Гамлет, помноженный на миллион. Пойдут ли инженеры из Нарвы в уборщики и кассиры?

 (14)
Ajakirjanik Vjatšeslav Ivanov
Ajakirjanik Vjatšeslav IvanovFoto: Karin Kaljuläte

Волна ажиотажа, вызванного сообщениями о неизбежных увольнениях в энергетическом секторе, какое-то время подержалась и, утратив признаки сенсации, схлынула. Однако осадок остался.

Новостной портал телерадиовещательной корпорации ERR сообщает, что 30 июня впервые в истории государственной компании Eesti Energia производство сланцевой электроэнергии было полностью прекращено. Вынужденная остановка продлилась 8 часов. Сжигать сланец стало невыгодно из-за низкой биржевой цены электричества и высокой стоимости квот на выброс углекислого газа». И это, похоже, только первая ласточка…

Если считать этот факт эхом недавних разговоров о предстоящих сокращениях рабочих мест в отрасли из-за грядущей необходимости ликвидировать сланцевую энергетику как таковую, то эхо оказалось более впечатляющим, чем сами разговоры. По крайней мере, оно стало жестким подтверждением серьезности намерений правительства.

Читайте также:

Доктору философии очень идет метла

Согласно данным Кассы по безработице (Töötukassa), сегодня в Эстонии насчитывается примерно тридцать три тысячи безработных. В обозримом будущем планируется, за счет сланцевиков и энергетиков, пополнить эти ряды еще почти на две тысячи. Итого – 35 тысяч душ, потерявших работу.

Сайт Otsintööd (Ищу работу) предлагает соискателям 9737 трудовых вакансий по всей республике. Данные взяты преимущественно у той же Töötukassa.

Получается в среднем по 3,5 человека на одно место. Как в приличном университете…
Но, во-первых, даже если бы все эти вакансии были в одночасье заняты уже имеющимися безработными (без тех, что еще прибудут), все равно проблема не была бы решена.
А во-вторых, здесь простым арифметическим действием сложения/вычитания, или даже деления/умножения, ничего не добьешься. Потому что имеются, скажем, вакансии швеи или охранника в магазине, а ищут работу квалифицированный оператор-наладчик станков с ЧПУ или дипломированный педагог.

Конечно, когда, как говорится, жареный петух в темечко клюнет, то согласишься и тротуары мести, но это ведь не может быть системой, поскольку тогда в проигрыше и человек, и государство. Лишь очень богатые страны могут себе позволить такое расточительство, как использование высококвалифицированных специалистов в роли уборщиков или кассирш. Но они-то как раз себе этого не позволяют…

Эксперты называют это структурной безработицей. Сайт MacroEconom характеризует это понятие суховато, но в то же время достаточно образно: «Структурная безработица обусловлена стру­ктурными сдвигами в экономике, которые связаны с изменением структуры спроса на продукцию разных отраслей, [а также] с изменениями отраслевой структуры экономики, причиной которых яв­ляется научно-технический прогресс – со временем одни отрасли устарева­ют и исчезают (например, производство паровозов, карет, керосиновых ламп и черно-белых телевизоров), а появляются другие отрасли (например, производство персональных компьютеров, видеомагнитофонов, пейджеров и мобильных телефонов)».

Режь своих кур – «ножки Буша» милее!

А вот мне в этой связи интересно: можно ли производство электроэнергии, без которой немыслима вообще никакая промышленность, никакое сельское хозяйство, а также никакая гуманитарная деятельность, включая развитие науки и искусства, приравнять к изготовлению паровозов и керосиновых ламп?

Во всех странах мира энергетика считается одной из стратегических отраслей народного хозяйства, залогом экономической независимости государства. И только в Эстонии это не так. Хотя и здесь в свое время (2002 г.) государственным мужам хватило мудрости не допустить приватизации Нарвских электростанций американской компанией N.R.G. Energy. Зато сегодня эти предприятия идут даже не с молотка – под нож! Будем закупать электричество за рубежом. Так оно дешевле… Чем обернется такая сиюминутная выгода в будущем, не возьмется сегодня предсказать никто. То есть предсказать в деталях. Но что ничем хорошим – для понимания этого не обязательно быть экспертом. За социальный взрыв не поручусь, но по поводу социальной стагнации (а как следствие – и экономической) можете не сомневаться: будет.

ТОП

И тут возникает удивительный парадокс: при росте числа людей, теряющих работу, в прогрессирующей степени увеличивается дефицит рабочей силы. Впрочем, удивителен он только на первый, поверхностный взгляд. Известный эксперт, советник президента по экономическим вопросам Хейдо Витсур еще два года назад в интервью агентству BNS констатировал: «Уже долгое время нашей проблемой остаются как структурная безработица, так и структурный дефицит рабочей силы, а также низкая мобильность нашей рабочей силы и неравномерное региональное развитие рынка труда. Здесь, к сожалению, существенных перемен у нас так и не произошло».

Последняя фраза актуальна и по сей день…

В переводе на простой разговорный язык это означает вот что. С одной стороны, стремясь занять подобающее место в международном разделении труда на уровне Европейского Союза, Эстония послушно следует всем стандартам экономического и экологического характера, результатом чего становится ликвидация целых отраслей (например, текстильной). Взамен (то есть с другой стороны) мы получаем регулярные похвалы в различного рода отчетах (не люблю я слово «рапорт», как-то слишком уж по-военному оно звучит), и обещания поддержать, посодействовать и т.д..

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих

Население Эстонии неуклонно стареет. Однако пополняются ряды не только пенсионеров (а их только по нетрудоспособности в Эстонии уже более ста тридцати тысяч), но и безработных, которым все труднее найти новое рабочее место. И дело даже не только в том, что не всякому потерявшему работу подойдет любая новая вакансия, но еще и не всякий работодатель согласится взять к себе человека, скромно выражаясь, не первой молодости.
А при этом именно молодые все чаще стремятся трудоустроиться заграницей. Больше чем у четверти только моих знакомых дети живут и работают в странах ЕС, в Америке, Израиле, России. И большинство из них намерены остаться в стране нынешнего проживания навсегда. А кто будет содержать растущую армию иждивенцев, попавших в эту категорию населения чаще всего не по своей воле?

Еще в 2017 году экономист Банка Эстонии Расмус Каттай констатировал, что доля людей пенсионного возраста в населении Эстонии стремительно растет. И если приток иммигрантов не изменится в бóльшую сторону, то пропорция между пенсионерами и работающими людьми достигнет критического уровня. По мнению эксперта, если мы хотим, чтобы через 20 лет эта пропорция осталась хотя бы на том же уровне, что и сейчас, то каждый четвертый (!) работник в Эстонии должен быть иммигрантом из другой страны. За прошедшие годы ситуация если и изменилась, то лишь в худшую сторону.

В Эстонии мизерные квоты на ввоз рабочей силы, которые не изменялись с 1991 года. И это проблема не только социально-экономическая, но и демографическая. Ксенофобская политика правительства, жёстко ограничивающая приток свежих сил, приводит к тому, что число неработающих жителей страны скоро превысит число работоспособных. Как следствие, тенденция отрицательного прироста населения, и без того уже много лет вызывающая тревогу специалистов, вот-вот примет необратимый характер.

Принц Гамлет в знаменитом монологе вопрошал: «Быть или не быть?». Сегодня такой вопрос встает уже перед миллионом эстонцев…

Uudiskirja Üleskutse