Актер Дмитрий Косяков: в любой роли есть загадка, которая мотивирует, заставляет искать, фантазировать

 (6)
Роль-4
Vene teater
Vene teaterFoto: Jelena Vilt

В спектакле ”Биография” — недавней премьере Русского театра, поставленном Иваном Стрелкиным по пьесе Макса Фриша, Дмитрий Косяков играет роль Регистратора, персонажа неоднозначного. Вот с этой неоднозначностью мы с Косяковым и решили разобраться.

Для начала, Дмитрий, давайте все же уточним, кто такой Регистратор.

Он — человек от театра, который вместе с коллегами проводит эксперимент, связанный с вечным человеческим желанием и одновременно сожалением: была бы возможность начать сначала, поступил бы иначе. Такую возможность в пьесе получает ученый Кюрман, а Репетитор ему в этом помогает.

Как показалось, в Регистраторе присутствует какая-то мистика, чертовщина, загадка. Вы это ощущали?

Всегда ощущаю. В любой роли есть загадка, которая мотивирует, заставляет искать, фантазировать. На загадке и неизвестности строится живой театр. Новый герой для актера — всегда неизвестность, о нем ничего не знаешь, он — вселенная, и то, что получаешь вначале, только первый слой, повод для работы ума и души. И конечно, в том, что Регистратор вмешивается в чужую жизнь, играет с нею, есть нечто мистическое.

Vene teater Foto: Jelena Vilt

Сам Фриш сказал однажды, что каждый человек рано или поздно выдумывает историю, которую потом и считает своею жизнью. Какое отношение это может иметь к ситуации Регистратор — Кюрман?

На самом деле Регистратор, по-моему, возвращает Кюрмана к реальности. Ведь свою жизнь мы всегда воспринимаем как ни на одну другую не похожую, исключительную. И это нормально, когда стремишься стать значимым для себя, для окружающих, для всех. И тут Кюрман слышит от Регистратора: ”Ваша жизнь была заурядной…”

Выходит, с появлением Регистратора жизнь Кюрмана усложнилась?

Скорее, по большому счету, с его появлением в Кюрмане начало просыпаться сомнение в правильности того, как жил раньше. Но в конечном счете он все равно остался таким же, как и был. Окончится эксперимент, пройдет время, и Кюрман снова будет убежден в своей исключительности, будет считать, что он прав, а Регистратор не прав, и в итоге снова оправдает себя, свои прошлые мысли, поступки, все вернется на круги своя.

И в чем тогда конфликт между ними?

На самом деле тут конфликт существует внутри самого Кюрмана. Вот бывает, что убежден в собственной правоте, но что-то мешает ощутить ее целиком, до конца чувствовать себя по-настоящему счастливым. Общение с Репетитором тревожит Кюрмана, потому Репетитор и оказывается его противоположностью. Рядом с ним исчезают иллюзии, которые делают Кюрмана счастливым, разрушая при этом его жизнь.

Vene teater Foto: Jelena Vilt

Получается, встреча с Репетитором и шанс что-то переиграть, предоставленный им, не изменили Кюрмана, не сделали его счастливее?

Дело тут не в счастье, а в том уроке, какой Кюрман извлечет из всей этой истории и этого шанса. Как Регистратор, я до сих пор испытываю разочарование, потому что так и не сумел открыть ему глаза на то, как он жил, то есть неважно сделал свою работу. Но при этом Регистратор понимает, что не всесилен, отсюда и безысходность, что есть в пьесе.

На самом деле, мне кажется, что и пьеса, и спектакль адресуются каждому из нас, мы все задаемся нередко одним и тем же вопросом: что было бы, поступи я иначе?

Есть у Макса Фриша и другой афоризм: вечно жить — это значит прожить свою жизнь.
Это интересно… Но о том же ведь и пьеса Фриша, и вопрос, что в ней задается: исключительны ли мы или посредственны? И он снова не кому-то, а самому себе.

Vene teater Foto: Jelena Vilt

Что лично вам, — актеру, профессионалу — дала встреча с этим материалом, чему научила, чего прибавила?

Научила очень многому. Для начала — относиться к себе реально. Я же тоже после удачного спектакля ловлю себя на мысли, что вот, мол, сегодня, а это повышает собственную самооценку. Но тут же звенит звоночек: дзинь-дзинь, дорогой, ну да, сыграл сегодня неплохо, но давай посмотрим шире, изменим масштаб, и станет ясно, что по большому счету надо бы быть критичнее к себе. И это дисциплинирует, заставляет внутренне развиваться. Кстати, одна из особенностей ”Биографии” — заложенная в ней игровая стихия, которая является основой театра. Для меня она огромное, еще не освоенное поле. В течение четырех лет театрального учения нам говорили о необходимости проживать в предлагаемых обстоятельствах и все такое, но ведь в принципе по большому счету, кто кому сват, кто кого любит, а кого не любит к данной пьесе никакого отношения не имеет, каждый раз все зависит от ситуации. Иногда мой Репетитор Кюрмана любит, иногда ненавидит, иногда ему его становится жаль, и это происходит не потому, что сейчас я должен его любить, а сейчас жалеть, а потому что такая в эту секунду ситуация. И главное, не надо ничего себе придумывать, навязывать, все происходит само собой.

Не с этим ли связан тот азарт, с каким вы играете в ”Биографии”?

Конечно. Но опять все дело в той самой игровой стихии. Любая игра предполагает азарт, а театр — это особая, ни на что не похожая игра. Не зря же главный глагол на сцене — играть.

Vene teater Foto: Jelena Vilt


Материал вышел в рамках совместного проекта Delfi и Русского театра под названием ”Роль”. Речь идет о серии интервью с актерами театра. С каждым из наших гостей мы будем говорить об одной из ролей, которую он играет на сцене Русского театра. Роль эта может быть большой или маленькой, главной или неглавной, спектакль — совсем новым или из тех, что идет уже не первый сезон. Нашей прошлой собеседницей была актриса Елена Тарасенко — читайте.