Панихида по Северо-Западной армии

 (530)

"Я утверждал и утверждаю, что уничтожение Эстонией армии Юденича это ключевое, переломное событие, которое зафиксировало характер всего происходившего и происходящего до сих пор".
Alex1919

Утверждение комментатора, вынесенное в эпиграф, представляет собой типичное отношение местной псевдоинтеллигенции к событиям 1918-1920 годов. Произвольное изменение последовательности причин и следствий, парадоксальность и безапелляционность суждений свидетельствуют, как минимум, об отсутствии исторического мышления. Эти люди, подобно их политическим оппонентам, застряли в непереваренных исторических реалиях Юрьевского (Тартуского) мирного договора. Между тем весьма поучительно напомнить исторические события, которые закономерно привели русскую Северо-Западную армию к трагедии.

Брест-Литовский мирный договор. Согласно статье третьей сепаратного мирного договора между большевиками, выступавшими от имени России, Германией и ее союзниками Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией, часть территорий, принадлежавших раньше России, отторгалась нее. Россия отказывалась от всякого вмешательства во внутренние дела этих областей, а сами области были освобождены от всяких обязательств по отношению к России. Согласно шестой статье договора, Эстляндия и Лифляндия незамедлительно очищались от русских войск, Красной гвардии и переходили под контроль германских полицейских властей. Восточная граница Эстляндии была проведена по реке Нарве.

Для большевиков Брестский мир был вынужденной мерой и носил временный характер, однако национальные движения в Эстонии и Латвии восприняли его как мощный стимул к самоопределению вне России.

Этляндская трудовая коммуна и ситуация двоевластия. Современные эстонские историки ситуацию двоевластия (фактически — с 29 ноября 1918 года по 18 января 1919 года, формально — до 5 июня 1919) замалчивают или вообще отрицают. Наиболее оптимальный путь разрешения двоевластия — гражданская война, формально продлившаяся в Эстонии до 5 июня 1919 года.

Кстати, независимость Эстонии была впервые признана российскими большевиками именно в лице Эстляндской Советской Республики 7 декабря 1918 года. Россия в XX веке трижды признавала независимость Эстонии — в 1918, 1920 и 1991 годах.

Парижская мирная конференция. В проходившей в Париже с 18 ноября 1919-го по 21 января 1920-го мирной конференции Россия участия не принимала, хотя конференция де факто признавала в качестве законного правителя России Александра Колчака. Государственные новообразования, возникшие на территории бывшей Российской империи, не были признаны и к участию в конференции не допущены. Колчак вновь заявил о единой и неделимой России.

Участие Эстляндии в гражданской войне на территории России и Латвии. Благоприятно разрешившаяся ситуация двоевластия привела к тому, что Эстония вместе с частями русской армии ввязалась сначала в гражданскую войну на территории России, а затем предприняла военную экспедицию в Латвию с целью свержения прогерманского премьер-министра Андриевса Ниедры и восстановления национального правительства Карлиса Ульманиса.

Прекращение Эстляндской трудовой коммуны. 5 июня 1919 года Эстляндская трудовая коммуна заявила о самороспуске. Одновременно эстонские большевики начали активную пропаганду внутри эстонской армии, имеющую целью разложить ее моральное состояние, понизить боеспособность и, таким образом, склонить правительство Эстонской Республики к началу мирных переговоров с Россией. Большевистская агитация была настолько успешной, что уже к осени 1919 года начались вооруженные стычки между солдатами Эстонской армии и сформированной в июне-июле русской Северо-Западной армией.

Правительство для Северо-Западной области России. Образованное 11 августа 1919 года правительство для Северо-Западной области России следует рассматривать как британский авнтюрно-политический проект при участии Франции и США. Вновь образованное правительство области (!) 11 августа выпустило обращение:

"Как первый акт в интересах нашей страны, мы сим признаем абсолютную независимость Эстонии и просим представителей Соединенных Штатов Америки, Франции и Великобритании добиться от своих правительств признания абсолютной независимости Эстонии.

Как наш второй акт, мы признаем ген. Юденича Главнокомандующим Северо-Западной Русской Армии и просим его начать немедленно переговоры с Главнокомандующим Эстонской Армии относительно военных деталей, обеспечивающих действительную помощь эстонских войск".

