Есть необходимость структурировать русскую общину, чтобы ее заметили и эстонцы

 (181)
Vene diskussiooniklubi, Oleg Nazmutdinov
Vene diskussiooniklubiFoto: Andres Putting

Заседание Русского дискуссионного клуба, состоявшееся 27 декабря, подразумевало анализ произошедших за год событий. При подготовке заседания было предложено множество тем для обсуждения.

Вот только некоторые из них:
-продолжающееся давление со стороны полиции безопасности и других правоохранительных органов на активистов русского национального меньшинства (судебные процессы, очернение в СМИ и т.д.),
-усиление антироссийской и антирусской истерии с соответствующими
негативными последствиями как во взаимоотношениях с Россией, так и для
русского национального меньшинства в Эстонии,
-выход на новый уровень борьбы с инакомыслием, когда нежелательными
персонами объявляются все, кто не разделяет "правильную" позицию по украинским событиям или выступает с пророссийской точки зрения,
-Дни русской культуры в Латвии и о Днях русского просвещения в Эстонии, которые прошли в этом году. Дни как основа для единения русского населения,
-Крым,
-Новороссия,
-выборы в Европарламент,
-возможности защиты соотечественников от давления спецслужб, которое выражается, в частности, в постоянных проверках на границе,
-беспрецедентное наступление на права русского населения, на свободу общения и контакты с российскими артистами, писателями, учеными,
-продолжающаяся политика эстонизации школьного образования,
-ограничения свободного употребление русского языка в ЭР.

Так определился основной акцент обсуждения — как все эти события повлияли или повлияют на состояние русской общины в Эстонии.

Достаточно высокую планку дискуссии сразу обозначил член правления НКО ”Русская школа Эстонии” Сергей Середенко, высказавший мнение, что действия силовых структур, полиции безопасности и других государственных органов ЭР напрямую нарушают положения Заключительного акта Хельсинкского совещания о налаживании и развитии контактов между государствами и народами. Развитие, а не препятствование контактам гуманитарного характера должно быть одной из задач государственных структур. Однако власти Эстонской Республики уже давно взяли курс на попытки ограничения и даже изоляции русского населения Эстонии от контактов с носителями русской культуры в других странах.

В ходе обсуждения приводилось немало тому примеров. Вводятся ограничения вещания отдельных программ российских телеканалов, принято решение о создании в Эстонии пропагандистского канала на русском языке.

Русские, владеющие эстонским языком, зачастую предпочитают беречь нервы и не читать эстонскую прессу.

Запрещается въезд людям, имеющим точку зрения, не совпадающую с мнение эстонских чиновников, которые принимают решения. Если пронаблюдать линию запретов только по Международному медиаклубу ”Импрессум”, то это журналист Игорь Коротченко, политолог Владимир Жарихин, академик РАН Валерий Тишков. Запреты на въезд распространяются уже и на людей искусства.

Участились обыски и проверки на границе активистов русского правозащитного движения. Целью подобных акций силовых структур ЭР является ограничение контактов с Россией путем создания трудностей при поездках и запугивания людей. Государство применяет силу государственного принуждения ограничения контактов и связей в сферах гуманитарного сотрудничества гражданских обществ различных стран. Существует масса запретов к въезду в Эстонию для людей из Латвии, Литвы, имеющих по национальному вопросу мнение, отличное от позиции властей.

Происходит беспрецедентное наступление на основы существования русской общины в Эстонии. Линия на эстонизацию русских школ остается неизменной, несмотря на появление русского министра образования. Более того, невзирая на протесты родителей и общественных движений, идет эскалация перевода уже и основной русской школы на эстонский язык обучения.

Обозначившееся противостояние России и США серьезно обостряет и положение русских сообществ за пределами России, особенно в странах Балтии как верных проводников политики США.

Достаточно очевидно, что потребности русской общины в Эстонии имеют совершенно отличные условия по сравнению с русскими общинами дальнего зарубежья. Прозвучал и призыв объединяться, вернее, есть необходимость структурировать русскую общину Эстонии.

До сих пор отмечается отсутствие доверия между двумя общинами. Как известно, доверие рождается в совместной деятельности и партнерстве, а этого, к сожалению, очень мало. Причем — именно с эстонской стороны. Связь идеологии этнократической власти и отношений в гражданском обществе прослеживается достаточно явно. Видимо, статус русской общины должен быть поднят до такого уровня, чтобы стать заметным и для эстонцев. Хотя сделать это, конечно, сложно.