Власть боится раздражать средний класс

 (10)
Власть боится раздражать средний класс
Foto: Andres Putting

25 ноября Рийгикогу поменял кое-что в налоговых законах. Существенной при этом оказалась только поправка в Законе о подоходном налоге, отменившая верхний предел безналоговой оплаты за проживание во время командировки. На первый взгляд, локальная норма, касающаяся узкого круга лиц. Но если посмотреть на это изменение в контексте "штопки" налогового и трудового права последних лет, станет понятно: мы имеем дело с проявлением тенденции не столько экономического, сколько политического характера.

Власть в условиях кризиса делает явные уступки высшему управленческому персоналу бизнеса, добиваясь тем самым его лояльности. В пояснительной записке к проекту новой нормы (с которой мы начали разговор) сказано, что делается это по ходатайству торгово-промышленной палаты.

Как хорошо быть генералом

На самом деле, далеко не у всех руководителей фирм есть необходимость, а главное — не у всех есть возможность платить в сутки за гостиничный номер больше 2000 крон (128 евро) вне Эстонии и больше 1200 крон (77 евро) внутри страны (таковы были действующие безналоговые пределы). Получается, как в старом анекдоте о слоне: "съест-то он съест, да кто ж ему даст".

Однако есть люди в богатых предприятиях, которые могут позволить себе более высокий уровень гостиничного комфорта.

А чуть раньше убрали еще одну норму, тоже касавшуюся размера платы за проживание в командировке. Правда, она говорила о минимальных расходах. Если работодатель требовал платить за проживание не более 800 крон вне Эстонии и 200 крон внутри страны, то работник имел право не ехать в командировку.

С 2010 года эта норма исчезла. Не потому, что работодатели подобрели. Скорее наоборот. В последние несколько лет чаще прежнего посланных в командировку рабочих обязывают жить в тесноте снятых фирмой квартир, не обращая внимания, что в одной комнате размещаются мужчины, а в другой женщины. И хорошо еще, если снимают квартиры, а не малоприспособленные для жизни помещения.

И снова может показаться, что мы имеем дело с частными случаями. Так же, как с недавним изменением в Законе о подоходном налоге, выводящим из разряда специальных льгот оплату обучения за работников. Так же, как с отменой безналоговых пределов кредитования работников под низкий процент. Все вместе эти частности находятся в русле одного тренда, смысл которого уменьшить налоговую нагрузку на руководителей бизнеса.

Сила среднего класса

Теоретически, из-под налогов выводятся расходы фирм, адресатом которых может быть любой работник. Но практически слабо представляю фирму, где руководитель допустит излишества при размещении работников. Другое дело, если речь идет о себе любимом и, возможно, о персонах из руководящего персонала, приближенных к нему.

Или возьмем отмену налогообложения оплаты обучения. Наверное, найдутся крупные предприятия, руководители которых станут оплачивать обучение каких-то работников с перспективой их дальнейшего использования.

То же будет с выдачей многолетних дешевых кредитов.

В стране нарастает социальное недовольство. Но реальный социальный взрыв никогда не происходит на основе возмущения беднейших слоев. Их можно спровоцировать и вывести на улицы, если в роли организаторов протеста выступит средний класс. Образование устойчивого среднего класса в СССР стало главной причиной того, что случилось в 1991 году. Средний класс будоражит сейчас всю южную Европу. И неизвестно, как общеевропейский кризис еще аукнется у нас.

Потому власть в условиях кризиса старается не раздражать наш немногочисленный средний класс и никогда не допустит, например, ступенчатого налогообложения; не введет налога на роскошь или налога на наследство. Потому недавно провели реформу земельного налога и отменили налог с продаж. Потому у нас нет налога на финансовые доходы от банковских вкладов.

Власти нужна поддержка наиболее активного слоя общества. И она готова за такую поддержку платить.

Знаковое признание

В первое воскресенье декабря премьер-министру Эстонии Андрусу Ансипу, в немецком Фрайбурге, вручали медаль Фонда Фридриха фон Хайека за верную (с позиций этого известного либерального экономиста) линию руководства экономикой.

Чтобы понятна стала эта позиция, лучше всего просто процитировать Хайека: "В конкурентном обществе перед богатыми открыты более широкие возможности, чем перед бедными. Тем не менее, бедный человек является гораздо свободнее, чем тот, кто живет в более комфортных условиях в государстве с планируемой экономикой".

Или: "Если в конкурентном обществе фирма сообщает человеку, что она не нуждается более в его услугах, в этом нет в принципе ничего оскорбительного".

Он пишет: "Если защищать тех, чей труд стал менее полезен в силу обстоятельств и ограничивать доходы тех, чья полезность возрастает, то вознаграждение потеряет связь с реальной общественной пользой".

И еще: "Если работник уволен, то он должен исчезать не только с места работы, но и из любой платежной ведомости". Заполнить такими цитатами из работ Хайека можно целую газету, но, полагаю, читателям все ясно.

Его книги — поэмы волчьему капитализму и злобные пасквили на социальную защиту бедняков. Свобода по Хайеку включает также свободу дохнуть от нищеты. И такую свободу надо защищать. Хайек сочувственно приводит слова Джона Мильтона: "Несомненно правильно, чтобы меньшее число людей заставило остальных сохранить свободу". Потому, пишет Хайек, что "сама идея, будто богатые отняли у бедных то, что без подобных актов насилия принадлежало бы, или, могло принадлежать бедным, достаточно абсурдна".

Так что не зря продолжатели этих идей отметили наградой нашу власть. Она действует вполне в духе принципов Хайека. И новые поправки в законах, разводящие все дольше богатых от бедных с помощью налогового права, вполне в этом духе.