Курсив мой. Агата Кристи после всех убийств

 (49)
<em>Курсив мой</em>. Агата Кристи после всех убийств
Foto: Andres Putting

Начиная читать восьмисотстраничную автобиографию Агаты Кристи, я все время вспоминала джазовую тему Скотта Фицджеральда:

"Богатые — не такие, как мы с вами…" Дело, конечно, не в самом богатстве, но в исключительных обстоятельствах существования автора — главной героини книги и в ее умении глубоко проникать в сущность явлений. И я ждала удивительных приключений, блистательно воспроизведенных талантливым пером. Но оказалось, я совершенно не представляла себе особенностей сознания королевы детектива. Оно, как бы это сказать… настолько обыденно и усредненно-банально, что по мере чтения я нет-нет и проверяла название и автора книги — ужель та самая Агата?! Та самая Агата, которая умела создать непревзойденные детективные ситуации и интриги, летала на только что изобретенном аэроплане, совершила кругосветное путешествие, участвовала в археологических раскопках в Египте, работала как фармацевт с самыми страшными ядами?!

Читайте также:

И вот что, например, эта самая "тиражная" писательница в мире имеет сообщить нам о супружестве: "Брак означает больше, чем любовь, я придерживаюсь старомодной точки зрения: самое главное — это уважение… об уважении вы не обязаны думать, вы лишь с благодарностью постоянно ощущаете его… думаю, именно в этом больше всего нуждается женщина. Она ищет в своем супруге честность, хочет чувствовать в нем опору…" Помилуйте, но подобными суждениями с вами охотно поделится любая пожилая женщина, достаточно долго и привычно прожившая в скучном и смиренном браке.

Но… Шатобриан уверял, что счастье лежит только на проторенных путях. Может быть, интенсивное творчество, бешеные скачки температуры воображения и требуют ежедневного возвращения от письменного стола к традиционным и унылым семейным ценностям, которые воспринимаются, как панацея… Может быть, совершив убийство на бумаге, женщине хочется как можно дальше держаться от страстей в реальности?

"- Я чуть с ума не сошел, пока узнал ваш адрес. Это было безумно трудно. Для меня никто никогда не будет существовать, кроме вас. Вы должны стать моей женой.

Я ответила, что это совершенно невозможно, потому что я уже помолвлена с другим человеком. Он яростным жестом отмел всякие возражения". — Так описывает Агата Кристи встречу с первым мужем. Совершенно в духе провинциальных барышень из города N. Они сошлись, как персонажи бульварной литературы и разошлись, как действующие лица дамского романа: "- Ах, — нетерпеливо воскликнул он, — ты опять не понимаешь. Я влюбился… и хочу, чтобы ты дала мне развод как можно скорее".

Агата Кристи сообщает читателю, что ее первый муж разочаровался в семейной жизни из-за недостатка внимания, о чем она решила не забывать во втором браке, который оказался прочным и окончательным. "Наша с Максом комната находилась наверху… Вокруг дома росло множество розовых кустов. Когда мы приехали, они были усыпаны бутонами, и я подумала, что бутоны вот-вот распустятся и превратятся в восхитительные цветы…"

Надо сказать, что и о своем творчестве и о связанных с ним переживаниях писательница говорит так же ординарно, как и о личной жизни: "Итак, я была счастлива, я сияла от восторга, слыша овацию в зале. Как только занавес опустился в последний раз, я, по обыкновению, выскользнула на Лонг-Акр. За те несколько минут, что я искала машину, меня окружила толпа приветливых людей, рядовых зрителей, узнавших меня. Они похлопывали меня по плечу и одобрительно восклицали: "Это ваша лучшая вещь, голубушка!"

Заканчивается огромный том такими словами: "Что сказать мне в свои семьдесят пять? Спасибо тебе, Господи, за мою хорошую жизнь и за всю ту любовь, которая была мне дарована".

Может быть, за талант и реальную жизнь отвечают разные участки мозга? А может быть, такая безумная популярность была обеспечена Агате Кристи именно усредненностью сознания, желанием жить, как все, искать того, что ищет любой человек? Она не хотела и не строила из своей избранности ни башни, ни другие геометрические фигуры. В ней всегда побеждал здравый смысл физически и духовно здорового человека. Человека, который думает о вложении денег с той же трезвой усидчивостью, с какой только что обдумывал с убийцей его преступление.

…В Лондоне есть театр, где на протяжении многих десятилетий идет всего одна пьеса — "Мышеловка" Агаты Кристи. Над театром каждый вечер зажигается новая цифра: к десяткам тысяч состоявшихся представлений добавляется еще одно. И это только одна ее пьеса! А романы! А рассказы! Возможно, ей хотелось, чтобы каждый, прочтя ее автобиографию, воскликнул: "Боже мой, она была совсем обычной!"