Права человека навсегда или на “15 минут”?

 (37)
Права человека навсегда или на “15 минут”?
Foto: Madis Kallas

В Таллине прошла очередная “правозащитная” конференция под патронажем президента Ильвеса. На конференции в декабре 2012 года к неугодным были представлены наблюдатели, а выступления были посвящены правам человека в Китае, России и странах Африки. Наша страна не упоминалась.

Ильвес вновь привычно критиковал Россию и указал на некоторое противопоставление между ”западной демократией, которая базируется на правовом государстве, правах человека и диалоге” и ”ортодоксальным и авторитарным порядком”. В своем выступлении президент вспомнил и про Всемирную декларацию прав человека ООН. К сожалению, я не могу вспомнить выступлений президента по поводу замечаний в адрес Эстонии со стороны ООН. Последние замечания были опубликованы Комитетом ООН по ликвидации расовой дискриминации в сентябре этого года.

Считаю, нам по-своему повезло. Художник Энди Уорхол в прошлом веке сказал: ”В будущем каждый сможет стать всемирно известным на 15 минут”. Добавлю, если даже не всемирно, то по крайней мере в Эстонии точно. В наши дни оповестить окружающих о своем мнении относительно несложно. Другое дело, будет ли это мнение иметь какой-либо эффект. Это касается всех — от президента до сетевого комментатора или тролля.

Существует мнение, что мы живем в эпоху постмодернизма, в которой в условиях, когда человечество может легко и полностью уничтожить себя, идет своеобразный поиск чего-то незыблемого и вечного. Именно этим поиском некоторые мыслители объясняют ”упадок нравов” — есть ли что-то, что уничтожить нельзя? ”Настоящее и незыблемое” должно устоять, несмотря на всевозможные нападки.

Французский философ-постмодернист Жан Бодрийяр выделял четыре признака процессов отчуждения в смысловой сфере общества:
”1) формирование (в том числе посредством СМИ) виртуальной реальности, почти независимой от подлинной реальности и произвольно конструирующей смысл тех или иных событий;
2) отрыв означаемого от означающего;
3) девальвация ценностей и норм;
4) неуправляемость и катастрофичность последствий научно-технического прогресса для человека”.

В выступлении президента Ильвеса, на мой взгляд, наблюдаются все три первых бодрийяровских признака. ”Права человека” по Ильвесу превратились в нечто виртуальное, так как это нарушают другие, но не Эстония. Из-за этой оторванности и виртуальности, президент по сути сам девальвирует ”права человека” и одновременно сожалеет об этом.

Хотелось бы верить, что негативные последствия от постмодернизма будут для нас недолговременными, так как уорхоловские ”15 минут” представляются не слишком долгим сроком.

Организаторам и патронам официальных государственных правозащитных конференций хочется пожелать почувствовать себя наконец хозяевами в Эстонии. Поиски вечного и незыблемого могут приносить радость, когда они идут без отрыва означаемого от означающего, без создания некой виртуальной реальности, в которой из конференции в конференцию мы будем слышать о создании и наведении новых виртуальных порядков. Нужен диалог? Нет ничего проще. На следующей конференции необходимо поговорить о правах человека в Эстонии, а не продолжать оставаться в виртуальной реальности. Пора бы уже вернуться из нее в Эстонию.