Противостояние

 (76)

…Известный психиатр Юри Эннет старательно выводит на бумаге два пересекающихся круга. В центре образуется общее для обоих пространство.

"А теперь представьте, что один круг — это эстонцы, другой — русские, — комментирует Эннет. — Там, где круги не пересекаются, находится то, что особо дорого или эстонцам, или русским. Эстонцам, например, певческие праздники, мульгикапсад. В общем пространстве и те, и другие хотят чувствовать свою востребованность, хотят спокойно спать, хотят, чтобы у них была работа, у детей — садик, чтобы в магазинах были товары, чтобы вечером было, где отдохнуть и так далее".

По словам доктора Эннета, у нас все усилия направляют не на то, чтобы общее пространство не сужалось до критических размеров, а на то, чтобы сделать свободные части кругов одинаковыми. И это — роковая ошибка.


Audiatur et altera pars

"У каждого народа есть свои исторические и культурные особенности, они обогащают общество в целом, — продолжает Эннет. — У русских принято называть человека по имени-отчеству. А еще я сам слышал в русской семье, как внуки обращаются к бабушке на "вы". Налицо особое почтение к предкам. Для эстонцев они такого значения не имеют, хотя их и уважают.

Кроме того, у истории есть свои символы. Бронзовый солдат — это и символ павшего отца, деда, прадеда (который для русских, конечно, важнее, чем для эстонцев), и символ истории. Стало быть, мы имеем не одну проблему памятника, но, как минимум, две большие проблемы".

Юри Эннет поясняет, что из характеристик человеческой психики выделяются узнавание и действие. Они проявляются через "я" и через "мы". За полтора десятка лет либеральной экономики главным сделалось "я", "мой" успех. Того, что подразумевается под "мы" — общества и собственно государства, — стало совсем мало.

Как жить? "Один вариант — действовать по принципу audiatur et altera pars (лат. — выслушай и другую сторону), — напоминает психиатр античную мудрость. — Необходимо слушать и слышать друг друга, проговаривать, уточнять позиции и лишь после этого принимать решения". Но разве мало у нас было всевозможных круглых столов и пр.? Значит, все они были неэффективны? "Точно", — уверенно отвечает Эннет.

Другой вариант, по Эннету, командно-приказной. Это то, что просматривается в деятельности правительства и ни к чему хорошему, как мы увидели, не приводит.


Не мать, а мачеха

Президент, премьер-министр, эстонские СМИ твердят исключительно о мародерстве, о том, что люди "поддались на провокации и занялись вандализмом", о руке Москвы. Но если бы власть дала себе труд присмотреться, то в осколках витрин увидела бы свое, не менее безобразное, отражение, а в погромах на улицах Таллинна и городов на северо-востоке страны — отражение погромов, сотворенных ею, властью, в душах людей.

Годами от тела русскости отрывались куски и кусочки, уже казалось, что взрастили поколение мутантов, не помнящих, кто они, откуда и почему? Кромсали, пока не дошли до самых чувствительных нервов. От нестерпимой, резкой боли удивительное долготерпение, за все годы не позволившее появиться ни одному сколько-нибудь громкому заявлению о нелояльности ЭР, кончилось.

Эстонцы, да и многие русские не понимают, почему толпа время от времени скандировала "Россия!" Иными это расценивается чуть ли ни как призыв к вмешательству во внутренние дела. Им опять не хватает чуткости, чтобы расслышать, что и не призыв это вовсе, а стон, изданный в надежде, что хоть этническая родина услышит. Когда очень больно, зовут маму. Эстонию ведь не дозваться, она продолжает оставаться мачехой.


Для оптимизма оснований мало

"Власти должны наконец отказаться от монолога и начать диалог на самых разных уровнях, — считает Юри Эннет. — Надо контактировать со всеми лидерами общественного мнения. Сколько угодно можно крутить пальцем у виска, когда речь заходит, скажем, о "Ночном дозоре", но это тоже наши люди, и с ними тоже надо разговаривать, а не игнорировать и всячески обзывать. Если продолжать в том же духе, то ничего не получится. В прессе должны быть представлены все точки зрения, народ — не дурак, разберется".

Однако премьер Ансип, хотя и вежливо, но послал даже бывшего канцлера Германии Герхарда Шредера. Только потому, что тот назвал перенос Бронзового солдата оскорблением русских, погибших в борьбе с фашизмом. Что уж говорить о том, чтобы глава кабинета министров взял на себя ответственность за то, что происходило в стране с 26 по 29 апреля.

Так что совет доктора Эннета укреплять и расширять общую часть пересекающихся кругов, организовать наше общество по образу и подобию дружной футбольной команды, в которой играют эстонцы и русские, кажется нынче непригодным. Потому, что дирижировать процессом, по словам Эннета, должна власть, а нынешняя — бездарный дирижер.

На вопрос, не предлагал ли доктор психологическую помощь правительству, он, усмехаясь, отвечает: "Там есть свои советники. Но я оптимист. Сейчас не надо плакать, надо радоваться, что мы, надеюсь, наконец поняли, что есть проблемы, которые надо решать. А если и теперь не дошло, тогда, знаете ли, в больнице освобождать места надо…"