7. Люблю Россию, во всей неухоженности и неприбранности

kaader filmist Foto: Print screen

"Зеркало для героя", 1987. Главный герой вступает в конфликт с отцом-шахтером, для которого советские идеалы святы. Сегодня очередной конфликт поколений налицо.

- Семейный конфликт разворачивался на Донбассе — в местах, где сегодня происходит конфликт масштабный…

- Эту картину я снимал буквально в тех местах, где шли бои. Когда смотрел новости, видел разрушенные дома из моего фильма..

У меня к той картине было очень личное отношение. Ведь тогда в конце 80-х целое поколение, которое жило "за родину — за Сталина", было вычеркнуто из жизни и осуждено. Мол, как они могли терпеть такого тирана и молчать. И это было поколение моих родителей. Я вспоминал наш семейный альбом: молодая мама в крепдешиновом платье, красивый папа, парк, скамеечки… Они жили в маленьком городке Славгороде, любили друг друга, трудились, ничего плохого никому не делали… И тут их вычеркивают. Мол, не имели они права спокойно жить и любить. Своей картиной я хотел сказать родителям: ваша жизнь имела смысл. Одно дело — внешние обстоятельства, но есть люди, которые в любых обстоятельствах ведут себя по-человечески.

- Сегодня между поколениями снова пропасть. Молодежь идет на Болотную и хочет в Европу, их родители — за Путина…

- Ничего страшного в этом не вижу. Дети вырастают, хотят достичь большего, чем родители, хотят куда-то идти, ехать. Я тоже носил джинсы, добывал именно американские, а не "моссельпром". Любил и люблю "Роллинг стоунз". По-английски говорю неплохо. И при этом я — записной патриот.

Очень люблю Россию — это моя территория. Мне нравится за границей — хорошо, красиво, чисто, сытно… Но долго там находиться не могу. Скажем, я люблю Рим — это место, где история мира прошла полный цикл. Но еще сильнее я люблю Россию, которой еще далеко до конца цикла. Страну, где вся эта неухоженность, неприбранность. В Италии маленькие города — божественны, а у нас, наоборот, ужасны, но я их люблю, хочу что-то для них сделать, помочь выстоять, похорошеть.