Глава совета MISA: на интеграцию следует взглянуть по-новому

 (48)
Kristina Kallas
Kristina KallasFoto: Hendrik Osula

Начало интеграционного процесса в Эстонии, которое было положено в 1990 году, было трудным и неровным. Многие еще помнят, как регулярно приезжал осведомляться о нашей молодой и слабой демократии комиссар ОБСЕ по делам нацменьшинств Макс ван дер Стул. Он учил, как государство должно налаживать отношения между большинством и меньшинством.

Эстонцам этот весьма самоуверенный западный дипломат совсем не импонировал. Русская же община, наоборот, возлагала на него слишком много надежд. Когда Эстония в 1997 году стала претендентом на вступление в Европейский союз, риторика ОБСЕ была взята на вооружение в Европе: от Эстонии стали требовать интеграцию. На самом деле, о ее необходимости уже в то время достаточно громко заявляли социологи во главе с Марью Лауристин, Мати Хейдметсом и другими. Однако во внимание принималось лишь то, что говорил Евросоюз. Так и появились в 1998 году первая стратегия интеграции и Целевое учреждение интеграции и миграции (MISA).

Читайте также:

Первые годы интеграции были очень энергичными. Внушительная часть внешнего финансирования, которая предназначалась для решения социальных вопросов, была направлена на интеграционные процессы. Благодаря европейской программе PHARE, фонду "Открытая Эстония" и зарубежным посольствам, стали обучать эстонскому языку, при поддержке Канады была запущена программа языкового погружения. В Эстонию по нескольку раз в год приезжали разные ученые и эксперты с мировым именем для обсуждения перспектив интеграции и методов ее проведения в Эстонии.

Об интеграционных проблемах русскоязычного меньшинства в Эстонии (да и в Латвии) написаны десятки книг за рубежом. Позиция общества об интеграции сформировалась весьма быстро. Все мы помним кампании о многих замечательных людях Эстонии, например, "Пеэтера и Владимира знаешь?" Или рекламу, пропагандирующую изучение эстонского языка, на которой был изображен зашитый рот.

ЦУ MISA превратилось из учреждения, которое руководит интеграцией, в учреждение, которое распределяет деньги

Это был расцвет MISA. Тогда государство влияло через целевое учреждение на формирование общественного мнения. Многие жители Эстонии знали, что такое MISA и для чего оно.

После вступления в ЕС, когда наступило опьянение экономическим ростом, когда у всех, казалось, дела идут в гору, об интеграции забыли. После испуга, вызванного Бронзовой ночью в 2007 году, вопреки ожиданиям, интеграция совсем канула в Лету. С поступлением европейских дотаций и душа, и разум MISA затуманились. Столько энергии было потрачено на то, чтобы каждый цент европейских налогоплательщиков был верно и корректно использован, что больше просто не оставалось пространства для мечтаний и больших планов. ЦУ MISA превратилось из учреждения, которое руководит интеграцией, в учреждение, которое распределяет деньги.

Как известно, банки и банкиров, у которых есть деньги и которые распределяют их по своему усмотрению, никто не любит. Так случилось и с MISA. Желая понравиться владельцам денег (Еврокомиссии) и контролерам (Министерству финансов), MISA утратило контакты с людьми и организациями, которые участвуют в интеграционном процессе. Учреждение стало финансовым посредником, а не тем местом, где должны решать, на что и зачем нужно выделить деньги. В организации стало не хватать экспертных знаний, сократилось и число зарубежных контактов. Сотрудничество MISA и тех, кто занимается вопросами интеграции в Эстонии, ограничивается лишь разговорами о том, как разрешается потратить ту или иную копейку. А не о том, как наиболее разумным бы было использовать деньги.

Надо сказать, тогда нигде не осталось экспертных знаний, так как бюро министра народонаселения, которое ненадолго появилось во времена Урве Пало во главе ведомства, было распущено в 2009 году. Так и сформировалась ситуация, когда ученые и эксперты изучают интеграцию и пишут о ней (преимущественно на английском и для зарубежной аудитории), а в Эстонии нет организации, которая бы обозначила позицию государства по этому вопросу.

