Почему мы тратим на оборону больше, чем другие страны НАТО?

 (124)
LINNAVALITSUSE PRESSIKONVERENTS
LINNAVALITSUSE PRESSIKONVERENTSFoto: Arno Mikkor

В госбюджете на следующий год на расходы на оборону выделено 2,07%, более двух процентов, как того требует НАТО. В действительности же больше двух процентов на оборонные расходы отводят только шесть государств-членов НАТО – Эстония, Франция, Греция, Польша, Великобритания и Соединенные Штаты Америки.

Благодаря невероятно высоким оборонным затратам США (крупнейшим в мире) средний показатель всех стран-участниц НАТО превышает те самые магические 2% ВВП. Если же учитывать только страны Европы, то средний показатель составит 1,5%.

Германия тратит на защиту государства 1,2% ВВП, но никто не подвергает сомнению ее членство в НАТО. Латвия и Литва тратят еще меньше, чем Германия, но что-то не слышно, чтобы из-за этого они лишились покровительства НАТО.

Бельгия, Люксембург и Испания тратят менее одного процента ВВП. Северные страны, хотя они и не входят в НАТО, также тратят на оборону меньше нас — Швеция 1,2%, Финляндия 1,3%.

Почему же мы тратим на защиту государства больше, чем почти все остальные страны НАТО и наши соседи?

Очевидно, ответом мне будет ”изменилась политическая обстановка” и известно-кто-наш-восточный-сосед.

Но тогда нам нужно бы тратить еще больше. Россия расходует на оборону в процентном соотношении к ВВП в два с лишним раза больше денег, чем Эстония. Об абсолютных числах лучше и вовсе не заикаться.

Если говорить об опасных соседях и нестабильном окружении, то Турция тратит на оборону страны 1,7% (при этом тоже входя в НАТО). Как известно, Турция граничит как с Сирией и Ираком, так и с Ираном, Арменией и Грузией. На другом берегу Черного моря — Украина, Крым и Севастополь. Из курортов за Средиземным морем — Египет и Ливия, Израиль и Палестина. И все же Турция как-то справляется, тратя на оборону меньше, чем Эстония.

Бюджет министерства обороны Эстонии в следующем году вырастет на 9,4 процента и достигнет 451 миллиона крон. Если бы мы тратили на оборону на четверть меньше, скажем, 1,5% от ВВП, мы по-прежнему оставались бы отличником НАТО. При этом освободилось бы более ста миллионов евро на инвестиции, так необходимые Эстонии. Сто миллионов евро — немалые деньги.

Например, с их помощью можно было бы удвоить сумму, которую Фонд развития предпринимательства ежегодно тратит на улучшение экспорта, привлечение иностранных инвестиций в Эстонию и развитие сектора туризма.

Я весьма уверен, что если бы мы в течение следующего десятилетия вдвое больше тратили на развитие экспорта и туризма, то эти инвестиции смогли бы ускорить рост экономики, создать новые рабочие места и повысить зарплаты.

Кроме того, что расходы Эстонии на оборону непрактично высоки, можно было бы подумать об их снижении и с точки зрения этики и гуманизма.

В предисловии Министерства финансов к госбюджету на 2016 год можно прочитать, что из дополнительных 37 миллионов евро, найденных на оборону, 11 миллионов евро выделено на ”создание инфраструктуры для поддержки союзников”.

В ночь на прошлую субботу наши союзники провели воздушную атаку в Афганистане, в рамках которой в течение часа бомбили госпиталь благотворительной организации ”Врачи без границ”. Его координаты были заранее известны как американцам, так и вооруженным силам Афганистана.
Погибло 12 работников и 7 пациентов травмпункта, крайне важного для всего региона, а 37 человек получили серьезные ранения.

Разумеется, это не было намеренным действием сил НАТО, но в воздушных атаках и военных операциях всегда гибнут обычные люди — мужчины, женщины и дети.

Uudiskirja Üleskutse