Из нового обращения, подписанного 12 августа, исчез "второй акт" о признании Юденича главнокомандующим и о требовании военной помощи Эстонии в обмен на фактическое признание независимости. В армии начались разброд и шатания. Для того чтобы удержать положение под контролем, командующий армией (с 19 июня по 2 октября) генерал-майор Родзянко в обход главнокомандующего фронтом генерал-лейтенанта Н.Н. Юденича 12 сентября 1919 года выпустил обращение, в котором именует правительство для Северо-Западной области России временным:

"Армия признает верховным правителем адмирала Колчака и подчиняется непосредственно назначенному им главнокомандующему.

Никто из членов Временного правительства, за исключением главнокомандующего, не имеет права вмешиваться в дела армии и не имеет права вступать в какие бы то ни было переговоры и соглашения с отдельными начальниками, а также посещать фронт без особого на то разрешения командующего армией".

Фактически мы имеем дело с реализованной на практике китайской стратагемой "извлечь нечто из ничего", где "ничего" это марионеточное правительство, а "нечто" — независимость Эстонии.

Северо-Западная армия. Превращение Северного корпуса в Северо-Западную армию совершалось не без курьезов и самоуправства. Контроллер правительства для Северо-Западной области России Василий Горн вспоминал:

"Как только появилась первая завязь будущей армии, полковники и генералы стали расти, как грибы после дождя. Выходило так, что люди спешили использовать для своего чинопроизводства именно этот период почти партизанского положения армии, когда менее всего можно было говорить об объективности подобных награждений. Родзянко, завернувший на сутки в Псков к полковнику Нефу, через день производится полковником Нефом в генералы, а когда в свою очередь Родзянко удается побороть полк Дзерожинского и занять его место командующего северной армией, Родзянко жалует генералом полковника Нефа. Позже он производит в генералы и полк. Дзерожинского, которого он сам же, всего за два-три месяца до этого случая, просил "назначить (его Родзянко) на любую должность, хотя бы ротным командиром!"

По словам Горна, резко обострились противоречия между сторонниками "белого движения" и бывшими царскими офицерами. Неописуемый вред "белой идее" нанес бывший красный командир и каратель Станислав Булак-Балахович, лично распоряжавшийся казнями русских крестьян и устраивавший еврейские погромы. Сначала он вешал русских крестьян и "белых", потом с тем же неистовством вешал евреев и "красных".

Депортации русских. Сразу же после образования правительства для Северо-Западной области России МВД Эстонской Республики начало депортации русских из Ревеля (Таллинна). Население Ревеля составляло до 150 тысяч жителей, из которых до 7 тысяч было иностранцами, из которых, в свою очередь, 4 тысячи составляли русские. Депортации в суточный срок подлежали иностранцы, поселившиеся в Ревеле после 1 мая 1915 года, т.е. преимущественно русские беженцы. Упоминавшийся выше Василий Горн свидетельствует:

"Средний обыватель никак не мог понять эстонской логики: прежде не признавали эстонской независимости, а выселений не было, но как только русские поступили наоборот и, удовлетворяя желаниям эстонской демократии, признали эту независимость, — русских стали усиленно выживать из Ревеля, да и из Эстонии вообще. <…> В самое горячее время разгрузки первого прибывшего с военным снаряжением для армии долгожданного английского корабля эстонская полиция начинает упорно выселять из Ревеля жену и падчерицу начальника снабжения армии; вместо того чтобы следить за спешной разгрузкой и отправкой на фронт снаряжения, начальник снабжения занимается хлопотами в эстонских канцеляриях…"

Юрьевский мирный договор. Эстония на переговорах в Юрьеве (Тарту) преследовала меркантильные интересы и торговалась отчаянно. В отчете НКИД РСФСР VIII Съезду Советов за 1919-1920 годы находим:

"Ввиду того, что Эстония первая вступила с нами в мирные отношения <…> мы согласились <…> предложить Эстонии 5 миллионов рублей золотом. <…> Для покрытия других претензий Эстонии мы согласились довести сумму до 10 миллионов. Наконец мы заявили, что наша последняя уступка есть 12 миллионов. Эстонцы же требовали себе 88 миллионов рублей золотом, включая участие в золотом фонде…"

