Муза телевидения

 (31)
Древние греки придумали девять муз — покровительниц наук и искусств, но они не догадались придумать десятую музу — для телевидения. Но если бы даже она существовала, то вряд ли я нашел бы с ней общий язык, имея в виду то телевидение, которое предлагает создать доцент Тартуского университета Трийн Вихалемм.

Прочитал статью от 2 октября на Дельфи: "Нужна ли на ETV программа (часть) на русском языке?". В ней автор дает положительный ответ на поставленный вопрос.

Однако интересен не столько сам вопрос и ответ на него, сколько обоснование. Оно довольно показательно, поскольку демонстрирует определенный стиль мышления и подход к проблеме, свойственный многим эстонским интеллектуалам.

Итак, нужна ли ТВ-программа на русском языке? По мнению автора, оказывается, она нужна лишь потому, что "Россия по-прежнему использует возможность показать силу своего влияния на общество Эстонии именно посредством телевидения".

Говоря проще, она нужна не потому, что нужна русскоязычным людям — как источник информации, а потому, что важна для идеологической обработки неэстонцев, которые никак не хотят или не способны правильно мыслить. А неправильно мыслят они, оказывается, потому, что смотрят и слушают все время Москву.

В связи с этим возникает вопрос, что же сделать для "включения русскоязычного населения в "пространство Эстонии"? Может, прикрыть все эти каналы, как предлагали Кристийна Оюланд и некоторые другие эстонские политики? Ведь по их логике, они мешают формированию "правильного" мышления у неэстонцев. Может, создать информационную блокаду, как это было в период холодной войны? А может, еще лучше применить испытанный в прошлом коммунистами метод — глушить радиопередатчики, запретить ТВ и начать преследовать всех тех, кто мешает официальной пропаганде и препятствует процессу создания новой породы инородцев — интегрированных, идейно выдержанных, правильно думающих и говорящих по-эстонски.

Тем более, как пишет автор, "система образования меняется очень медленно", кроме того, "не стоит надеяться, что телеканал на русском языке один решит нынешние проблемы осмысления истории, изучения языка, социализации молодежи в эстонское общество".

Одним словом, как писал поэт Юрий Беридзе, "Пуля — дура, штык — мудак… Все не так здесь, все не так". Эти неправильные неэстонцы совершенно сбились с толку и не хотят войти в правильное русло. Нельзя же это так оставлять. Научное, а может даже и государственное (?) мышление подсказали нашему автору, что надо что-то делать. А то ведь что же получается. Эти неэстонцы стали думать самостоятельно, выбились из-под контроля, стали даже протестовать, права какие-то требовать. Инакомыслие — смертельно опасно для режима, когда оно неподконтрольно.

А тут телевидение дает прекрасную возможность их обработать, ведь сила телевидения заключается в глубоком воздействии на способ мышления. Притом надо так обработать, чтобы сказка былью показалась. Например, "если постепенно появится привычка открывать себя в "виртуальном" обществе, — пишет Трийн Вихалемм, — то и в реальном обществе люди станут вести себя так же". Как отмечал Дж. Оруэлл, мы "поймем тогда во сне, что долгая патриотическая муштровка, которой подвергается средний класс, свое дело сделала".

Оказывается, в работе ТВ важна не сама информация, а возможность "комментировать их с различных точек зрения". Спрашивается, журналисты должны информировать или комментировать? Какая задача для них важнее? Насколько известно, первейшая задача журналистики — информировать, притом как можно более полно и объективно.

Фактически предлагается превратить тележурналистов в пропагандистов, в т. н. "бойцов идеологического фронта" — людей, которые будут обрабатывать мышление неэстонцев, указывать им, что есть правда, а что есть ложь. Как же быть с правом человека на свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ? Где же останется наша свободная пресса, журналистика? И почему-то эстонские интеллектуалы и политики считают, что истина известна только им, а неэстонцам она, априори, не доступна. Монополия на истину — это явный путь падения нашего общества в бездну.

Каким же видится Трийн Вихалемм канал Эстонского телевидения на русском языке? "Интерактивные передачи не должны быть развлекательными, поскольку в этом плане эстонские авторы не смогут соревноваться с Россией", — пишет она. Получается, что этот канал будет не конкурентоспособным и не развлекательным, а нечто вроде информационного листка или актуальной камеры, растянутой на весь день.

По мнению автора статьи, сам собой решился бы и извечный вопрос о русских лидерах. "Телевидение имеет прекрасные возможности для "производства" местных "звезд"", которые могли бы стать лидерами мнений русского населения, которых сейчас недостает, считает она. "Производство" лидеров — это, оказывается, тоже дело государственной важности. Как говорил Владимир Познер, "если каждый день в одно и то же время показывать лошадиный зад, его тоже будут узнавать". Но это еще не свидетельствует о том, что он может сталь лидером всей общины.

Вполне понимаю, но не разделяю озабоченность автора. Как же можно обойтись без карманного лидера? Тем более, если речь идет о русскоязычных. Нельзя же их отдавать в руки кому попало. Ведь, как записано в программе интеграции, они наш ресурс и надо использовать его рационально. Например, скажем, в период выборов, когда голоса русскоязычных избирателей приобретают особый вес. Они даже могут повлиять на раскладку сил в парламенте Эстонии. Правда, от этого их положение в стране мало изменяется, но это не важно, зато они при деле. Это называется участие в делах государства. Одни участвуют, а другие управляют. В соседней стране это называется управляемой демократией, а у нас этнической демократией. Чем же они отличаются от либеральной демократии? Тем же, чем простая рубашка отличается от смирительной.

Информировать русскоязычных, оказывается, "рискованное" дело. Автора раздирают сомнения: "соберет ли новая программа достаточное количество зрителей", а что если "главный конкурент, ПБК, начнет активно защищать свои рыночные позиции, привлекая лучших создателей программ", или, что еще опаснее, начнет вести "контрпропаганду", и где взять кадры, которые были бы восприняты русскими зрителями.

Вывод в статье однозначен: надо готовить специальные кадры телеработников. Те, которые сегодня уже имеются, вероятно, не подходят по каким-то причинам. А будут ли новые кадры действительно журналистами, если задачи, поставленные перед ними, больше напоминают те, которые стоят перед политическими пиарщиками или некими глашатаями истины? Лично я сомневаюсь.

Автор оставляет открытым и другой вопрос. Кто и где будет их готовить. Но эта задача решается не на страницах печати, а в тиши кабинетов, где больше всего шансов у Тартуского университета, где и работает наш милый автор.