Не русские ушли, а русских ушли!

 (622)

"Русские ушли" — с радостью вещает сразу после местных выборов одна наша ежедневная газета "для русских". Русскости пришел конец — с придыханием сообщает постоянный автор Дельфи. ПБК, ставший рупором властей, cразу после выборов стал активно хвалить "Школьную реформу 2007". Это — с одной стороны.

С другой… Министр юстиции Рейн Ланг почему-то сразу после выборов призвал законодательно бороться с разжиганием социальной вражды (кто бы объяснил, что это такое?) в интернете.

Кстати, в Нарве полиция безопасности завела по этой статье дело на активистов Русской партии Эстонии. За листовку с карикатурой на функционера центристов Марта Вийситамма, появившегося в день своего рождения в мундире фашиста. Но настоящая хохма в том, что шутника потом выдвинули в вице-мэры Пярну…

А еще сразу после выборов правительство поддержало идею "Исамаалийта" объявить днем траура 22 сентября — день освобождения Таллина от немецко-фашистских захватчиков… И впрямь, русских уже нет. Некого бояться.

"Эй вы там, наверху!"

Но за этой радостью, словно за дымовой завесой, многие (в том числе и интегрированные русские) не замечают новых признаков, свидетельствующих о возрастающей полицейскости нашего государства.

Олигархам и топ-политикам удобнее управлять страной, сконцентрировав власть только в своих руках. Свидетельством тоталитаризации является и успешная американизация страны и общества. Заокеанская свобода — красивый миф, ибо парадокс западной демократии в том и состоит, что народ все более зомбируют иллюзией об участии в управлении страной, в обустройстве своей жизни. Или спросил кто у жителей США или Европы о целесообразности бомбежек ни на кого не нападавшей Югославии?

По существу, те же США управляются президентами, как Древний Рим — императорами. Манипулируют ими из-за кулис сильные мира сего — самые богатые люди. Они бессмертны. Для них политика — театр. Провинился их ставленник — его тут же смещают, ну а народ (избиратель), счастливый по поводу такой кадровой ротации, как всегда, остается при своем, то есть в дураках.

Последнее — забота придворных СМИ. И наша пресса сделала все, чтобы замолкла мыслящая часть общества, его духовная атмосфера. Не слышно интеллигенции, организовавшей "поющую революцию". Давно царит единомыслие нуворишей, бдит о том — тайная полиция.

Выборы стали базаром

Год назад в столичном горсобрании состоялся пусть цивильный, но переворот (назовем вещи своими именами). Когда кресло мэра было выбито из-под Сависаара, то всем стало ясно, что пошатнулся фундамент демократии. Народ избирал одних, а у руля поставили других. И ладно бы перебежчики объясняли свое предательство идейными соображениями, нет, их откровенно перекупили.

Политики, в том числе и центристы, спокойно приняли новые правила и на недавних выборах уже сами в открытую покупали… избирателей. Не таясь кандидаты-коробейники раздавали в Таллине населению кофе и водку, шариковые ручки и презервативы. В Нарве автобусами к избирательным участкам доставляли бедняков и инвалидов, даже асоциалов, которым давали мобильник-фотоаппарат. За фото, фиксирующее записанный на бланке номер нужного кандидата, в процентристской Нарве давали по 50-100 крон. В Палдиски избирательная комиссия даже не удивилась, когда ей сообщили, что на официальном интернетовском сайте избиркома сумма отданных голосов превысила количество избирательных бюллетеней. Выводы? Ошибка была "исправлена".

"Народ безмолвствует"

Страшит не столько море таких фактов, сколько круговая порука власти, судов и правоохранительных органов. Так что ждите на следующих выборах легальных пунктов скупки голосов оптом и в розницу. Не верите? Но ведь после предыдущих выборов верилось: шулерство будет наказано. Увы.

Народ и теперь не протестует, теперь уже против откровенного и массового предвыборного мошенничества партий, фальсификаций на избирательных участках, "таинства" электронного голосования.

Ударом "по устоям" стала не сама "сырковая" кампания центристов, а надменная демонстрация вседозволенности и безнаказанности победителей. Они же совместно с реформистами преспокойно провели в августе предвыборную прелюдию — уличную избирательную кампанию, которая по закону была невозможна уже в сентябре.

Выборы у нас не для избирателей, они стали торговлей — соревнованием денежных тузов. Чего удивляться, что народ все больше голосует ногами? Помните у Пушкина: "народ безмолвствует". И это — демократия?

Русские станут эстонцами

Еще недавно эстонцы тихо радовались тому, что девять из десяти колющихся наркоманов — русские. Сегодня появилась тревога, не за русских, конечно. За год только полиция задержала шесть тысяч пьяных несовершеннолетних, в том числе немало и в этнически "чистых" регионах, например, на Сааремаа. Но бить в набат некому — молчит общество, чему способствует отвлекающая обывателя от борьбы государственная политика русофобии.

Вот казалось бы, "ушли русских", но не сдаются национал-радикалы — они встревожены победой русских в городе-сателлите столицы — Маарду. Потому снова заговорили о его присоединении к Таллину. Впрочем, опомнились — это может изменить соотношение эстонцев и неэстонцев в пользу последних. Кстати, их в столице уже 47%, а в возрасте до 30 лет — менее 40%.

Строительство моноэтнического государства в разгаре. Европа, конечно, уговорит сохранить православие, но приоритет будет отдан приходам не Московского патриархата, а Константинопольского. Как в Финляндии.

Принудительно-"добровольное" обращение неэстонцев в местную ментальность завершится переводом обучения русских гимназий на эстонский язык, с обязательным набором 60% уроков. Этот рубеж неслучаен — по закону это позволяет считать учебное заведение эстоноязычным, а значит по закону же, то есть без дискуссий, можно перейти уже на стопроцентное эстонское обучение.

