МНЕНИЕ: Никто не хочет быть манкуртом в статусе собаки

 (43)
МНЕНИЕ: Никто не хочет быть манкуртом в статусе собаки
Foto: Marko Mumm

Данная статья предлагается на правах опровержения разнузданной кампании против русской школы со стороны небольшой группы лиц, которая сегодня использует в своих личных целях ресурс КСРСЭ при Посольстве РФ, и непрерывного потока оскорблений, которые с их стороны регулярно, целыми простынями вывешиваются на различных порталах.

К русской редакции Delfi я обратился с убедительной просьбой опубликовать мое мнение, которое высказано на прошедшем недавно общереспубликанском родительском собрании, 11 декабря 2011 года.

Есть серьезный технический вопрос — инструменты для сохранения и развития русской школы в Эстонии. Такие инструменты есть, их много и это вопрос настолько объемный, что необходим более широкий подход к вопросу. Во-первых, хочу сказать о том, что по большому счету происходило на общереспубликанском родительском собрании. Здесь вело свою работу самое настоящее гражданское общество, состоящее из нас с вами. Во-вторых, мы имеем очень интересное совпадение с событиями, которые сегодня происходят в Москве и Санкт-Петербурге — мировые СМИ моментально проявили внимание к тому, что люди требуют учета своих интересов. Даже госсекретарь США Хиллари Клинтон неоднократно отметилась высказываниями о необходимости учитывать интересы гражданского общества.

Так вот, я хочу сказать о том, что наш уровень работы гораздо выше и претендует на не меньшее к себе внимание. Причем, на встрече с советниками верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств мне приятно было отметить, что наше понимание демократии и принципов гражданского общества полностью совпадают. За прошедший после последней конференции год на базе Совета объединения "Русская Школа Эстонии" мы показали, что мы не безликая и косная масса, единственной идеей которой является "выступать против". Наоборот, мы во многом опережаем общий уровень развития общества в Эстонии. На данный момент мы реализовали следующее:

1. Благодаря массовой поддержке мы организовали общественное мнение, обобщили его и сформулировали интересы и потребности большой группы населения по защите права образования на родном языке.
2. Мы установили контакты и развиваем диалог со многими партнерами и оппонентами. Это муниципальные и государственные органы. Это международные организации, в частности — ОБСЕ, Совет Европы и Европарламент. Это попечительские советы школ, учительские ассоциации, общественные организации, ВУЗы и научные учреждения. Это и самое главное — постоянная связь и индивидуальные контакты с громадным количеством родителей и учеников.
3. Обладая полным пониманием ситуации и набором необходимых контактов, мы сегодня планомерно занимаемся изучением существующих инструментов для развития образования на русском языке.

Большое значение для нас имеет наличие европейских инструментов и решений. В качестве реального примера их работы можно привести русскую школу на Кипре, которая успешно работает уже долгое время. Можно привести пример Испании, где сегодня поставлен вопрос об обязательных уроках русского языка в муниципальных школах в местах компактного проживания русскоговорящего населения. Вопрос получил поддержку на муниципальным уровне и наш коллега из Эстонии по линии МАПРЯЛ общался недавно с профессором Тирадо из университета Гренады, который активно продвигает этот проект. Еще один пример — этой осенью более 80 организаций в Германии собирались на конференцию по развитию образования на русском языке. Аналогичный интерес существует и в Нидерландах, в Чехии.

Уже эти примеры дают понимание большого уровня интереса, который по всей Европе существует к образованию на русском языке. Это связано, в первую очередь, с громадным экономическим потенциалом, который люди видят в возможностях работы по линии Европа-Россия. Кстати, этот интерес обеспечивает реальную конкурентоспособность наших детей на европейском уровне, особенно при дальнейшем развитии образования на русском языке. Также видно, что русская школа в Эстонии это вполне востребованный товар, и она сама может зарабатывать деньги на программах школьного обмена с другими странами.

Очень важное направление для обеспечения инструментов развития русской школы - это Россия. Всем понятно, что в России существует и развивается большой научный и методический потенциал. Если Министерство образования в Эстонии не имеет собственных кадров и методик, то эта проблема очень легко решается приглашением преподавателей из России в рамках общеевропейских программ сотрудничества. Однако сегодня и сама Россия готовит инициативные предложения в области образования. Согласно поручению Президента РФ правительству, разрабатывается объемная программа "Русская школа за рубежом". В данной программе предусмотрены самые различные формы работы и сотрудничества с другими странами:

1-я форма работы — школа за рубежом, работающая за счет российского бюджета. Это расширенный аналог существующих сегодня посольских школ для работников, но в них могут получать образование все граждане России и соотечественники.

2-я и 3-я формы — сотрудничество по соглашению с правительствами и муниципалитетами по существующим сегодня школам с обучением на русском языке. В таком сотрудничестве возможно предложение с российской стороны по подготовке кадров, методик, учебных пособий, организация компьютерных классов и пунктов сдачи экзаменов, вплоть до получения диплома об окончании школы, соответствующей российским стандартам образования (что очень полезно для поступления в российские ВУЗы).

4-я форма — дополнительная — сотрудничество с различными учительскими ассоциациями, воскресными школами и т.п.

В Совете РШЭ сформирована рабочая группа по продвижению данной программы, которая на основе постоянно действующего механизма рабочих совещаний готова пригласить к сотрудничеству все заинтересованные организации и специалистов.

