Женщины десятилетиями терпят побои и унижения. Лишь немногие осмеливаются вырваться из этого замкнутого круга

 (70)
Ahistamine
Foto: Argo Ingver

Случившееся с бывшим министром Мартти Куузиком, которого подозревают в плохом обращении со своей бывшей женой, вновь подняло тему семейного насилия. В последнее время о таких случаях стали больше сообщать, но все равно далеко не все случаи доходят до полиции. Специалисты тем временем обещают всестороннюю поддержку, моральную, психологическую, юридическую и другую помощь, чтобы вытащить страдающих от насилия в близких отношениях женщин из ненормальной ситуации. Какую и где ее искать, выясняла ”МК-Эстония”.

Руководитель ныммеского приюта для женщин Пилле Кюбарсепп отмечает, что довольно часто женщины терпят по 10–15 лет, прежде чем уйти.

”Должно что-то случиться, чтобы отчаявшаяся жертва смогла вырваться из круга семейного насилия, — говорит она. — Обычно это или последняя капля, когда женщина понимает, что лучше уже не будет. Или когда появляется опора и поддержка, человек, который согласен помочь. Или когда мужчина, годами унижавший женщину и применявший к ней моральное насилие, вдруг ее начинает еще и бить. Тогда женщина собирает себя в кулак и звонит по телефону помощи. Или приходит к нам”.

Дети и деньги

Часто фактором, почему женщины терпят насилие в отношениях, являются дети.

”Они еще маленькие, как я их одна выращу? А тут хоть и плохо, но их отец дает деньги”, — примерно так думают многие матери.

”И когда дети вырастают, женщина находит в себе силы прекратить все это и уйти, — рассказывает Пилле Кюбарсепп. — Или же они становятся уже довольно взрослыми и дают отпор агрессивному отцу, который бьет маму”.

Она убеждена, что ни в коем случае не стоит терпеть насилие — ни моральное, ни физическое — ради детей. Потому что в подобных случаях их психике тоже наносится огромный урон.

”Дети всегда страдают в подобных ситуациях, — подчеркивает она. — Даже если мужчина их не трогает, а бьет или унижает только их маму. Я в таком случае призываю задуматься: поступит сигнал — от соседей или от кого-то еще. Придет ластекайтсе. Вашей семье займутся. Лучше до этого не доводить, а уйти от агрессора и начать новую жизнь. Без насилия”.

На некоторых эти доводы влияют, и они действительно находят в себе силы вырваться из этого замкнутого круга. На других же влияет реакция детей.

”Был случай, когда в семье был маленький ребенок, года два ему было, — рассказывает специалист. — Мужчина бил женщину какое-то время, она терпела ради ребенка. И в один день ребенок впервые это увидел и начал кричать и плакать. Это так отрезвило женщину, что она буквально сразу же собрала вещи и ушла. Потому что поняла, как это повлияло на психику малыша”.

Она добавляет, что причины, по которым женщины не уходят, могут быть и материального характера.

”Насилие бывает и во вполне обеспеченных семьях, — подчеркивает она. — Но кошелек все равно не в руках женщины, а в руках мужа. Был случай, когда у женщины не было своего дохода, и она буквально откладывала — даже не евро, а центы со сдачи — чтобы уйти из дома и начать новую жизнь”.

Обещаниями сыт не будешь

Некоторым женщинам, добавляет она, просто некуда уйти. Например, они пытались вырваться из замкнутого круга и жили какое-то время у близких. Но так как эти попытки нужно подкреплять психотерапией, чтобы освободиться от созависимых отношений, а не все это делают, то спустя какое-то время возвращались обратно к обидчику.

”Они, к слову, обещают бросить пить, начать платить алименты, пойти к семейному терапевту, — перечисляет специалист. — Но я в таких случаях говорю: слова яйца выеденного не стоят. Пусть сначала хоть раз переведет тебе деньги на счет, хотя бы раз сходит на прием к семейному терапевту, хотя бы месяц продержится без алкоголя. Тогда посмотрим. А словам таких людей верить не стоит — мало ли они уже давали обещаний и потом не выполняли их?”

Но многие женщины, надеясь, что любимый исправится и все наладится, верят обещаниям и возвращаются. И так по кругу.

”В итоге после нескольких таких попыток женщина сталкивается с тем, что близкие, вместо поддержки, уже не хотят пускать ее к себе. Мол, ты все равно уйдешь потом обратно к нему, что толку? — рассказывает Пилле Кюбарсепп. — И тогда женщина оказывается в сложном положении: круг замыкается, а идти некуда”.

В этой ситуации некоторые уходят в приют, некоторые — на съемную квартиру, а некоторые продолжают терпеть насилие.

Также одна из причин, почему женщины не хотят уходить от агрессора, — общее имущество. Например, у них построен дом на двоих, и пока они его не продадут и не поделят деньги, никуда особо не съехать.

”Но продавать можно годами, — подчеркивает специалист. — И что, годами терпеть моральное и физическое насилие?”

Она отмечает, что важный этап — психологическая поддержка на всем пути, пока женщина выходит из этих созависимых отношений. Ведь будут моменты, когда она будет колебаться, бояться, что сделала непоправимую ошибку, уйдя от агрессора, пытаться наладить отношения, пытаться вернуться к нему, потому что привычка и зависимость — страшная сила.

”Будущее страшит, а вдруг не справлюсь? А тут, хоть и плохо, но все знакомо, — приводит пример она. — Поэтому очень важно получать психологическую помощь. Понятно, что от пережитого насилия и психотравм не оправиться никогда, но можно хотя бы минимизировать последствия”.

