Cезон писем

 (792)

В последнее время самым популярным жанром, при помощи которого "решаются" политические вопросы, является эпистолярный. В преддверии празднования 60-летия победы над фашизмом из Эстонии широким потоком пошли письма в международные организации. Сначала 88 представителей интеллигенции, а затем и неустановленное широкой общественностью точное количество академиков АН ЭР, рассылают послания, в которых объясняется, почему эта дата не может являться для Эстонии праздничной.

Мистическое совпадение — цифра 88 присутствует в атрибутике неонацистов, как зашифрованное "Хайль Гитлер" (оба эти слова по-немецки начинаются на восьмую букву латинского алфавита). Мистика продолжается и в случае с письмом эстонских академиков. Содержание открытого письма, подписанного членами АН и направленного в ООН, Совет парламентской ассамблеи ООН и Европейский парламент, оказалось поначалу абсолютно скрыто от широкой общественности, и лишь с большими трудностями добыто затем журналистами. Точный список подписантов тоже неизвестен. Признались в подписании письма (которое пышно именуется "меморандум") академики Эндель Липпмаа, Пеэтер Тульвисте, Олав Арне и Юри Энгельбрехт.

Двое первых известны своей политической деятельностью, причем Тульвисте состоит членом национал-радикальной партии "Союз Отечества", а Липпмаа прославился своей ярко выраженной русофобией еще в годы "поющей революции". Последний раз он насмешил народ, когда обвинил эстонских ученых, занимающихся в фирме Celecure темой противораковых препаратов, …в разработке биологического оружия для России. О чем настойчиво "постукивал" в КаПо, буквально доводя своей упертостью в "русскую тему" до истерики даже стойких защитников эстонского конституционного строя.

Само содержание меморандума живо напоминает тексты открытых писем "общественности", которые практиковались в СССР для создания видимости всенародной поддержки того или иного начинания КПСС (в том числе — кампаний по травле известных диссидентов). Главной отличительной чертой таких писем была сверхэмоциональность в сочетании с явными логическими нестыковками. Представителям элиты научной и творческой интеллигенции в СССР приходилось по указке партийных органов подписывать такие тексты, абсурдное содержание которых было понятно любому непредубежденному человеку.

К сожалению, подобные методы пытается возродить в Эстонии нынешний министр по делам народонаселения Пауль-Ээрик Руммо. Прикрываясь лозунгом извращенно понятых "национальных интересов", министр, который по должности призван решать, в том числе, специфические проблемы национальных меньшинств, выпускает из своего Бюро тексты, которые иначе как провокационными не назовешь. Чего стоит только возрождение темы "чемодан-вокзал-Россия" в "письме 88", или пассажи о "поселенцах-оккупантах" в меморандуме, подписанном академиками.

Помимо всего прочего, упомянутые тексты просто стыдно подписывать образованным людям из-за их крайней неряшливости. Например, в "академическом" меморандуме небезызвестный Жданов обозван "Шдановым", действия СССР в отношении Эстонии объявляются "тягчайшими международными преступлениями" со ссылкой на Нюрнбергский процесс (который был процессом ad hoc, то бишь организованным исключительно по фактам преступлений гитлеровского режима), а апатриды, в изобилии населяющие Эстонию, именуются "иностранцами".

ТщательнЕе бы надо, господа-товарищи. Даже письма советских доярок в поддержку генеральной линии КПСС составлялись гораздо грамотнее. А тут все же академическая публика присутствует. Вот уж действительно: второй раз история, как правило, повторяется в виде фарса.