Притеснитель Эстляндии? Нет, ревнитель православия

 (126)

Те социальные, экономические и политические процессы, которые сегодня называют "жестокой русификацией", начались в Эстляндии еще при губернаторе Викторе Петровиче Поливанове и сразу же встретили ожесточенное сопротивление остзейских немцев.

Губернатор Шаховской

4 апреля 1885 года губернатором Эстляндии был назначен действительный статский советник князь Сергей Владимирович Шаховской. Новое поприще промыслительно раскрылось перед князем Шаховским в год, когда он достиг возраста 33 лет. К этому времени молодой администратор уже имел богатый жизненный опыт.

Князь Сергей Владимирович Шаховской родился в Москве 14 июня 1852 года. Он принадлежит к третьей ветви старшей линии князей Шаховских. По окончании Московского университета С.В.Шаховской получил степень кандидата математических наук и поступил на службу в министерство иностранных дел. В 1877—1878 годах во время Русско-турецкой войны Шаховской служил при князе В.А.Черкасском, под началом которого он принимал активное участие в гражданском и административном устройстве Болгарии.

Во время войны князь Шаховской познакомился с будущей женой Елизаветой Дмитриевной Милютиной, дочерью выдающегося политического и общественного деятеля эпохи Александра II последнего российского генерал-фельдмаршала, военного министра, графа Дмитрия Алексеевича Милютина (1816-1912). Елизавета Дмитриевна проявила редкую самоотверженность и отправилась на войну простой сестрой милосердия.

Остзейский вопрос

В 1885 году князь С.В.Шаховской был назначен губернатором Эстляндии на место скончавшегося тайного советника Поливанова, где прославился, как ревнитель православия и церковный благоустроитель. Российские интересы, которые отстаивал Шаховской, вошли в противоречие с интересами остзейских немцев, пытавшихся сохранить привилегии и особый порядок управления, оговоренный Ништадским мирным трактатом 1721 года. Современная эстонская историография, оценивает Шаховского, как "жестокого русификатора и притеснителя Эстонии, не считавшегося с интересами местного населения".

В назначении С.В.Шаховского на должность губернатора Эстляндии было одно необычайное обстоятельство: не владеющего немецким языком князя назначили руководить губернией, делопроизводство в которой велось исключительно на немецком языке, но при назначении на должность обстоятельство это как будто не было принято во внимание. Высочайшее повеление преподавать в эстляндских школах русский язык последовало уже на следующий — 1820 — год после освобождения местных крестьян от крепостной зависимости. Однако только в 1881 году после подчинения школьной сети министерству просвещения Российской империи русский язык стал вводиться сначала в гимназиях, затем в приходских и сельских школах. В 1886 году русский язык был введен в делопроизводстве волостных и городских самоуправлениях, а в 1888 — 1892 годах в ходе судебной и полицейской реформы он стал языком делопроизводства в суде и полиции.

Геополитическое положение Эстляндии коренным образом изменилось уже к середине XIX века. Архаический порядок управления начал тормозить развитие капиталистических отношений в крае. Исторически Эстляндии в составе Российской империи было даровано двести лет мира, позволивших приготовить эстонцев к принятию собственной государственности в начале ХХ века. Однако то, что поначалу было величайшим благом для эстонцев, неотвратимо превращалось в обстоятельство, тормозившее экономический и социальный прогресс.

Прибалтийские реформы конца XIX века, активизированные князем Шаховским, ослабили влияние остзейского дворянства и усилили значение центральной государственной власти, неотвратимо подорван особый статус остзейских губерний. Необходимость завершения правительственных реформ в крае полной отменой всех привилегий остзейского дворянства являлось основной темой публикаций в прессе, посвященных "остзейскому вопросу".

Ревнитель православия

"Свободная энциклопедия Википедия" характеризует семью Шаховских в 1885 году, как "как ярых проповедников политики единого государства, религии, церкви и языка".

ТОП

Поначалу князь Шаховской с подозрением отнесся к массовому переходу эстонских крестьян в православие. В одном из писем к обер-прокурору Священного Синода К.П.Победоносцеву он даже выражал недовольство миссионерской деятельностью епископа Рижского Доната. Однако убедившись в искренности народного порыва, вскоре стал всячески его поддерживать. Следствием этого стало постановление правительства об обязательном отчуждении в Прибалтийских губерниях земель под строительство православных храмов и выделение из казны 420 тысяч рублей на церковное строительство.

Губернатор Шаховской считал своим долгом оказывать содействие возможно более широкому развитию православия в Эстляндии. Он неоднократно ходатайствовал о строительстве в Ревеле собора, открытии архиерейской кафедры и назначении на нее архиерея эстонца. Обер-прокурор Святейшего Синода К.П.Победоносцев не поддержал идею Шаховского, полгая, что епископ эстонец послужит не к национальному примирению, но к "возникновению в среде местного духовенства сплоченной эстонской партии, которая будет стремиться к угнетению русского духовенства". Победоносцев, указывавший на слабые нравственные устои современного ему эстонского национального самосознания, и в отдаленной исторической перспективе оказался прав.

При Шаховском был построен Воскресенский собор в Нарве. Торжественная закладка храма, приуроченная к официальной встрече в Нарве двух императоров — российского Александра III и германского Вильгельма II, была совершена 5 августа 1890 года преосвященным Арсением, Епископом Рижским и Митавским, в присутствии императора Александра III и императрицы Марии Федоровны. Первый камень в фундамент положил сам император Александр III.

