Читайте, что Андрус Ансип рассказал о СМИ на русском языке и своей сегодняшней жизни

 (90)
интервью
Andrus Ansip
Andrus AnsipFoto: Martin Dremljuga

Основной темой выборов в Европарламент становится вопрос безопасности. Бывший премьер-министр Эстонии Андрус Ансип утверждает, что Европа выступает против России более единодушно, чем это кажется в СМИ. Экс-премьер дал интервью Eesti Päevaleht.


От истребителей над головой никакой пользы не будет, если речь идет о внутреннем конфликте. Одна из идей — телеканал, направленный на русскоязычное население, и вообще более эффективная борьба во имя их инфопространства. Об этом говорили уже после Бронзовой ночи, но все так и осталось на уровне разговоров. Почему не сделано ничего, чтобы снять самый большой риск для безопасности?

Я не уверен в том, что риски для безопасности можно снять с помощью открытия одного пропагандистского канала. Лояльность людей увеличивает экономическая обеспеченность. Говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, в каком-то смысле это актуально и для любви к Родине. Если в случае с Крымом можно было обещать людям российские пенсии, которые вдвое больше украинских, то наши пенсии, в свою очередь, почти в два раза выше российских. Если наша средняя зарплата — тысяча евро в месяц, то в России — только 600. Я убежден, что сокращение безработицы хотя бы на один процент сделает здешних украинцев и русских  гораздо более лояльными нашему государству, чем это сможет один пропагандистский канал.

Я не стал бы говорить о пропаганде, скорее, о русскоязычном канале информации. По вашему мнению, государству не надо напрягаться, чтобы давать больше информации об Эстонии именно на русском языке? 

Если бы у нас было больше средств для русскоязычных СМИ, я дал бы их прежде всего Радио 4. И русскоязычный портал Delfi очень популярен среди живущих здесь людей, родным языком которых является русский. Надо сосредоточиться, скорее, на укреплении уже зарекомендовавших себя русскоязычных каналов, а не мечтать о гипотетическом успешном телеканале, который должен состязаться с теми каналами, что сделаны для 150 млн телезрителей. 

Ничего не поделаешь, но если съездить в Нарву, то можно услышать, что Эстония начинается только за Statoil. Какое-то чувство брошенности…

Я не согласен, что жители Нарвы чувствуют себя брошенными. Несмотря на то, что отношение к агрессии России в Крыму и на Украине сильно различается, живущие здесь русские и украинцы единодушно подтверждают, что происходящее в Крыму и на Украине не перенести на Эстонию.

Для живущих здесь русских и украинцев оскорбительно, когда их рассматривают как массу для промывки мозгов, которые промывали неправильно, а надо совсем по-другому. Это личности, и насильственно поместить их в то или иное пространство не удастся.

Мы видим, что, к примеру, Голландия сравнительно остро выступает против санкций в отношении России, французы отложили возможную приостановку продажи "Мистралей". Никто не торопится… 

Да, несколько европейских государств сотрудничали с Россией и в военной сфере. Уверен, что все страны Европы готовы понести ущерб, вызванный санкциями.

Сколько готова понести Эстония? Вы уверены, что народ готов реально терпеть, если, например, по нему ударит повышение цены на газ? 

Значение газа в балансе примарной энергии Эстонии — в районе десяти процентов, скорее, меньше этого. Во многом он заменим у нас и другими энергоносителями. Совершенно ясно, что Эстонию через поставки газа не шантажировать.

Перед уходом в отставку вы говорили, что мечтаете отдохнуть от тяжкого бремени. Теперь вы — один из 101, и нагрузка, вероятно, действительно меньше, чем была. Как прошел переходный период? 

Я и отсюда, с Тоомпеа, уходил иногда вечером без пятнадцати одиннадцать. Да, сразу после ухода с поста премьер-министра я почувствовал, что занят недостаточно. На  сегодня этот период остался позади. В частной жизни — тоже заметные перемены. Семью вижу чаще. Немного непривычно то, что хожу по улицам совершенно один, без сопровождения. Бывает и так, что люди здороваются, автоматически, потом пугаются, понимая, что видели меня только по телевизору. 

В течение девяти лет я сам сидел за рулем лишь четыре раза, в основном за границей. На велосипеде проезжал в среднем четыре тысячи километров в год. А за рулем машины должен быть очень осторожен.