Как ”Ночной дозор” стал ”кормушкой”

 (121)
Как ”Ночной дозор” стал ”кормушкой”
Foto: Andres Putting

21 мая 2006 года возникло добровольное народное движение ”Ночной дозор”. Эту дату пресса обошла вниманием. Правда, месяц назад журналисты живо обсуждали шестилетие ”бронзовых ночей” и, что показательно, большинство СМИ снова не заметило защитников Бронзового солдата, их значения в политической жизни и истории страны.

Такое отсутствие внимания не просто обидно. С одной стороны, роль ”дозорных” еще не изучена и не осознана обществом. С другой — их до сих пор чураются. Точнее, многие журналисты боятся властей и эстонского общественного мнения, поскольку ”дозорные” до сих пор раздражают своей невиновностью. Ведь деятельность ”Ночного дозора” была, по западным понятиям, обычной общественно-гражданской инициативой, защищавшей право части населения на свою историческую память, но организацию преднамеренно оболгали и обвинили в подрывной деятельности, направленной против эстонского государства.

Наверно, поэтому месяц назад главной стала тема, нет, даже не полицейского произвола в апреле 2007 года, а его жертв и усилий правозащитников, ”героически” защищавших их права. И уж стало совсем невмоготу, когда руководитель известного Центра информации по правам человека Алексей Семенов высказался на Delfi: ”Всем людям, которые обратились к нам за правовой помощью, мы помогали бесплатно”. Не реагировать на это стало невозможно, потому что это — полуправда.

На самом ли деле бесплатно?

В одном из отчетов семеновского центра говорится ”о расходовании средств, собранных за счет пожертвований на оказание правовой помощи пострадавшим во время апрельских событий”. Он подписан исполнительным директором Ларисой Семеновой и датирован 3 июля 2007 года. В нем сказано, что за май-июнь 2007 года в центре работала ”горячая линия” для пострадавших от полицейского произвола 26-28 апреля этого же года.
Юристы центра составили для 60 человек, обратившихся за помощью, 85 документов (обращения к канцлеру права, жалобы в прокуратуру и суд).

Как заявляли тогда сами руководители центра, в начале 2007 года финансово он оказался на мели. То есть работу можно было выполнить только бесплатно. Но тут на помощь пришли антифашисты и правозащитники Латвии, жители Эстонии, которые собрали для оказания юридической помощи, прежде всего защитникам памятника, а также и жертвам произвола полиции соответственно 70 154 и 32 955 эстонских крон.

69 281 крона была выделена на оплату труда трех юристов центра (Андрея Арюпина, Мстислава Русакова, Вадима Полещука) за два месяца: май-июнь. В июле за аналогичную работу, но в кратно меньшем объеме и по более высоким расценкам им выплачивают еще 55 604 кроны. А с учетом выплат руководителю центра Алексею Семенову и исполнительному директору Ларисе Семеновой за консультации и подготовку аналитических докладов в июле на оплату пошло 84 300 крон. Персонально за май-июль Арюпин заработал 55 300 крон (в среднем — 18 433 крон/месяц). Его коллега Русаков — 57 600 крон (соответственно — 19 200 крон/месяц), Полещук — 17 971 крону.

Конечно, каждый труд достоин вознаграждения, и потому в оплате труда юристов центра нет криминала. Но зачем же вводить общественность в заблуждение, как это сделал Семенов, говоря, что помогали бесплатно. Данные отчетов центра свидетельствуют: за указанный трехмесячный период юристы этой организации суммарно потратили на консультирование 329,5 часа, что составило 4,7 часа на одного обратившегося за помощью. Специалисты утверждают, что это явно завышенный показатель, который позволяет предполагать приписки.

На составление в центре 96 документов (кстати, во многом однотипных) было потрачено 382,5 часа, то есть почти 4 часа на одну жалобу или письмо. И снова — сомнения.

Эксперты отмечают, что первые действия юристов центра были не во всем верными, они направляли пострадавших по ”ложному” следу — составляли письма канцлеру права, хотя пострадавших с жалобами на действия полиции надо было сразу направлять в окружную прокуратуру. Поэтому половина тех, кто направили жалобы канцлеру права, не стала обращаться в прокуратуру. Такова реальная юридическая помощь, ее эффективность.

Кому — вершки, кому — корешки

При этом член правления добровольного народного движения ”Ночной дозор” Светлана Кунгурова, которая обратилась в Центр информации по правам человека за консультацией уже после 26 апреля, вынуждена была заплатить за оказанную услугу. То есть потому, что не была жертвой апрельской полицейской расправы, а ”всего лишь” пострадавшей совсем в другой ситуации (провокации, сфабрикованной против нее как активной защитницы Бронзового солдата еще до апрельских беспорядков 2007). С нее взяли деньги, несмотря на то, что остаток от майских пожертвований составил 33 289 эстонских крон.