Специалист добавляет, что зачастую агрессор держит жертву на нескольких уровнях зависимости.

”Ведь поначалу он заботится, говорит с тобой о проблемах, тебе кажется, что ближе человека просто нет, — перечисляет Пилле Кюбарсепп. — Да что скрывать, нам всем периодически нужна поддержка. А потом оказывается, что ты слишком зависишь эмоционально от этого человека. И нужно помнить, что часто агрессоры винят во всем жертву. Однако ни слишком короткая юбка, ни чересчур соленый суп — не повод для того, чтобы бить и унижать кого бы то ни было. Так что попробуйте взять себя в руки. Хуже уже не будет. Да, с детьми одной тяжело, но одной огромной проблемой в жизни будет меньше!”

Разрушенное ”Я”

Психотерапевт и руководитель ”Линии жизни” Эда Мельдер отмечает, что зачастую за годы жизни с агрессором женщина привыкает, что она — никчемная и ничего не умеет делать правильно.

”Ее ”Я” зачастую полностью разрушено, и на то, чтобы собрать его по кусочкам, могут уйти годы психотерапии, — подчеркивает специалист. — Но это обязательно нужно делать. Потому что если с проблемой не разбираться, женщина выберется из одних таких отношений и вскоре попадет в другие. Если нет денег на психотерапию, то есть Таллиннский психологический центр кризисной помощи, там вам какую-то поддержку окажут бесплатно. Есть телефон доверия ”Линии жизни”. Есть психологи в приютах для женщин. Есть телефон помощи жертвам 116006. Так что можно с чего-то начать”.

Руководитель участковых и молодежных полицейских Нарвского отделения полиции Елена Роос заверяет, что полиция в случаях семейного насилия делает все, чтобы его прекратить и забрать агрессора в участок — это можно делать на срок до двух суток. За это время женщина может найти себе безопасное место и получить психологическую и юридическую помощь.

”У насилия нет оправданий! — подчеркивает она. — Если возбуждено уголовное дело, то жертва уже не может забрать заявление. Хотя часто бывает, что агрессор просит пострадавшую это сделать, чтобы он мог избежать наказания. Ведь за семейное насилие может грозить до пяти лет тюрьмы. А за угрозы — до одного года тюремного заключения”.

Равняйсь, смирно!

Муж Юлии (имя изменено) был очень успешен на работе, но дома, чтобы снять стресс, он выпивал и ”учил” Юлию жизни. Последним ”поводом” стало то, что средний сын прогулял несколько дней подряд школу, и виновата, по мнению мужа, была именно Юля. Мол, плохие гены, не умеешь воспитывать, и все такое.

Юлию удерживало то, что у них с мужем — трое детей, самому младшему на тот момент было три года. Женщина терпела его приступы агрессии на протяжении 15 лет — они начались сразу же после рождения первого ребенка.

Специалист из приюта выяснила, что муж, который работал в силовых структурах, и дома попытался построить все на жесткой дисциплине: его слово — закон, за малейшее нарушение — наказание.

Когда специалисты Таллиннского центра поддержки женщин стали работать с Юлией, то она поняла, что взрослого человека не изменить, если он сам того не захочет. И можно менять только себя.

Специалисты помогли составить женщине план, что ей нужно сделать, чтобы начать новую жизнь. Юлия написала заявление в полицию и переехала с детьми на дачу сестры. И хотя с точки зрения логистики стало сложнее ездить на работу и отвозить детей в школу, жить ей стало проще.

Специалисты из приюта общались с женщиной каждый день, обсуждали с ней насущные проблемы, давали выговориться. Юрист центра поддержки также дал ей консультацию. И с каждым разом она все больше понимала, что вполне сможет сама работать и содержать себя и своих детей. И необязательно для этого терпеть моральное и физическое насилие.

У Юлии ушло два года, чтобы развестись с мужем, поделить имущество, снять себе квартиру и договориться с отцом детей о порядке общения. И ей, и детям потребовалась долгая психотерапия, чтобы оправиться от душевных травм. Она говорит, что большую поддержку в том, чтобы вырваться из замкнутого круга, ей оказали специалисты из центра поддержки, которые все время были рядом и помогали словом и делом.

Сама терпела и другим велела

Карина (имя изменено) семь лет страдала от семейного насилия. Они жили с мужем в небольшом городке, у них было четверо детей. Женщина сидела дома и занималась хозяйством, муж зарабатывал на всю семью. На правах кормильца он как-то не сдержался и указал женщине на ее место. А та стерпела. В итоге ”указаний” стало все больше и больше, от слов муж перешел к кулакам. Карина же думала, что сама с детьми она не справится и продолжала терпеть.

”Я в какой-то момент рассказала обо всем маме, — говорит женщина. — Но та сказала, что отец тоже поднимал на нее руку, и она тоже терпела. Мол, такова наша женская доля. И только когда обо всем узнал мой дедушка, он дал денег, чтобы мы могли переехать в город и пожить первое время, пока я не найду работу. Конечно, было очень страшно — как я сама справлюсь? Детей надо перевести в школу, надо найти квартиру, прописаться, найти работу… Но ничего, через полгода жизнь уже наладилась”.

Психологи отмечают, что это очень типично. Если девочка в детстве видела, как папа бьет маму, то с годами, пусть подсознание и вытеснит эти воспоминания, и она будет искать подобного, склонного к насилию мужчину. И могут потребоваться годы психотерапии, чтобы женщина смогла вырваться из этого замкнутого круга и перестать искать партнеров-агрессоров.

Uudiskirja Üleskutse