свои проекты и предложения, требующие как моральной, так и материальной поддержки, поделиться проблемами, которые можно решить только сообща, вместе. Но с которого можно и спросить.

"Министры", члены Координационного Совета собирают все эти предложения и проекты, обсуждают их, оценивают их значимость и необходимость для диаспоры и формируют План работы на определенный период. Определяются источники финансирования этих проектов и их координаторов. При этом, все должно быть прозрачно и открыто, гласно. Никакого "закулисья" и кулуарности. Тогда не возникнут разговоры типа "Где деньги, Зин?" и обвинения эстонских властей в тайном финансировании Россией "пятой колонны". Надо брать пример с американцев и англичан в их работе с неправительственными организациями.

Координационному Совету давно пора определиться со своим представительством, необходим офис, куда могли бы заходить люди со своими вопросами и предложениями. Затраты минимальные, а отдача будет большая.

Резюмируя вышесказанное, можно "успокоить" российских соотечественников:
на сегодняшний день принцип "Спасение утопающих — дело рук самих утопающих" для всех нас по-прежнему актуален.