Русские против русских

Свою лепту вносят и сами местные русские приспособленцы, которые угодливо соглашаются с официальным тезисом: инородцы — это потомки оккупантов и колонистов, в силу чего последние не вправе расчитывать на межэтническое раноправие. Такой подход присущ и всем русским СМИ, точнее СМИ для русских, как метко подметил Михаил Петров.

Примеры… Местный русский бизнес давно игнорирует все, что связано с самостоятельной политикой русских. В Эстонии "прописаны" два русских миллиардера, но им нет дела до того, что знаменитая на весь мир лотмановская кафедра русской филологии в Тартуском университете сводит концы с концами. В Центре русской культуры российским гражданам отказывают предоставить зал для проведения "пенсионного" инфодня, зато его получают центристы, которые устраивают перед выборами для ветеранов встречу со "стандартным" русским угощением. Главный редактор ежедневной газеты для русских не желает освещать отказ местной власти родителям и попечительскому совету тартуской Пушкинской гимназии, пожелавших в соответствии с законом применять русский язык, как основной язык обучения гимназии.

Непонятное влияние Москвы

Перед этими выборами Единым русским списком первым загорелся таллинец — гражданин России Владимир Лебедев. Его покровитель — российская партия "Родина". Ближе к выборам инициативу перехватило руководство ОНПЭ, которая вошла в избирательный союз "Гражданская инициатива". За этой силой — Управление по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами при администрации Президента РФ. Его руководитель Модест Колеров имеет хорошие отношения с лидером живущих в Эстонии российских граждан Мишиным. Последний был на этих выборах союзником Русской партии Эстонии (РПЭ), поддержавшей в Таллине избирательный союз "Список Кленского".

Но в итоге российские наблюдатели на выборах объявили "Список Кленского" клоном, который-де украл у ОНПЭ победу на выборах. Это не все — первой поздравила центристов с победой пропрезидентская партия "Единая Россия", которая вроде бы должна хорошо знать о, пусть даже, вынужденном двуличии тех же центристов (иначе эстонский электорат отвернется) в отношениях c Россией и в решении русского вопроса в Эстонии. Возможно, учтена перспектива, но она не менее туманна, чем сегодняшняя реальность.

Вкусив такой политический коктейль, не поймешь, кто за кого и почему "болел" в России за русских в Эстонии. И не поспособствовало ли это и проигрышу обоих русских избирательных списков?

Сдаться и получить удовольствие?

Через полтора года парламентские выборы. И снова два списка? Но, говорят, на подходе Русская партия Центра — филиал партии Сависаара. Возможно, это — цена компромисса, на который пойдут с Россией центристы.

Пособить этой силе с российской стороны сможет и СОРСЭ, в случае, если лидером его станет процентристский политик. Говорят, что скоро "ведущего соотечественника" Сергея Сергеева заменит ушедший из Рийгикогу Михаил Стальнухин. Он решил стать русским мэром Нарвы. (Вообще-то центр работы с соотечественниками давно надо было перевести на северо-восток).

Не исключено, что это и есть план Кремля. Если так, то объяснима его не то ревность, не то неприязнь к РПЭ, которая в отличие от имеющей близкие с промосковской ОНПЭ цели, смещает акценты на диалог с Евросоюзом.

Как быть местному русскому политику в таких хитросплетениях? А избирателю, который в этих схемах представлен политической разменной монетой? У них сегодня три варианта — ассимилироваться, покинуть Эстонию и… шутка: бороться.

Ассимиляция уже началась. Даже преуспевающие русские сдают детей в эстонские сады и школы — кстати, это одна из причин закрытия русских школ в Таллине.

Русский институт предлагает исход русских. Если в Россию, то вопрос: готова ли она принять репатриантов, а те — условия возвращения на родину?

Если говорить о сопротивлении, то вопрос: если и найдутся борцы, пойдет ли за ними народ? Да и возможно ли теперь вообще легальное сопротивление?

Стоит ли борьба свеч?

До выборов спрашивали: "Как сопротивляться ассимиляции?", теперь: "А смысл?"

Во-первых, вытравливание русскости идет по всем направлениям. В одной из таллинских больниц русским медсестрам объяснили, что по-русски можно говорить только в курилке. Увольнявшие артистку Русского театра Ольгу Пеннер объясняли в суде, что та не владеет эстонским. Слово "русский" чиновники все чаще заменяют на "славянский". Вот-вот выйдет в свет эстонская газета "Постимеэс" в переводе на русский…

Во-вторых, власть жестко контролирует всякую русскую инициативу. Полиция безопасности откровенно (читай: противозаконно) добивалась, и небезуспешно, чтобы не предоставлялись помещения для заседаний Европейского русского альянса, представители 16 стран которого приезжали в Эстонию в октябре. Их демонстративно обыскивали на границе, останавливали машины по пути в Нарву. Куда дальше?

Диалог русских с игнорирующей их властью пока исключен. Когда я заикнулся о создании Общества эстонско-русской дружбы, один известный эстонский политик, отнюдь не русофоб, среагировал мгновенно: "ФСБ?"

Потому добиться справедливости в каждом конкретном случае вероятнее всего через самосуд — как сделал это в Швейцарии отчаявшийся россиянин Калоев.

Сегодня на реальное равноправие неэстонцы могут расчитывать только на кладбище, где всех, слава Богу, хоронят еще вне зависимости от национальной принадлежности. И, вообще, пора радоваться тому, что с русских не берут еще налог за эстонский воздух, которым мы все дышим.

P.S. А может я не прав?