А вот цитата из записки Г.В. Чичерина для политбюро ЦК РКП(б) о ходе переговоров:

"Переговоры с эстонцами подошли к решительному моменту, когда нужно установить наши последние уступки. Речь идет об определении "цены за мир" с Эстонией. Наша делегация согласилась на цифре в 12 млн. руб. золотом. Эстонцы настаивают на 48 млн. золотом, причем эту цифру готовы свести к 15 млн., если мы согласимся дать им для ремонта подвижной состав (300 паровозов, 200 пассаж. вагонов, 6000 тов. ваг.)".

Гарантии против Юденича. Ровно за месяц до подписания мирного договора в Юрьеве Чичерин направляет руководителю большевистской делегации А.А. Йоффе директиву:

"Я предлагаю Вам указывать эстонцам, что они могут видеть теперь доказательство нашего безраздельного миролюбия, потому что, несмотря на наши головокружительные военные успехи, мы продолжаем по отношению к Эстонии держаться той же линии признания национального самоопределения, и проявляем к ней величайшую уступчивость, вытекающую из нашего миролюбия".

Во время переговоров о заключении мира Л.Б. Красин докладывает Чичерину по прямому проводу:

"Центральным пунктом для эстонцев является вопрос о границах, для нас — гарантии разоружения армии Юденича. <…> Мы, со своей стороны, указали, что вынуждены настаивать на нашем предложении границы, и чтобы эстонцы, наконец, дали определенный ответ по вопросу о разоружении и гарантиях против Юденича. <…> По закрытии заседания Поска заявил, что гарантии они готовы дать, но опасаются их формулировать до решения вопроса о границе".

Разговор о "гарантиях против Юденича" Я. Поска готов продолжать, но не за столом конференции, а в кулуарах. И нет теперь никакой разницы в том, в какой форме — устной или письменной (секретные протоколы) — эстонская сторона предоставила гарантии российским большевикам. Логично допустить, что победа в "освободительной войне от России" была добыта не на полях сражений, а куплена за столом переговоров ценой предательства Северо-Западной армии. Это еще одна успешно реализованная на практике стратагема: "объединиться с дальним врагом, чтобы побороть ближнего врага".

Резюме для комментаторов, не воспринимающих длинные тексты. Трагедия Северо-Западной русской армии сложилась из объективных и субъективных факторов. Субъективно СЗА не имела внутреннего единства — идеи "белого движения" остро конкурировали со "старорежимным бюрократизмом" царских генералов. Объективно СЗА не имела материальной базы для ведения длительных военных действий и поддержки местного населения. СЗА предали союзники — Великобритания и Франция. Против СЗА действовали в подполье эстонские большевики, натравливавшие эстонских солдат на белогвардейцев. Правительство Эстонской Республики саботировало военные поставки союзников и, наконец, предоставило большевикам "гарантии против Юденича".

Однако окончательно судьбу армии решили не союзники и не эстонцы, а правительство для Северо-Западной области России, признавшее "абсолютную независимость" Эстляндии, правительство, ничего не сумевшее противопоставить провокационным депортациям из Ревеля русского населения, и вообще ничего не сумевшее, но зато все опошлившее и скомпрометировавшее "белое движение" на Северо-Западе. Панихиду, как говорится, отслужили задолго до появления покойника.

Именно это марионеточное правительство дало Эстонской Республике моральное право по договоренности с российскими большевиками поставить СЗА фактически вне закона. Соблазнительно переложить всю ответственность за трагедию армии — десятки и сотни тысяч искалеченных русских жизней! — исключительно на эстонскую сторону, но факты вещь упрямая.

Исторические параллели — штука опасная, тем не менее, навязываемые сегодня русской общине "культурные автономии", "палаты меньшинств" и "советы соотечественников" закономерно наводят на воспоминания о трагедии Северо-Западной армии. Единственное предназначение подобных проектов — компрометация русской общины Эстонии, создание стойкого имиджа "пятой колонны", верных сторонников империи в прошлом и Советского Союза в настоящем.