Также необходимо остановиться на очень отрицательном примере, который, к сожалению, подобно раковой опухоли разъедает здоровый организм, но, с другой стороны, еще раз доказывает, что существующие инструменты более чем реальны и привлекают к себе повышенный интерес. Речь идет о небольшой группе людей, которые уже много лет пытаются кулуарно и под шумок монополизировать российское направление и наносят существенный удар по русской школе в Эстонии. Олицетворяет эту группу тандем господина Красноглазова и господина Петрова, которые совместно разъезжают по соотечественным конференциям и пытаются фальсифицировать информацию о русской школе, внушать, что русской школе ничем помочь нельзя, что русское/русскоговорящее общество в Эстонии безвольно, пугливо, лишено интеллекта и ни на что не способно, полностью дезынтегрировано.

Первый господин зарегистрировал частное товарищество, которому дал громкое название "Институт Пушкина", представился профессором этого "института" и приложил громадное количество усилий, чтобы записаться в эксперты в российском посольстве. Используя этот канал, тиражирует в кулуарах и в СМИ заявления, что русский язык в Эстонии остался только как уличный и непонятно от чьего имени заявляет, что "наше будущее" - это воскресные школы, а также о блестящих перспективах русского как иностранного. Т.е., строго в рамках деятельности своего частного предприятия. Соратник господина Красноглазова господин М.Петров ведет в СМИ непрерывную кампанию, направленную на уничижение и оскорбление достоинства всего общества и действующей русской школы. Центральная тема его рассуждений — "ублюдочная гибридная-иноязычная-русская школа", которой необходим осиновый кол и "она вам не принадлежит", внушает - "забудьте про нее". Естественно, Красноглазов своего соратника представляет как ведущего "эксперта по русской общине", чем обеспечивает себе доказательную базу. На выходе такого сотрудничества уже видно, что в СМИ "Институт Пушкина" представляется как "координатор российских образовательных программ".

О той низости и наглой самоуверенности, до которой оказались способны опуститься эти люди, говорит всего лишь одна цитата из очередной публикации, за которую заранее извиняюсь: "центристские защитники русской школы юридически стерильны, как свежекастрированная сука". Это оскорбление высказано в адрес одной из крупнейших партий в Эстонии, представители которой сегодня занимаются реальной работой в муниципалитетах Нарвы и Таллина, в Государственном собрании (парламенте Эстонии). Поскольку Красноглазов и Петров через КСРСЭ непосредственно ассоциируются с посольством России, то не будь Центристская партия в оппозиции, дипломатический скандал с Россией уже был бы обеспечен. Причем, в угоду исключительно "Институту Пушкина" и интересам неких частных лиц. Про списанных с баланса сотнях тысяч русского/русскоговорящего населения Эстонии уже и говорить не приходится.

Так что затронутый вопрос - это совсем не приватное дело некой частной конторы "Рога и копыта", и я не занимаюсь тут переходом на личности. Важно понимание того, с чем мы имеем дело — все необходимые инструменты для русской школы существуют и, хотим мы того или нет, они привлекают активное внимание различных темных личностей, которые в погоне за личными интересами готовы использовать общество как расходный материал, за счет которого можно вести торг и наносить ему любой вред. Противостоять этому может только активное гражданское общество, которое ведет постоянную работу с ее публичной оглаской и обсуждением. Поэтому хочу заявить следующее:

1. Нам не нужны подделки по типу "воскресных школ", нам необходимо сохранение и развитие существующей системы полноценных муниципальных школ.
2. Мы готовы работать со всеми предлагаемыми инструментами и партнерами, продвигать вопросы развития русской школы.
3. Мы готовы сформировать общереспубликанский попечительский совет для контроля всех общественно значимых каналов и возможностей по развитию образования на русском языке. Для этого у нас уже существуют договоренности с известными общественными деятелями, имеющими настоящий научный авторитет, с учителями и директорами, реально работающими в русской школе, с известными юристами, правозащитниками и с другими авторитетными специалистами.

Возвращаясь к мысли о гражданском обществе, необходимо сказать, что для ответственных политиков вопрос сохранения русской школы ни в малейшей степени не является политическим. Это вопрос базовой культурной и экономической потребности громадной части населения в Эстонии. В этом плане необходимо напомнить известного киргизского писателя Чингиза Айтматова, которого очень часто вспоминали в период объявленных национальных возрождений в конце 80-х и начале 90-х:

"Манкурт не знал, кто он, откуда родом-племенем, не ведал своего имени, не помнил детства, отца и матери — одним словом, манкурт не осознавал себя человеческим существом. Лишенный понимания собственного Я, манкурт с хозяйственной точки зрения обладал целым рядом преимуществ. Он был равнозначен бессловесной твари и потому абсолютно покорен и безопасен. Он никогда не помышлял о бегстве. Для любого рабовладельца самое страшное — восстание раба. Каждый раб потенциально мятежник. Манкурт был единственным в своем роде исключением — ему в корне чужды были побуждения к бунту, неповиновению. Он не ведал таких страстей. И поэтому не было необходимости стеречь его, держать охрану и тем более подозревать в тайных замыслах. Манкурт, как собака, признавал только своих хозяев."

Никто не хочет быть манкуртом в статусе собаки. Тем не менее, по известным причинам сегодня Чингиза Айтматова уже никто вспоминать не хочет — государственные системы изменились, но система диктата обществу осталась. Однако в 1991 году оказался зафиксирован настоящий политический вопрос нашего времени — политик вместо ультимативного давления на общество должен способствовать развитию свободы гражданского общества. Этот вопрос стоит в статусе категорического императива, он объективно не может быть списан с повестки дня, и никто не вправе требовать забыть его.