Аарне Рубен: Оставим Ирак в покое

 (74)
Август 2007 года запомнился нам благодаря важному событию — Латвия и Литва вывели свои войска из Ирака, соответственно 136 и 120 человек. Чего ждем мы? Хотим по-прежнему "цивилизовать" народ Ирака?

Время от времени слышатся перепевки побывавших на месте журналистов о встречах с представителями местного населения, которые получили в Ираке или Афганистане работу благодаря силам коалиции и которые поясняют, схватив за пуговицу эстонского журналиста: "Вы даже не представляете, что произойдет здесь, если вы уйдете! Гражданская война, хаос, всеобщий террор!"

Кто тебя кормит, тот тебе и песни заказывает. Если бы такой журналист попал в 1949 году в Эстонию, он бы встретил Арнольда Мери с сияющими глазами, который говорил бы точно то же: "Вы не представляете, что случится, если депортанты отсюда уйдут! Хаос, восстание лесных братьев!"

Какой-нибудь афганский коллаборационист укажет, что существуют народы, которых более развитые народы — как няньки — сажают в песочницу и вытаскивают оттуда. Возьмем, например, иракцев. Неужели этот народ не проживет без оккупантов, он все еще такой "маленький"?

Но если это так, то кто построил Вавилонскую башню и Ниневийский дворец, откуда пришли первые в мире законы и талантливые математики-астрономы? Культура на просторах Ирака процветала уже тогда, когда европейцы были людоедами, а теперь они приходят учить иракцев!

Конечно, мне могут возразить, что предками нынешних иракцев являются вовсе пришедшие с юга кочевники и с уходом коалиционных сил в Ираке началось бы всеобщее религиозное насилие, которое правительство Нури-аль-Малика предотвратить будет не в силах. А именно: сунниты будут убивать шиитов и наоборот. Этим группировкам не скажешь, мол, не убивайте друг друга, они все равно будут это делать. Ирак превратился бы в конгломерат враждующих между собой племен и кланов. И вот здесь следует сделать еще одно замечание.

Это самобытность и темперамент этих племен, горячность у них в крови. Когда в диком кочевом арабском племени растет ребенок, его рост измеряют прежде всего автоматом Калашникова: глянь, как вырос наш ребенок, уже ствол перерос! И, вероятно, с таким же оружием и от такого же оружия падет он когда-нибудь в расцвете лет… где-нибудь у безымянного селения, безымянным и без могилы, с полным ртом горячей дорожной пыли.

Что они ценят? Мужество, защиту своих прав и испытания. Они должны воевать между собой. И в культуре Европы когда-то были войны всех против всех. Когда-то и мы были такими же.

Во времена Саддама средства массовой информации передавали сообщения, например, о свадьбах в Ираке, когда одна пара новобрачных выступала против другой. В одной паре погибала невеста, в другой жених. Впрочем, у нас такие же легенды, которые свидетельствуют, что когда-то, в далекие времена, мы были такими же горячими. Сейчас их право быть агрессивными. Культивируется мужественность и воинственность, все должны преклониться перед воином с большим ружьем.

Это значит, что в их культуре нет места недорослям, которыми в школьные годы своими женскими методами руководят тёти-учительницы, воспитывая из них, в конечном итоге, женщин. Это значит, что в их культуре нет радикальных феминисток, бреющихся догола, носящих брюки и угрожающих мужчинам. Это значит, что там нет полумужчин, именующих себя трансвеститами, сексуальным меньшинством и чем угодно.

В каждой культуре есть свои плюсы и минусы. Мы пятьдесят лет были не бог весть какими воинами, но зато развивали эстонское искусство и культуру. Каждая цивилизация сама устанавливает свои приоритеты и для их регуляции не требуется никаких "оккупационных войск".

Лучшее, что мы можем сделать для иракцев, это оставить их в покое. Помогать им советами и финансами можно и издалека. Мы рады, что низвергнут кровавый тиран, уничтожавший свой народ с химическим оружием. Дальше пусть они решают самостоятельно. Если народ предпочитает быть соединением кланов — так тому и быть.

У нас объясняют необходимость продолжения иракской миссии тем, что это даст нам гарантии безопасности в случае, если на наших границах что-нибудь случится. Хотя ясно, что в наши мрачные годы от США поддержки было лишь в непризнании политики оккупации. Наши деды и прадеды надеялись на Атлантическую хартию, а теперь нас, как известно, связывают с США союзнические обязательства.

Именно те самые союзнические обязательства заставляют нас привести в чувство нашего большого друга: оккупация не может длиться вечно, это приводит к росту напряжений, в то время как мы могли бы заниматься мирным товарообменом, как это принято между государствами с древних времен.

Говоря об оккупации в Ираке, наши правители ни разу не напомнили народу о существенном обстоятельстве: кроме того, что мы находимся в альянсе с США, мы лояльны к ООН. Имеется ли хоть одна резолюция Совета безопасности ООН, поддерживающая вторжение США в Ирак? Таковой не имеется. Правда, имеется резолюция Совета безопасности №1546 от 2004 года, которая призывает "смотреть в будущее, когда закончится оккупация, когда полномочное правительство Ирака будет полностью дееспособным", как говорится в первом разделе этого документа.

Либо это время уже наступило, либо религиозные круги Ирака должны сами решить проблему национального единства: могут ли сосуществовать разные части государства? И в Эстонии не было бы единого государства, если бы жившие в разных царских губерниях эстонцы пребывали в состоянии непримиримой взаимной вражды.

Предлагаю больше не продлевать нашу иракскую миссию.