3. Под лозунгами демократии в моей стране второй год идет война

На фото: группа Воплi Вiдоплясова на фестивале Made in Ukrainā.

- Какие мысли и чувства сегодня важно передать зрителям?

- Простые и базовые человеческие ценности: свет, любовь, дружба, мир, позитив. Они интернациональные. Когда выходишь на сцену, ты вступаешь в контакт с публикой и передаешь эмоции, которые в простой жизни не всегда возможно получить. И у музыкантов это не каждый раз получается, да и публика не всякий раз готова это принять, но, если получилось – это катарсис.

- Важно ли, на каком языке доносятся интернациональные ценности?

- В Украине – да. Объясню почему. Украинский музыкальный рынок потенциально огромен (у нас живет более 40 миллионов человек), но до недавнего времени он совершенно не работал. При президенте Кучме в эфире было 8% украинской музыки.

- Можно ли уточнить, под украинской музыкой вы понимаете произведения made in Ukraina или "на украинском языке"?

- Конечно, язык. Я не считаю тех, кто живет в Украине и поет по-русски, украинскими музыкантами. Это люди, которые волею случая живут и зарабатывают деньги на территории Украины.

- А как же победительница "Евровидения" Джамала?

- Она… переходной процесс. Вчера я услышал от нее несколько слов на украинском – очень порадовался. Она крымская татарка, это отдельная история… Этот народ уже пережил сталинский геноцид. Сегодня крымские татары снова стали мишенью кремлевских империалистов. Они в сложных условиях борются за свою культуру и, наверное, сегодня не время строго судить Джамалу за недостаточное знание украинского языка.

Но я продолжу. При Кучме было лишь 8% украинской музыки. Это не следствие каких-то ограничительных законов, просто по факту так получалось - никто ее не развивал. Потом пришел Ющенко, вроде бы привел проукраинские силы, но по факту в эфире стало 4% украинской музыки. А появился промосковский Янукович – остались те же 4%. Сейчас же украинской музыки и того меньше - всего 2%.

- Если вернуть Крым и Донбасс, станет еще меньше.

- Все зависит от харизмы носителей культуры. Не знаю, как у вас в Латвии, но ситуацию, подобную украинской, я наблюдал в Литве: Вильнюс – он весь такой "толерантно мультикультурный", а Каунас – очень национальный. Так и у нас: Киев более "глобализированный", а Львов – патриотичный.

Почему так сложилось в Киеве? Все просто: средства массовой информации в Украине долгое время принадлежали России. Из-за этого мы всегда больше ротировались в России, чем в Украине. И выступали там чаще. Нас и раньше не звали давать концерты в Крыму и на востоке Украины. Помню, десять лет назад я шел по набережной в Севастополе, так меня чуть не избили за то, что я разговаривал на украинском языке – куда там петь! Государство, которое не решает такие проблемы, не может выжить. Сейчас в Украине идет серьезная война по чистке информационного пространства – оно должно стать украинским.

- В Латвии тоже периодически возникают предложения закрыть российское ТВ, но тут же вспоминают, что это недемократично, а цензура – пережиток советского времени. Как вы это видите?

- Как этого достичь, уже не мое дело. Если бы я был министром или чиновником, непременно что-то придумал бы. Увы, именно через демократические лозунги у нас отжали Крым, половину Луганской и Донецкой области, под этими лозунгами в стране уже два года не стихает война. С той стороны стреляют, а мы – демократы, должны исполнять Минские соглашения. То есть перед тобой уголовник, который не хочет знать ни о какой демократии, а ты политкорректность демонстрируешь. Когда в Турции произошел путч, диктатор Эрдоган решил проблему за ночь, а мы демократы. При этом в Турции убито триста человек, а у нас – за 20 000, и каждый день эта цифра растет. Потому что мы демократы.

- А как иначе? Украина ведь идет в Европу, демократическую. Или у вас есть другие предложения? Надежда Савченко на днях сообщила, что готова установить временную диктатуру…

- Политика - не мое дело. Я просто говорю, что вижу. Про Савченко спрашивайте у нее самой.

- И все же артистам стоит идти в политику или нет? Ваш коллега Вакарчук поработал депутатом, наш Раймонд Паулс немало лет просидел в парламенте, вы тоже раньше активно Ющенко поддерживали…

- Это каждый сам решает. Не надо лишь забывать о порядочности. После Ющенко я сделал выводы, что из себя представляет политика, и осознал, что я этим не умею и не хочу заниматься.

- Тем не менее сейчас вы считаетесь советником мэра Киева Виталия Кличко.

- Реально я не был его помощником никогда. Просто у меня была инициатива, превратить Андреевский спуск в подобие парижского Монмартра – приятного места для отдыха горожан. Пока не получилось. Были идеи хорошие и деньги, но оказалось, что закостенелое совковое мышление трудно сдвинуть с места. Ты хочешь сделать что-то новое и интересное, а те же жители блокируют все твои порывы, не разбираясь, хорошо это для них или плохо.

Изначально я планировал, что мы будем полноправными партнерами с мэрией - она решает все чиновничьи вопросы, а мы только культурной стороной занимаемся. Оказалось, что я все должен делать сам. Вплоть до туалетов, водопровода и брусчатки. Мне это неинтересно.

С мэрией мы все равно сотрудничаем. Например, перенесли празднование Нового года с Крещатика, где погибло много людей, в Старый город – там празднуем не в советских традициях, а с колядками, вертепом, Святым Николаем, красивым европейским рыночком…