30 августа 1893 года состоялось освящение закладки Александро-Невского собора на Вышгороде. Был воздвигнут деревянный крест высотой в 12 саженей, на башне Длинный Герман был поднят российский флаг и дан салют из четырех морских орудий, размещенных на шведском бастионе. Салют был подхвачен судами, стоявшими на рейде порта. Состоялись также Крестный ход и торжественная трапеза в Русском общественном собрании. За трапезой князь Шаховской произнес "блестящую и полную патриотического воодушевления речь о политических подвигах благоверного Александра Невского, который в трудную эпоху древней России обеспечил ей свободу с севера и с запада и память которого дорога для Эстляндии".

Богородицкая гора

Князь Шаховской одним из первых оценил значение Богородицкой горы (Куремяэ) для православия в Эстонии. На праздник Успения Пресвятой Богодицы 15 августа (по ст.стилю) 1888 года губернатор и генерал-лейтенант Бобриков пригласили в Куремяэ епископа Рижского и Митавского Арсения, где для паломников уже были установлены палатки с кроватями. Организация питания была поручена нарвскому буфетчику Воронину. За порядком следил отряд жандармов под командованием полковника фон Мерклина. Чиновник по особым поручениям при губернаторе Эстляндии, историк М.Н.Харузин записал:

"Не было здесь различия социального положения, не было "господ", не было "слуг", были богомольцы и паломники, все они, пришедшие из разных мест, из разных общественных сфер, перемешались друг с другом, составили одно общее, одно целое, называемое православным русским народом".

Показательно, что летняя резиденция губернатора С.В.Шаховского находилась именно в Куремяэ рядом со строящейся Пюхтицкой обителью.

Елизавета Дмитриевна

В 1887 году по инициативе князя Шаховского и под председательством его жены Елизаветы Дмитриевны было основано отделение Православного Прибалтийского братства Христа Спасителя и Покрова Пресвятой Богородицы в Иевве (Йыхви). Стараниями братства в 1888 году в Иевве, на отпущенные из казны 40 тысяч рублей были выстроены больница и амбулатория, а также началось строительство школы. В 1895 году при школе открылся класс по подготовке учителей для волостных начальных училищ.

Утверждение современных эстонских исследователей об игнорировании в ходе реформ собственно эстонских интересов плохо стыкуются с реальными устремлениями Е.Д.Шаховской, например, по оказанию медицинской помощи эстонским крестьянам. В письме княгини Шаховской к знаменитому российскому юристу Ф.Н.Плевако находим:

"Мы — русские, православные, должны пойти навстречу нашим эстонским братьям и дать им то, без чего на земле человеку жить нельзя: церковь, школу, уход за больными… и чего они, будучи бедны, сами себе дать не могут. Правительство делает очень много, но нужд еще больше и все растет: ибо обращения в православие, слава Богу, все продолжаются".

Елизавета Дмитриевна надолго пережила своего мужа и скончалась 16 июня 1939 года в Пюхтицкой обители, где и похоронена вместе с мужем у стены церкви, освященной в честь преподобного Сергия Радонежского.

Русификация или разнемечивание?

Считается, что на формирование официальной правительственной политики в отношении Эстляндии и Лифляндии решающее значение оказала славянофильская доктрина. В подтверждение славянофильских корней политических, экономических и социальных реформ в Эстляндии ссылаются на связь губернатора Шаховского и его ближайших помощников М.Н.Капустина и рано умершего М.Н.Харузина с министром юстиции Н.А.Манасеиным. В 1882 — 1883 годах Манасеин принимал участие в ревизии Лифляндской и Курляндской губерний. В отчете он указал на полную обособленность Прибалтийского края от остальных частей Империи, как в отношении материально-правового законодательства, так и в отношении судоустройства.

Современные эстонские авторы критически относятся к тем реформам, которые Н.А.Манасеин проводил в Эстляндии, но при этом он не персонифицируется, а выступает как обобщенная "царская власть". Все конкретные претензии по русификации Эстляндии предъявляются к "ярому фанатику Шаховскому". Так, например, авторы "Очерков истории эстонского народа" (Таллинн, 1992) М.Лаар, Х.Валк и Л.Вахтре указывают на то, что активная и последовательная деятельность князя Шаховского привела к тому, что в Эстляндии русификаторская деятельность имела более глубокие и продолжительные последствия чем в Лифляндии, где слабохарактерный губернатор Зиновьев поддался влиянию местных немцев:

"Целью реформ, разумеется, была ликвидация власти и влияния остзейцев в Прибалтике, ибо фактор существования эстонского народа царской властью в ту пору вообще не учитывался".

Воин Христов

Как бы там ни было, но славянофильство мнимое или действительное не может быть поставлено в вину губернатору Шаховскому, о котором в некрологе "Рижского Вестника" было написано:

"Убеждения князя Сергея Владимировича, усердие, труды и успехи его на благо Православия в сем крае были известны всем не только здесь, но и в большей части России. Любовь его к Православной Церкви Христовой и к построению храмов Божиих была сильнее и крепче всего. Поистине в Прибалтийском крае он был воин Христов".

Некролог, помещенный в "Рижском вестнике" в 1894 году, охотно цитируют современные авторы, впрочем, не очень задумываясь о том, на каком историческом фоне происходило губернаторское служение Шаховского — языковая изоляция князя в среде местного остзейского дворянства, саботаж его распоряжений, бесконечные доносы в Санкт-Петербург по поводу и без оного, и т.д. Тем значительнее достижения, сделанные Эстляндией под руководством князя С.В.Шаховского, на пути преодоления экономической, политической и социальной отсталости края. Это и есть христианский подвиг, достойный настоящего рыцаря — воина Христова.

Государственное служение и христианский подвиг супругов Шаховских не нашли должной оценки и признания современной русской общины. Между тем их память заслуживает того, чтобы быть увековеченной не только на бумаге, но и в бронзе.

Uudiskirja Üleskutse