Все это поначалу возмутило члена Антифашистского комитета Латвии Иосифа Корена — одного из инициаторов сбора средств для юридической помощи защитникам Бронзового солдата. Ведь деньги собирали, прежде всего, для них, а не для жертв полицейской расправы.

Так вот, в приложенном к этой новости письме исполнительного директора Центра информации по правам человека Ларисы Семеновой сказано: ”Благодаря собранным пожертвованиям мы смогли продержаться уже 2 месяца, так как накопившиеся долги грозили нам закрытием. Особенно в части аренды помещения”. Короче, не все деньги ушли по назначению.

В итоге сами защитники памятника и могил советских воинов на Тынисмяги остались с носом. Ведь на многих из них, как на Светлану Кунгурову, были заведены мелкие дела за административные, чаще всего фиктивные правонарушения. То был один из методов подавления активности ”Ночного дозора”. Более того, после апрельских событий 2007 года под суд отдали не одного защитника Бронзового солдата. Среди них и т.н. ”бронзовая четверка”. Мать обвиняемого Марка Сирыка рассказала, что потратила на адвоката неподъемную сумму — пришлось продать недвижимость. Кто возместит затраты?

Или юрист Александр Кустов, кстати, обеспечивший и оправдание ”четверки”. Он рассматривал состряпанное полицией безопасности и прокуратурой дело не в качестве политического, а как уголовное, доказав, что никакого криминала в нем не было. Только он пригласил в суд свидетелей защиты, развенчавших замыслы КаПо, прокуратуры, политэлиты и их СМИ. И что еще важно! Вот он-то как раз защищал своего подопечного на самом деле бесплатно, не получив ни от подзащитного, ни от фондов, ни за счет пожертвований ни цента. И таких действительно бесплатных дел по апрельским событиям на счету Александра Кустова — более десяти!

В конце апреля в Общественной палате РФ комиссия по проблемам безопасности граждан и взаимодействию с системой судебно-правоохранительных органов при участии Международного правозащитного движения ”Мир без нацизма” и НКО ”Ночной дозор” провела круглый стол ”Трагедия Бронзового солдата. Преступление, оставшееся без наказания”. Участвовавший в нем адвокат Леонид Оловянишников, защищавший ”дозорного” Дмитрия Линтера, выразил надежду, что его адвокатский труд все-таки будет оплачен. Его поддержал и политолог Дмитрий Кондрашов, который добился от круглого стола согласия на составление соответствующего ходатайства.

Неведение и забывчивость?

В упомянутом выше письме Лариса Семенова справедливо благодарила международные правозащитные организации, депутата Европарламента от Латвии Татьяну Жданок, а также средства массовой информации, рассказавшие о жестокости властей. Зато досталось на орехи адвокатам Эстонии, они, мол, почти все попрятались в кустах, испугавшись репрессий со стороны власти. И такое случалось. Но…

Вот как совсем недавно описал ситуацию с защитой людей, связанных с апрельскими событиями, руководитель Центра информации по правам человека Алексей Семенов: ”Когда пройдены все инстанции — канцлер права, полиция, прокуратура, и если все в возбуждении дела отказывают, то этот отказ можно обжаловать в окружном суде. Но в окружном суде интересы клиента может представлять только присяжный адвокат. Наши ребята (юристы центра) не присяжные адвокаты, значит, нам нужны были присяжные адвокаты. И это было действительно трудно — мы звонили всем знакомым, и из всех знакомых взялся один только Ярославский. Чаще всего говорили: ”Это не мой профиль, я занимаюсь (ну, к примеру) имущественными спорами, так что это — не мое дело”.

Все преподнесено таким образом, что не стоит удивляться заголовку — ”Ни один адвокат в Эстонии не хотел помогать защитникам Бронзового солдата”. Это снова самореклама — ведь на таком фоне куда весомее заслуги центра, ”единственного защитника” жертв полицейской расправы. Но это не так!

Ведь все началось с ныне покойного юриста Карэна Драмбяна. Утром 26 апреля 2007 года, еще до вечерних событий, приведших к ”бронзовым ночам”, он сразу согласился представлять интересы незаконно задержанной и избитой спецназом в ночь на 26 апреля активистки ДНД ”Ночной дозор” Ларисы Нещадимовой. И довел это дело до конца — не будучи присяжным поверенным.

В речах Семенова забыты правозащитники, другие юристы и адвокаты, включая эстонцев, которые вели дела (или были готовы к этому) в отношении не только жертв произвола полиции, но и тех, кого преследовали якобы за участие в массовых беспорядках и их организацию. Таких дел — около 30. И 20 из них приходятся все на того же юриста Александра Кустова.

Финансирование — не порок, но...

