МНЕНИЕ | Двойные стандарты либералов, или О праве русскоязычных детей учиться на родном языке

 (57)
Eesti vabariigi aastapäeva vastuvõtt.
Foto: Priit Simson

Депутат Рийгикогу Оудекки Лооне (Центристская партия) делится мнением о школьном образовании в Эстонии.

Помимо бесконечных вотумов недоверия, у Партии реформ в парламенте есть еще одно развлечение: с упрямой последовательностью представлять законопроекты о переводе русских школ на эстонский язык. На этот раз реформисты предлагают упразднить образование на русском в детских садах к 2024 году, а в школах — к 2030 году. К сожалению партия, которая называет себя либеральной, предпочитает демонстрировать заботу об одних меньшинствах, при этом забывая о правах других.

Сначала давайте коснемся одного распространенного заблуждения о том, что в Эстонии якобы существуют две системы образования — об этом не устают говорить реформисты. Это не так — в Эстонии единая программа обучения в школах с эстонским и русским языком обучения. Именно так должна быть построена система: чтобы все дети, независимо от родного языка, места проживания, материального положения их родителей и прочих факторов имели бы возможность получить хорошее образование. Понятно, что принуждение русскоязычных детей, начиная с детсадов, учиться только на эстонском никак не будет способствовать этой цели. Более того, может возникнуть ситуация, когда более обеспеченные родители начнут отдавать своих детей в частные русскоязычные учебные заведения, а остальные дети, у кого финансовые возможности родителей более скромные, будут вынуждены довольствоваться некачественным образованием.

Читайте также:

Языковое погружение — это всего лишь один из методов изучения языка, как и изучение предметов не иностранном языке с целью изучения языка. Однако крайне неверными со стороны парламента и правительства являются попытки делать школам предписания относительно методов обучения. Иначе зачем нам тогда вообще нужна такая наука как педагогика, зачем нам преподаватели? Задача парламента и правительства — ставить цели относительно того, какие знания и навыки государство должно обеспечивать учащимся. Безусловно, знание эстонского языка, других иностранных языков необходимы, однако выбор, каким образом обучать языкам, должен оставаться за школой. Эстонский язык преподают в каждом детском саду и каждой школе с русским языком обучения. Может стоит, наконец, оставить преподавателей в покое, давая им возможность выполнять свою работу?

Для разных учеников подходят разные методы обучения — нельзя всех под одну гребенку. В некоторых эстонских школах отдельные предметы (к примеру, география и литература) преподаются на иностранных языках, в некоторых — нет. Однако в итоге все овладевают как языками, так и знаниями по предметам. Выпускники школ с эстонским языком обучения хорошо владеют по меньшей мере одним иностранным языком. Почему же реформисты и сочувствующие им полагают, что в русских школах не справятся с обучением детей языкам?

Преподавание предметов на неродном языке (географии, истории, математики и пр.) требует от педагога особых профессиональных навыков, а также владения этим языком в совершенстве. Таких учителей у нас не хватает, поэтому требование обучать всех на эстонском звучит абсурдно. Часто после таких ”уроков” на эстонском ученикам приходится много заниматься, чтобы освоить предмет. Некоторых на это просто не хватает. Результаты тестов PISA в русскоязычных школах, на которые так любит ссылаться Партия реформ, как раз подтверждают наличие обозначенной проблемы. А по логике реформистов, чтобы исправить ситуацию, необходимо перевести все дошкольное и школьное образование на эстонский язык.

Такой подход уж точно не поможет интеграции и сближению двух общин. Если обучение языку становится принудительным, если осложнят жизнь многим русскоязычным детям, то почему кто-то думает, что потом они будут с радостью общаться на этом языке?

Статья 37 конституции говорит о том, что у каждого есть право учиться на эстонском языке. Каждый, кто хочет может отдать своего ребенка в эстонский детский сад или школу, и многие русскоязычные семьи эту возможность используют. Однако право никак не означает обязанность. В этой же статье основного закона говорится о том, что ”язык обучения в учебном заведении для национального меньшинства избирает учебное заведение” и что ”при выборе образования для детей решающее слово остается за родителями”. Я считаю, что у русскоязычных детей в Эстонии должно быть право получать образование на родном языке. Необходимо разработать программу развития русских школ, предусматривающую в том числе и подготовку педагогов.