Сейчас стратегия интеграции создается на базе бюрократических процедур. Для написания стратегии привлекаются эксперты извне, однако, все это больше напоминает составление таблицы exсel, чем управление интеграционным процессом. ЦУ MISA стало бюрократической машиной, которая все чаще вынуждена заниматься тем, чтобы оправдать свое существование. Результаты недавно проведенного Министерством культуры аудита были сформулированы жестко, но справедливо: целями устава по существу (больше) не занимаются, весь пыл направлен в основном на организацию неэффективных бюрократических процедур.

Потребность в господдержке интеграционного процесса не исчезнет

В качестве примера можно привести бесплатные языковые курсы, которые вызвали в этом году много недовольства. Фонд MISA взял на себя роль счетовода, предположив (ошибочно), что остальную работу (как организацию курсов по всей стране исходя из потребностей людей, так и сам процесс обучения) должны выполнить языковые фирмы. Разумеется, языковые школы умеют преподавать язык, однако, они не должны уметь планировать общегосударственную систему последовательного и качественного обучения эстонскому языку. Сформировать такую систему, которая бы исходила из потребностей регионов, была бы последовательной, основывалась бы на международной практике обучения иностранному языку — это задача целевого учреждения MISA.

Потребность в государственной поддержке интеграционного процесса между разными языковыми и религиозными группами никуда не исчезла и не исчезнет. Фонд MISA должен открыть в себе второе дыхание. Руководство и новый совет работают над этим. И жизнь, и свежий аудит преподали немало уроков, усвоив которые, MISA может измениться.

Последний интеграционный мониторинг 2015 года говорит о следующем. Несмотря на то, что интеграционный процесс протекает в позитивном ключе, особенно среди молодежи, все же существует несколько проблем: ”стеклянный потолок” на рынке труда для русскоязычных жителей, меньший уровень доверия к Рийгикогу, президенту и правительству у русскоязычных, низкая готовность большинства эстонцев делить политическую власть с русскими. До сих пор остаются нерешенными вопросы гражданства и улучшения уровня владения эстонским среди русскоязычных жителей страны.

Очень важно следующие 10 лет обращать особое внимание именно на Ида-Вирумаа

Задача социологов — выявить и проанализировать проблемные места, задача государства — найти решения и воплотить их в жизнь. В этом и заключается роль MISA — быть центром компетенции, где знают, как решить проблему и решают ее. Фонд MISA не должен действовать в одиночку, учреждение должно сотрудничать с другими организациями Эстонии: как с университетами, так и с гражданскими объединениями. Необходимо сотрудничать и с зарубежными коллегами, черпать знания, перенимать положительный опыт и практику со всего мира.

Интеграционный мониторинг обозначил еще одну серьезную проблему — ухудшающуюся социально-экономическую и языковую ситуацию. Ида-Вирумаа все больше начинает походить на гетто: отсюда уезжают образованные люди, владеющие эстонским языком (в том числе, и говорящие по-эстонски русские), так как знание языка на рынке труда дополнительного дохода не приносит. Другими словами, ида-вирусцы интегрируются, но в других городах Эстонии, в основном, в Таллинне и Тарту. Поэтому очень важно следующие десять лет обращать особое внимание по вопросам интеграции именно на Ида-Вирумаа. С одной стороны, нужно способствовать улучшению социально-экономического положения, с другой — поддерживать развитие культурной среды и связей с остальной Эстонией.

Важно поддерживать создание "эстоноязычных" рабочих мест, особенно в Нарве и Силламяэ. Это бы позволило хорошо говорящим по-эстонски нарвитянам и силламяэсцам оставаться у себя в родном городе, приносить ему пользу, занимаясь интересной работой. Одним из создателей рабочих мест является государство. Его план перевести некоторые госучреждения в Ида-Вирумаа приветствуется.

Необходимо также обсудить и возможное присутствие MISA в Нарве. Во-первых, учреждение создаст хорошие рабочие места, где необходимо знание эстонского языка. Во-вторых, оно станет ближе не только к своей целевой аудитории и к своим партнерам, но и ко всей нарвской общине, для которой тема интеграции по-прежнему является одной из самых актуальных.

В последние два года внимание международной общественности к проблемам интеграции в Эстонии в основном сосредоточено на Нарве. MISA в Нарве создало бы новые возможности для международного сотрудничества и дебатов, которые содействовали бы работе Эстонии на интеграционном поле. Однако сперва ЦУ MISA само должно измениться, четко обозначить свою роль и взять на себя ответственность, а также переосмыслить в целом наши возможности и потребности в сфере интеграции.