На днях состоится ежегодная страновая конференция российских соотечественников Эстонии. Кстати, членом их координационного совета (КСРСЭ) является и правозащитник Алексей Семенов. И вот что интересно: и к КСРСЭ возникает вопрос о финансировании общественной деятельности, возникают сомнения, не является ли она ”кормушкой” для членов КСРСЭ и их приближенных, а также возможных откатов российским дипломатам и чиновникам.

Несмотря на это, мы постоянно слышим спокойный ответ внешнеполитического ведомства России: ”Это — выдумки, ложь завистников и клевета злопыхателей! У советов нет своего бюджета”. Формально ответ дипломатов более чем правдив — лично члены, например, КСРСЭ, за свою работу в совете (собираются раз в месяц) не получают ни копейки, ни цента. Так-то оно так, но, когда принимается решение о финансировании Россией различных некоммерческих организаций, существующих на соотечественной ниве, их слово — далеко не последнее. В Эстонии хватает людей, которым непонятно, по каким причинам им отказали в финансировании проектов по линии, например, фонда ”Русский мир” или Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. Между тем, исполнительный директор последнего Игорь Паневкин заявил: ”Хотел бы также информировать, что все решения о выделении нами грантов/субсидий принимаются правлением фонда (в него входят представители МИД России и Россотрудничества) с учетом мнения посольства и Координационного совета соотечественников”. Что и требовалось доказать.

Само по себе ничего постыдного в финансировании некоммерческих организаций нет. Если, конечно, все по-честному и прозрачно. Ведь без вливаний извне НКО долго не просуществуют.

Возьмем тот же Центр информации по правам человека. В кратком отчете аудитора Марины Григорьевой от 26 июля 2007 года о денежных поступлениях в этот центр указано, что с начала 2004 года до середины 2007 года ему было перечислено 337 239 крон. Кому-то сумма (в среднем по 8 тысяч евро, или около 130 тысяч эстонских крон в месяц) покажется огромной, кому-то — скромной. Кстати, почти десятая часть этой суммы (почти полмиллиона эстонских крон за три с половиной года, или 13 тысяч крон в месяц) поступило от Посольства РФ в ЭР.

Надо знать своих ”героев”

Писать (особенно, когда это касается ”своих”) о финансовой, да и моральной нечистоплотности людей, тем более имеющих бесспорные заслуги на своем общественном поприще, занятие не из приятных. И все же на это следует идти, даже зная, что вынос сора из избы будет преподан как недостойный, безнравственный.

Сегодня стала опасна критика движения соотечественников, российского посольства или МИД РФ. Вас тут же обвинят в очернительстве, предательстве интересов российского государства. Но это — демагогия. Чиновник или ”профессиональный” соотечественник вовсе не являются Российской Федерацией, Россией. Они лишь представляют свою страну и свою организацию. Вопрос в том, хорошо или плохо, честно или нет?

Разоблачение даже небольшой лжи в правом деле порождает большое недоверие к самой святой идее. Как среди чужих, так и своих. Странно получается: разоблачать недостатки — нехорошо, допускать их — не беда.
Перенося разговор в плоскость любви к Родине, нельзя не признать, что искреннее и правдивое разоблачение всего неблаговидного свидетельствует как раз о патриотизме, а замалчивание — о вредительстве, которое подтачивает устои. И потому, чтобы не было обидно слышать неприятную правду от недоброжелателей, лучше выслушать ее от своих или самим признать ошибки и проступки, наказать виновных и исправить ситуацию.

У нас же свои соотечественные ура-патриоты зачисляют недовольных в предатели. Более того, им затыкают рот. На претендующем быть рупором всей русской общины Эстонии портале Baltija.eu стало привычным, что неугодные ”хозяину” комментарии удаляются. А инакомыслящих и вовсе отлучают от комментирования. Иллюстрацией цензуры в отношении к автору этой статьи стало и отправленное в апреле различным российским информагентствам подметное письмо собственника портала Baltija.eu Александра Корнилова. Он просит принять письмо к сведению ”при принятии решений о размещении в дальнейшем материалов о жизни русской общины Эстонии за авторством Димитрия Кленского”. Объяснение: лживость публикаций. Но, утверждая это, бесцеремонно лжет как раз Корнилов. Впрочем, это — тема отдельного разговора.

Волюнтаристский, с элементами беззакония и хамский стиль новых соотечественников укореняется, увы, и в НКО ”Русская школа Эстонии”, хотя его задача — сохранение не только русскоязычного образования, но и самой русской общины. Фигуранты этой статьи (Алексей Семенов, Мстислав Русаков и Александр Корнилов) добились избрания себя кандидатами в члены нового КСРСЭ. Как не спросить их: разве мы не должны знать об истинных помыслах и методах борьбы тех, кто рвутся в КСРСЭ? Наконец, почему к ”кормушке” надо подбираться в лике чуть ли не святого, очерняя вчерашних союзников и партнеров?