Молодой учитель: учителя тоже нуждаются в поддержке

 (11)
Молодой учитель: учителя тоже нуждаются в поддержке
Foto: Noored Kooli

”Сейчас мне кажется, что, когда я в 2007 году пошла работать в школу, я была абсолютной идеалисткой — мне казалось, что всем детям будет интересен и немецкий язык, и мои уроки”, — вспоминает Анита Баумбах, выпускница программы Noored Kooli и учитель немецкого языка.

Я оказалась учителем немецкого (а мой родной — русский) в эстонской школе. Я переживала, что если и не смогу справиться, то потому, что мне не хватит знаний эстонского языка. Так вот, первый год стал для меня очень сложным, в какой-то мере я считаю, что провалилась, но совсем не из-за знания языка. Оказалось, что я не умела ставить цели, не могла показать ученикам, зачем мы учим предмет и договориться с ними.

Причин, почему я не сдалась тогда, было несколько. Главная из них — ученики. Когда получаешь положительную обратную связь, видишь их желание учиться и настолько искреннюю заинтересованность в твоем уроке, это сильно поддерживает. Уже потом я поняла более опытных учителей, что чем дальше, тем сложнее уходить из школы — ты видишь, как дети растут и развиваются, и понимаешь, что в этом есть частичка тебя, и это очень мощный стимул работать дальше. Второй причиной для меня стала помощь, которую мне оказывали более опытные коллеги — это была как языковая помощь, так и готовность объяснить какую-то ситуацию, направить меня. Поначалу я не всегда понимала, какую долю в конфликтной ситуации составляет разница в менталитете, а какую — моя неопытность. Более опытные учителя помогали мне разобраться с возникшими сложностями. Но на качественно новый уровень я вышла, когда решила для себя, что моя задача — найти подход к совершенно разным ученикам, не списывая свои промахи на менталитет, несовпадение характеров и прочее. Третьей причиной стала моя личная убежденность, что преподавание — это именно то, что я хочу делать. Я всегда была неравнодушна к образованию в принципе, и еще перед тем, как окончательно решиться пойти в программу, я определилась, что работа учителем будет интересна мне долго, в том числе и потому, что в школе ты должен постоянно развиваться, расти, и много работать над собой.

В школах, где я преподавала, в Общей гимназии Табасалу и в Немецкой гимназии Кадриорг, были как эстонские, так и русские дети. Мне доводилось слышать от коллег, что между эстонскими и русскими детьми, их поведением, есть существенные отличия. Я с этим не согласна: все ученики очень разные и, по-моему, не стоит приписывать им определенные черты, основываясь на их национальности, поскольку индивидуальные различия гораздо сильнее. Я заметила, что чем младше ребенок, тем ему проще воспринять, что перед ним учитель, который с акцентом говорит на его родном языке. С возрастом дети начинают обращать на это больше внимания, но не могу сказать, что это как-то негативно влияло на мои взаимоотношения с учениками.

Что же поразило меня больше всего, это насколько творчески и нестандартно дети в принципе могут решить какую-то задачу. Но, взрослея, они становятся все более прагматичными, а мотивация к учебе падает — и одно дело знать это теоретически, а другое — прочувствовать на себе. На этом этапе и начинается самое сложное, чему можно учиться всю жизнь — какой метод использовать, чтобы их заинтересовать, как построить предмет таким образом, чтобы интересы по предмету и интересы самого ученика совпали.

Я закончила программу, и проработала в школе еще два года, после чего решила сменить преподавание в школе на преподавание в программе Noored Kooli — а именно, на роль наставника начинающих учителей. С одной стороны, мне хотелось оказать еще большее влияние на образование Эстонии, с другой стороны, помнила, насколько мне было сложно в самом начале, и хотелось помочь участникам прижиться в школе и с самого начала решить какие-то мелкие проблемы. Конечно, было бы хорошо, если бы такая поддержка была у каждого начинающего учителя.

Uudiskirja Üleskutse