Переход на евро: больше вопросов, чем ответов

 (89)

Премьер-министр Андрус Ансип и министр финансов Юрген Лиги продолжают напрягаться сами и напрягать народ во имя того, чтобы 1 января 2011 года Эстония все же перешла на евро. Между тем, в связи с намеченным мероприятием у большинства из нас имеется много вопросов, на которые никак не удается получить внятных ответов.

Со всей очевидностью нам пока что объяснили только одно: евро — это та цель, ради которой народу Эстонии придется в очередной раз затянуть пояса. Вместо того, чтобы стимулировать экономику и бороться с безработицей, правительство весь минувший год сокращало государственные расходы, чем еще больше усугубляло имеющиеся в экономике проблемы. 16,6-процентный спад ВВП и более чем 100 тысяч безработных — это результат не только мирового кризиса, но и нашей государственной экономической политики.

Но и это — не все жертвы, на которые нас заставляют идти во имя евро. Отмена школьных обедов, которые для многих детей сегодня остались единственной возможностью получить горячую пищу, сокращение расходов на здравоохранение и другие социальные нужды, повышение акцизов и налогов… Похоже, многие жители Эстонии придут к евро окончательно обнищавшими и больными. Но и после "дня Х" — когда он все-таки наступит — нет никаких гарантий, что нас ожидает обещаемое правительством процветание.

Лиги утверждает, что крона будут конвертирована в евро по нынешнему курсу. При этом он ссылается на Еврокомисию и МВФ. Но дело-то в том, что вопрос о курсе перехода будут решать все министры входящих в еврозону стран, а переговоров с ними наш министр финансов, как он сам признался на днях, еще не вел. При этом известно, что с 1992 года, когда нашу крону привязали к немецкой марке, инфляция в Эстонии многократно превысила инфляцию в ЕС. А это значит, что настолько же успела подешеветь и крона.

Конечно, Лиги может выполнить свое обещание и отказаться менять курс кроны. Он уже говорил об этом, заранее выставляя себя защитником интересов своего народа. Правда, при этом он почему-то предпочитает не говорить, чем закончится подобное геройство. А ответ лежит на поверхности — альтернативой девальвации, если ее потребуют министры финансов стран еврозоны, станет отказ от перехода на общеевропейскую валюту. Что будет означать одно: все принесенные на алтарь евро жертвы окажутся напрасными.

Более того — если Эстония все же "пролетит" с евро, экономическая и финансовая ситуация у нас резко ухудшится. Обманутые самоуверенным поведением наших правителей финансисты и инвесторы станут держаться от Эстонии как можно дальше, а риск девальвации кроны многократно возрастет. Не слишком ли большой риск, когда речь идет о целой стране, которая и без того находится на грани экономического и социального коллапса, а большинство жителей имеют привязанные к евро кредиты?

Кстати, еще не было случая, чтобы в зону евро приняло государство, пребывающее в состоянии экономического спада, а летом, когда Еврокомиссия будет принимать предварительное решение по поводу шансов Эстонии перейти на новую валюту, экономического подъема Эстонии не обещают даже самые яростные оптимисты. Впрочем, не исключено, что Эстонию все же пустят в еврозону — из неких политических соображений. Возможно, что и курс при переходе останется прежним. Но и это не cнимает всех вопросов.

Так, до сих пор непонятно, каким образом государство намерено проконтролировать переход — хотя бы для того, чтобы торговцы не воспользовались возникшей неразберихой и не принялись накручивать цены. Помнится, немцы громко стонали, когда увидели, что стоившая одну марку чашка кофе после смены валюты стала стоить одно евро, то есть подорожала вдвое. Таких примеров было много. А ведь немцы куда богаче нас, а финансовая и
государственная система Германии несравнимо крепче эстонской.

Люди боятся, и, естественно, особенно боятся те 100 тысяч безработных, большинство из которых в ближайшее время перестанет получать пособия по сокращению и вынуждены будут существовать на прожиточное пособие в 1000 крон, то есть немногим более чем в 60 евро, в месяц. Для этих людей, как и для существующих на нищенскую, по европейским понятиям, пенсию стариков, даже небольшое повышение цен обернется необходимостью отказать себе в самом необходимом, вплоть до элементарной еды.

Ансип и Лиги ничего не говорят нам о возможных рисках. Зато они охотно рассказывают нам о грядущих благах. Правда, эти рассказы носят какой-то очень общий характер: евро якобы принесет стабильность, а вместе с этим в Эстонию просто хлынут инвесторы. Тем временем директор Института исследований будущего Эрик Терк напоминает, что уровень безработицы в 20 процентов означает начало развала государства. У нас официальная безработица уже 13,3 процента, неофициальная — приближается к 20. И, по прогнозом, продолжит расти — как минимум до 2012 года.

Подчеркну — в принципе я ничего не имею против евро. Мне просто хочется получить внятные и компетентные ответы на имеющиеся вопросы. Кстати, как показывает последнее социологическое исследование, в такой ситуации находится большинство моих сограждан.