Актер Александр Окунев: сейчас гоголевское время — время мелких бесов, игроков, передачи "Давай поженимся"

 (13)
Роль-7
Актер Александр Окунев: сейчас гоголевское время — время мелких бесов, игроков, передачи "Давай поженимся"
Foto: Jelena Vilt

В спектакле Русского театра ”Игроки”, поставленном художественным руководителем пермского театра ”У моста” обладателем ”Золотой маски” Сергеем Федотовым, Александр Окунев сыграл роль Швохнева, о которой у нас и пойдет речь.

С чего начнем, Саша?

Может, с того, что буквально только что возили ”Игроков” в Нарву, играли в полном зале, а потом зал стоял, и нас долго не отпускали?

Можно и об этом, но еще интереснее вспомнить одну подробность, связанную с ролью сыгранного тобою Швохнева. Оказывается, давным-давно его играл сам Луи де Фюнес.

Да, в кино играл. Что в том удивительного? ”Игроки” — комедия, Луи де Фюнес — мастер комедии, а Швохнев — персонаж хоть и сташноватый, но все же тоже комический. В этом-то и вся сложность: в сочетании комического и драматического. В финале у нас Ихарев и вовсе стреляется, ничего себе комедия. Хотя режиссер с самого начала и не замышлял чистую комедию. Скорее, его интересовало нечто мистическое, дьявольское, не случайно на сцене постоянно, как мне кажется, ощущается присутствие какой-то потусторонней силы. А этот безумный танец в финале с беспорядочной стрельбой? Одним словом, Сергей Федотов не собирался ставить ”Игроков” как историю по то, что вор у вора дубинку украл.

Как ты отнесся к назначению на роль?

О, распределение ролей — отдельная история. Сергей Павлович почти до последнего держал нас в неведении, и мы очень долго не знали, кто кого будет играть. Даниил Зандберг начинал с Утешительного, Антон Падерин поначалу репетировал Швохнева, меня Федотов планировал на Глова-старшего. По ходу предварительных читок, прикидок, репетиций у режиссера начал складываться вариант окончательного распределения, но он, по-прежнему, карт не открывал.

А тебе-то самому кого хотелось играть?

Как раз Швохнева, так что все срослось. Очень хотелось ощутить себя на стыке комического, мистического, драматического. Швохнева всегда играли крутым таким, который на всех наезжает, а поискать хотелось иного, взрывного, трогательного, бес такой мелкий, от которого пощады не жди.

”Игроки” — классическая мужская история и, кроме всего прочего, представляет сильный пол чрезвычайно азартным и доверчивым.

Я бы еще добавил, что на протяжении всего действия наши герои едят, пьют, играют в карты, чувствуют себя в своей тарелке, одним словом не жизнь, а малина.

Сыграть такую атмосферу в одиночку практически невозможно, только командой. Как она рождалась?

Про тщательный кастинг я уже говорил, как всегда в подобных случаях, на одну роль Федотов пробовал нескольких человек, у него же был замысел, и актеры ему требовались под то, что было задумывалось. Но ведь отбор — только первый шаг. Мне кажется, что команда складывается уже в работе, по ходу дела, когда наступает пора притирки артистов к режиссеру, режиссера к артистам, он ведь до этого не знал нас, мы не знали его. Надо признаться, что это был сложный процесс, нервный, нелегкий. Сергей Павлович — мастер жесткий, требовательный и к себе, и к артистам, он и шагу не даст сделать в сторону сценической лжи, неискренности. В подобных случаях он тут же прерывал репетицию со словами: ”Начинаем сначала!” И это могло повторяться раз, другой, третий, пока не приходил нужный результат, пока в сцене не возникало той самой команды.

Получается, мнение о театре, как о вечном источнике актерского счастья, мягко говоря, преувеличено?

Нет, тут все правильно, только дается счастье нелегко. Новорожденный тоже ведь счастье, а в каких муках рождается. То же бывает с ролью, с новым спектаклем, когда в результате возникает ощущение единого целого, команды. Не зря же в прошлом году на театральном фестивале в Белоруссии ”Белая Вежа” мы получили специальный приз ”За лучший актерский ансамбль”.

Вот ты говорил о стремлении режиссера к точности, к жесткой выстроенной конструкции, была ли в этой ситуации у артистов возможность импровизировать, хулиганить, получать свое актерское удовольствие?

Как же без этого? Я говорил только о жестком рисунке, но в его рамках актеру предоставлялась полная свобода, мы позволяли себе вольности и шалости, которые помогают выразить главный смысл. Я с удовольствием наблюдай каждый раз за тем, как работают мои коллеги. Вообще ”Игроки” — это сплав молодости и опыта. Как замечательно играет Сергей Черкасов, как неожиданен Владимир Антипп, играющий сразу две роли — Замухрышкина и Глова-старшего. А рядом Даниил Зандберг, Дима Кордас, Ваня Алексеев, у него тоже две роли, два разных характера. Мне вообще кажется, что для наших молодых артистов этот спектакль подарок судьбы, ведь, будем честны, в какой-нибудь столичной ”академии” им в такие их годы вряд ли удалось бы получить такие роли.

Что такое ”подарок судьбы”?

Встреча с настоящим материалом, с режиссером, который в тебя верит, а уж играть Гоголя или Чехова, любого хорошего автора, так это не только подарок, но и высокая честь. Швохнев дал мне возможность искать, мучиться, придираться к себе, надеяться, наконец, что результат вышел не очень ужасным.

Кстати, с Гоголем тебе в последнее время повезло вдвойне. К Швохневу совсем недавно у тебя прибавился Яичница из ”Женитьбы”, о коем, думаю, стоит тоже говорить отдельно. Для тебя существует какая-то внутренняя связь между этими двумя гоголевскими персонажами.

Сложно сразу ответить… Главное связующее звено тут, конечно, сам Николай Васильевич Гоголь с его умением так написать героя, что поначалу не понимаешь, как подступиться, столько же открывается возможностей. Ну, и комедия, конечно, но с его, Гоголя, природой чувств. С его способностью сочетать трогательное и нежное с комическим, с его, Гоголя, смехом сквозь слезы.

Вообще, мне кажется, в современное театральное искусство пришло сейчас время Гоголя. Еще Товстоногов отмечал, что всегда наступает время, когда какая-то пьеса или какой-то автор, которого давно не ставили, вдруг оказываются для театра в самый раз. Может, сейчас в театр и пришло снова гоголевское время, время мелких бесов, игроков, чистогана, сплошного расчета, передачи ”Давай поженимся”…

Материал вышел в рамках совместного проекта Delfi и Русского театра под названием ”Роль”. Речь идет о серии интервью с актерами театра. С каждым из наших гостей мы будем говорить об одной из ролей, которую он играет на сцене Русского театра. Роль эта может быть большой или маленькой, главной или неглавной, спектакль — совсем новым или из тех, что идет уже не первый сезон.

Нашей прошлой собеседницей была актриса Лилия Шинкарева, которая рассказала о своей очень женской роли. Интервью читайте здесь.