А что, собственно, такого особенного для Эстонии сказал Лиги?

 (140)
Jürgen Ligi valitsuse pressikonverentsil
Jürgen Ligi valitsuse pressikonverentsilFoto: Priit Simson

Высказывание министра финансов Юргена Лиги в адрес министра образования и науки Евгения Осиновского взорвало эстонскую половину общества, точнее, политиков. А что, собственно, такого особенного для Эстонии выдал Лиги?

”Уравновешенность" Осиновского — не что иное, как отсутствие корней и неосведомленность… Он, сын иммигранта из розовой партии, должен быть сверхосторожен…” Эко диво? Лиги просто открыто написал то, что усердными и многолетними молитвами властей затвердило и таит в себе большинство эстонцев: именно такое понимание появления и места русских в Эстонии. ”Мой комментарий шел из сердца, но он неосмотрителен”, — признал и сам Лиги.

Риторика, подобная лигиской, процветает в нашей стране с упорством, достойным лучшего применения, не одно десятилетие. По меньшей мере 23 года русские глотают эту ”правду о себе". Ильвес, назвавший русский языком оккупационной власти, а потом через своего пресс-секретаря неловко оправдывавшийся, что это, мол, не одно и то же — язык оккупационной власти и язык оккупантов… Обзывание экстремистами людей, оправданных судом по делу об организации массовых беспорядков в Бронзовую ночь, радикалами — активистов, правовыми методами защищающих образование на русском языке… Без суда и следствия шельмование России — и кого в среде эстонских политиков волнует, что для местных русских, связанных с нею миллионами незримых нитей, это соль на раны?

Читайте также:

И вот нужен был ”опус” Лиги, чтобы вдруг, как из рога изобилия, посыпались реплики разномастных политиков-эстонцев, даже самого президента, о том, что выпячивать национальность, происхождение недопустимо.

Когда годами оскорбляют, унижают целый народ — это ерунда, совсем другой расклад, когда эстонец-министр оскорбил неэстонца-министра. Ведь это же просто подарок в политической борьбе! Убеждена, хай поднят только потому, что надо свалить Лиги. И это прекрасно осознают русские. Обратите внимание — они массово безмолвствуют. Разве не странно? Нет, не странно. Ведь государство не сделало практически ничего, чтобы русские поверили: и этот шум вокруг Лиги — действительно искреннее желание изменить что-то в отношении к ним. А к речам, подобным тому, что выразил Лиги, они привыкли.