Владимир Вайнгорт: лечить экономику нельзя частями

 (12)
Vaingort
VaingortFoto: Vallo Kruuser

Найти 33 млн евро (столько недостает нашей медицине в этом году) в бюджете страны невозможно. Нет у казны тумбочки, где такие деньги свободно лежат.

Советы насчет обложения акцизами сахара или увеличения налоговых ставок не реализуемы. Как и советы по снижению расходов в системе здравоохранения. Экономика, как и человеческий организм, явление целостное. В ней, как в китайской медицине, вполне возможно, нужен укол в руку, чтобы перестала болеть голова.

Главный источник финансирования нашей медицины — 13% из собираемого тридцатитрехпроцентного социального налога (20% уходит на пенсии), потому начинать надо с анализа состояния налоговой базы социального страхования, чтобы понять: почему еще лет пять назад ”медицинской” доли собираемого социального налога хватало, а теперь возник дефицит? При том, что размеры зарплат за это время сильно выросли (главным образом, за счет ежегодного увеличения минимальной их величины).

Экономический тришкин кафтан

Читайте также:

Например, в 2012 году ”минималка” составляла 290 евро, а в нынешнем — 430. В результате медианная зарплата (ниже и выше которой получает одинаковое число работающих) выросла, скажем, за II квартал 2016 года в сравнении со II кварталом 2012 года с 655 евро до 858. Рост зарплат обеспечил рост потребления и соответствующий рост производства товаров и услуг, потянувший — в свою очередь — снижение безработицы (ставшей одной из самых низких в Евросоюзе).

Надо понять, почему эта цепочка зависимостей оборвалась на поступлении средств в Больничную кассу? И хотя за 7 месяцев 2016 года в казну от социального налога пришло на 30% денег больше, чем за то же время в 2012 году, почему средств на лечение не хватает? Чтобы найти ответ на эти ”Почему?”, потребуется проанализировать еще одну связь: между зарплатой и дивидендами (которые социальным налогом не облагаются).

О том, что здесь ключ к проблеме, свидетельствуют поквартальные данные о количестве получателей зарплаты в стране. Их число растет гораздо медленнее, чем размер окладов, а бывают периоды, когда количество получателей денег даже снижается. Дело в том, что сейчас — минутное дело — зарегистрировать коммерческое товарищество с одним товарищем, и если внести в его капитал (который тут же можно растратить) 2500 евро, то личное потребление можно обеспечить не только зарплатой, но еще и дивидендами (часто зарплату превышающими).

И чем выше поднимается уровень зарплат, тем больше становится получателей дивидендов. До тех пор, пока законодатель не прекратит эту вполне легальную возможность снижать социальное страхования поступления в Больничную кассу будут отставать от роста доходов.

Кто в лес, кто по дрова

В нашей экономической практике много других несогласованностей под действием лоббирования интересов различных групп. Особенно в банковской сфере. Например, Банк Эстонии издал директиву, направленную на сдерживание выдачи долговременных и слабо обеспеченных жилищных или инвестиционных кредитов физическим лицам. А действующая под крылом Мин-экономики структура под названием ”Кредекс”, наоборот, стимулирует выдачу кредитов квартирным товариществам на безумные сроки (до 20 лет) и на еще более безумные цели (дорогостоящие инвестиционные проекты по коренной перестройке панельного жилья).

Любому человеку, мало-мальски понимающему действие макроэкономических механизмов, ясно, что крупное кредитование домохозяйств для ремонта снижает их текущую покупательную способность и, значит, убирает источник быстрого развития малого бизнеса в сфере производства товаров и услуг. Кто выигрывает? Банки и узкий слой строительных фирм, а также несколько зарубежных производителей стройматериалов. При том разверзается социальная пропасть в связи с перспективой потери жилья малообеспеченными семьями.

Банк Эстонии требует семь раз убедиться, что кредит возвращаем, прежде чем раз отрезать и передать в частные руки кредитную сумму. А ”Кредекс” и коммерческие банки кредитуют ”товарищества” не только при сомнительных перспективах участия в погашении кредита частью жильцов, но даже когда несколько малоимущих квартирособственников твердо заявляют: ”Мы не способны обеспечить возврат кредита!”

Министерство юстиции упорно препятствует появлению законодательной нормы, насчет того, что решение о кредите, скажем, выше трехмесячного оборота квартирного товарищества должно приниматься только при 100-процентном согласии всех квартирособственников. В банках и ”Кредексе” работают не идиоты, и они прекрасно понимают, что квартирное товарищество условное ”юридическое лицо”, не имеющее собственных источников дохода, и, по экономической сути, это простое сообщество физических лиц. Но интересы финансовых структур у нас всегда выше экономической логики. И такими примерами можно заполнить не одну статью.

Нужен экономический кубик Рубика

Видите, как далеко мы уехали от дефицита средств Больничной кассы. На языке специалистов это называется системным моделированием экономических процессов. Скажем, многие экономисты предупреждали власть о непременных негативных последствиях для многих эстонских предприятий безумного роста акцизов. Что вышло в результате новых акцизов на алкоголь — легко прочесть в газетах последних недель.

В Эстонии достаточно специалистов, способных готовить рекомендации на основе многофакторного системного анализа различных экономических инициатив. Впрочем, и менее сложный анализ избавил бы нас от странных решений. Сейчас, например, с большой помпой рассказывают некоторые СМИ о создании в Ласнамяэ новой поликлиники. При этом никто не доказал, что такой шаг не противоречит в целом разумной политике концентрации медицинских услуг в крупных медицинских центрах.

Если кому-либо приходилось после трех-четырех часов дня пройтись по отделениям поликлиник в Мустамяэ, на Палдиском шоссе, на улице Рави — тот знает, что в это время там жизнь замирает. Так может, разумнее организовать двухсменную работу на существующих мощностях? Оценить варианты должны экономисты вместе с медиками. Однако о подобной экспертизе ничего и нигде не слышно.

Но вернемся к проблемам Больничной кассы. Их можно и нужно решать как общеэкономическую проблему. Иначе ничего не получится.