КОЛОНКА РЕДАКЦИИ | Старение населения: ежедневные тяготы по уходу для одних, прибыльный бизнес для других. Государство наблюдает со стороны

 (32)
КОЛОНКА РЕДАКЦИИ | Старение населения: ежедневные тяготы по уходу для одних, прибыльный бизнес для других. Государство наблюдает со стороны
Foto: Karin Kaljuläte

Наш читатель поделился своей пронзительной историей ухода за дементным пожилым отцом. Просто и без прикрас мужчина описал свое превращение из ”неисправимого жизнелюба” в равнодушного циника с разрушенным здоровьем, раздавленного тяготами тяжелого быта с больным недееспособным человеком. Читать такие признания тем более тяжело, что понимаешь — подобные истории могут крыться чуть ли не за любой дверью в вашем подъезде.

Наверняка у каждого найдется родственник или знакомый, который также оказался в похожей ситуации. А сколько стариков у нас находится в домах призрения и учреждениях по уходу — не поддается подсчету. В том числе и потому, что многие из них являются частными (и довольно прибыльными) фирмами, в том числе принадлежащими видным политикам. Но многие малообеспеченные жители республики просто не могут отдать своего родственника в подобное заведение из-за высокой стоимости услуг. Потому и превращаются женщины и мужчин в добровольных сиделок, теряя здоровье и силы, веру и надежду на помощь от государства.

Читайте также:

Пособия же для тех, кто самостоятельно ухаживает за больными родственниками, ничтожны. По закону в таких ситуациях чаще всего не положены и компенсации по оплате коммунальных расходов. Люди вынуждены уходить с работы, сидеть дома с престарелыми людьми, выживая на их мизерные пенсии. Особенно страшно, когда после кончины такого подопечного, человек еще не пенсионного возраста не может найти работу. Что прикажете ему или ей делать?..

Особенно драматичной ситуация выглядит на Северо-Востоке, где самое старшее поколение состоит по большей части из представителей рабочих профессий, тяжело и долго трудившихся, испытавших стресс от смены государственной формации в 1990-х и не получавших адекватной медицинской помощи. Либо наоборот, ”закормленных” в свое время такими сильными лекарствами, что они ускоряли развитие деменции и превращение человека в ”овоща”. Нередко у таких стариков и детей-то или других младших родственников нет — кто спился, потеряв работу в те же 90-е или 2000-е, кто подался на заработки за границу, да там и остался.

В силу недофинансировани таких услуг со стороны государства, тут и там появляются различные частные хосписы и дома престарелых, в которых старые немощные люди зачастую получают, откровенно скажем, минимально допустимый уход. Там они доживают свои дни в далеко не самых комфортабельных условиях — по несколько человек в комнатушке, с копеечной едой и порой весьма строгим режимом. И, конечно, свою пенсию надо отдать держателям заведения, а с одиноких нередко требуют еще и отписать им жилище.

И если в столичном регионе или под Пярну создаются ”элитные” дома престарелых, к которым руку приложили, например, известный политик-реформист Ээрик-Нийлес Кросс и экс-серый кардинал Партии реформ Райн Роозиманнус, использовавшие для этого просторные красивые здания старинных мыз, то, скажем в Нарве подобный бизнес развивает… православная церковь. И уж тамошние богадельни никак не ”люкс”. При этом местные власти не торопятся вкладываться в расширение подобной муниципальной услуги, хотя есть и огромный спрос, и даже европейские дотации.

Словом, различных драматических и трагических сюжетов множество. Но из них вырисовывается единый мрачноватый узор, сетка отмирающих сосудов на внешне благополучном теле нашего государства. И особенно угнетающе осознание этой безвыходной и беспросветной ситуации действует на фоне предвыборных разговоров о повышении оборонного бюджета на сотни миллионов евро или громогласных многомиллиардных инфраструктурных прожектов.

Как ни крути, эта ситуация, пожалуй, одна из немногих, в которых себя одинаково себя
чувствуют и русские, и эстонцы, и представители любого народа. Одинако плохо.

И уж если практически все партии, как одна, заявляют в качестве приоритета развитие человеческого капитала, то самое время обратить гораздо больше внимания именно на эту проблему, чтобы прекратить воспроизводство сотен и тысяч недееспособных стариков и превратить пенсионный возраст в действительно заслуженный отдых, а не во ”время дожития”, как его с профессиональным цинизмом называют социологи и медики.

Uudiskirja Üleskutse