Прокуратура в Эстонии до безобразия зависима и политизирована

 (74)
Прокуратура в Эстонии до безобразия зависима и политизирована
Foto: Andres Putting

Прекращение уголовного дела о ”черном” финансировании Партии реформ и недоведение его до суда убедительно свидетельствуют, что ходящая под Минюстом прокуратура не просто до безобразия зависима, но и политизирована на все сто процентов. Особенно четко это видно в сравнении с делом ”бронзовой четверки”.

Напомню, уголовное дело по финансированию было возбуждено после признания реформиста Сильвера Мейкара в том, что он перевел на счет родной партии деньги неизвестного происхождения, которые были оформлены как пожертвования партийцев. По словам Мейкара, в деле были замешаны соратники по партии — деньги ему передал Калев Лилло, а посредником был министр юстиции Кристен Михал.

Они, а также депутат Рийгикогу от Партии реформ Калле Паллинг и советник министра иностранных дел Прийт Каллакас, были объявлены подозреваемыми — по статье, в которой говорится об экономической деятельности партии и нарушении установленных на имущество ограничений. Однако ведущий госпрокурор Хейли Сепп сочла, что для предъявления обвинения собранных доказательств недостаточно.

Поразительная щепетильность, если вспомнить, насколько не церемонилась прокуратура с ”бронзовым квартетом”: Дмитрий Линтер, Димитрий Кленский, Максим Рева и Марк Сирык преспокойно, совершенно на пустом месте получили обвинения в организации массовых беспорядков в апреле 2007 года.

Поверьте, в их уголовном деле даже первокурсник юридического факультета мог без труда рассмотреть ”неустранимые сомнения в виновности лиц”, но прокуратура таковых ”не заметила” и, соответственно, не истолковала в пользу этих лиц, как того требует закон.

”Поскольку нам не удалось воссоздать ситуации, описанные в подозрении, то мы не знаем, как обстояло дело на самом деле”, ”несмотря на сбор всех доступных доказательств, в каждом подозрении в данном случае речь шла о ситуации "слово против слова", так как подозреваемые отрицают то, в чем их упрекают". Это разъяснения ведущего госпрокурора Сепп в связи с прекращением дела о финансировании Партии реформ.

Опять-таки — в деле организаторов массовых беспорядков прокуратура быстро разобралась, как все ”обстояло на самом деле”, и направила материалы в суд. Что с того, что в основу обвинения в итоге легли преимущественно статьи в СМИ и электронная переписка.

Впрочем, в том, что дело ”бронзовой четверки” дошло до суда, был и плюс. Людей полностью оправдали, то есть теперь любой действительно вправе заявлять, что ”обвинения не имели основания, не соответствовали истине”.

Вчера Кристен Михал и Калев Лилло распространили проникновенное пресс-сообщение, завершив его словами: ”Мы с самого начала утверждали, что взятые из воздуха обвинения не имеют основания, не соответствуют истине, и теперь это очевидно". А вот это как раз не очевидно. Ведь процесс не состоялся, а значит, не было и приговора — ни обвинительного, ни оправдательного.

Можно, конечно, рассуждать и так — мол, прокурорские научились работать и не хотят посылать в суд заведомо провальную сыромятку. Но, поскольку кардинальных изменений в последние годы в прокуратуре не произошло, речь, скорее, идет о двух больших разницах: одно дело — Бронзовая ночь, другое — Партия реформ. В обоих расследованиях прокуратура продемонстрировала не слишком много юридики и слишком много политики.