Марина и Яна: кто кого водит за нос?

 (16)
Meeleavaldus ja Mihhail Kõlvarti umbusaldamine
Foto: Ilmar Saabas

Нынешняя предвыборная кампания отличалась повышенной агрессивностью. Как ни странно, особенно сильно атаковали своих конкурентов люди, создающие в глазах общественности образ милых, белых и пушистых — в том числе соцдем Марина Кальюранд. См., например, ее мнение ”Яна Тоом продолжает водить всех за нос” (Delfi, 15.05.19).

Кальюранд выкатывает целый список обвинений: вероломство (”Да и можно ли верить человеку, который уже далеко не в первый раз предает своих избирателей и единомышленников?”), лицемерные попытки понравиться (”Тоом вынуждена регулярно выдумывать новые извинения и оправдания для избирателей”), ”стремление ухватиться за власть любой ценой”.

Всё это дурно пахнет, особенно если вспомнить, как легко меняла взгляды и идентичности сама Кальюранд. Это сегодня она социал-демократ, а еще в 2015-2016 годах мировоззрение не мешало ей занимать пост главы МИДа в реформистском правительстве Таави Рыйваса. Как мы помним, отношения с реформистами у нее испортились, только когда эта партия отказалась поддержать кандидатуру Кальюранд на пост президента Эстонии.

Сегодня Кальюранд говорит русской аудитории: ”Я — русская, мне больно слушать, как нас называют ”тибла””. А в 2007 году в интервью Eesti Päevaleht она утверждала (на эстонском, конечно) нечто совсем другое: ”Я считаю, что кровь, которая течет в моих жилах, не столь важна, как среда, в которой я росла. Я эстонка в плане отношения к миру, воспитания и мышления”. Который ответ правильный? Или они оба верны, потому что выгодны каждый в своих обстоятельствах?

Нет, наверняка можно ощущать себя сразу и эстонкой, и русской — но такие люди не станут напирать на то, что они именно что эстонцы или именно что русские. Тут, как в русском анекдоте, надо выбирать: либо трусы, либо крестик.

Аналогично праволиберальный подход реформистов и левые ценности социал-демократов — совсем не одно те же. Впрочем, особого противоречия тут нет: наши соцдемы хоть так и называются, но к социал-демократии имеют посредственное отношение и в активной защите бедных замечены не были. В лучшем случае они — очень умеренные, иными словами — не борцы.

Половинчатость просматривается и во взглядах Кальюранд на национальный вопрос. Уже будучи соцдемом, она признавалась, что ей импонирует ”позитивный, открытый национализм партии "Отечество"”. Опять же, это говорилось эстонской аудитории. Русским избирателям говорится совсем другое: ”Мы ценим каждого человека, независимо от его национальности…” Так националист Марина Кальюранд или нет? Или вновь готова быть и за, и против, — смотря что выгоднее?..

Вывод очевиден: пока взгляды скачут, а мировоззрение неустойчиво, особого толка от политика нет и не будет. Например, тот, кто испытывает симпатии к ”открытому национализму”, не станет бороться с безгражданством. Что очень и очень жаль, потому что давление на ЕС в этом вопросе необходимо. Яна Тоом, с другой стороны, за эти пять лет доказала: она стоит и будет стоять за искоренение позорного института бегражданства при любой возможности. И говорить об этом в эстонской аудитории она тоже не боится: нельзя юлить, когда речь идет о принципах. Ну, а если мы лишимся Яны Тоом в Европарламенте, защитников местных русских там просто не будет.

Увы, карьера Марины Кальюранд наводит на мысль, что социальная солидарность, которую она, если верить ее словам, собирается отстаивать в Европарламенте, — это не более чем трамплин для выборов. За ее словами нет настоящего мировоззрения, за которое человек готов был бы пойти в огонь и воду. В отличие, повторюсь, от позиции Яны Тоом.

Действительно, Яну можно упрекать в том, что она иногда меняет решения: хотела войти в ”союз Сависаара”, но в последний момент передумала; обещала покинуть Центристскую партию, если центристы войдут в коалицию с EKRE, и не покинула. Но давайте не будем путать цели и средства. Цель политика — отстаивать интересы избирателя, и Тоом никогда эту цель и своих избирателей не предавала. Все остальное — средства. Видимо, в какой-то момент Яна посчитала, что средств для достижения цели станет больше, если она поступит по плану ”А”; поразмыслив, она поняла, что лучше вариант ”Б”.

Но цели при этом не меняются: Тоом как была, так и остается за более социальный ЕС, за федеральную Европу, против безгражданства, против уничтожения русских школ. Не было такого, чтобы она отказалась хоть от одной из этих целей. Со средствами всё сложнее: при всей антипатии к EKRE (которую она ничуть не скрывает), Тоом, выйдя из партии, потеряла бы шанс влиять на ситуацию. Впрочем, об этом она уже писала сама (”Немного политического закулисья”, Delfi, 29.04.19).

А вот у Марины Кальюранд наблюдается метание именно на уровне целей. Так и кто тут кого водит за нос? Как по мне, ответ прост, и агрессивность Кальюранд его только подтверждает: злится и нападает тот, у кого плохо с другими аргументами.

Uudiskirja Üleskutse