Владимир Вайнгорт: кому благоустройство — устройство благ?

 (16)
Vaingort
VaingortFoto: Vallo Kruuser

"Если случается с кем-то беда, на ком-то, наверное, лежит в том вина. Скажем, малоимущих квартирособственников в многоэтажках беда потери жилья подстерегает постоянно: как только сумма платежей, требуемых квартирным товариществом, становится им не по карману. Кто виноват? Жлобствующие товарищи? Отчасти. Но в компании с ними обязательно оказываются муниципальные чиновники", — пишет на страницах "МК-Эстонии" доктор экономических наук Владимир Вайнгорт.

"Например, половина жалоб от нищих, полунищих и просто еле-еле сводящих концы с концами квартирособственников связана с поборами на устройство дополнительных парковочных мест на участках, передаваемых квартирным товариществом в пользование (как правило, на 15 лет).

Для этого должен быть проект за счет товарищества, и затем за его же счет устраивается стоянка. Товарищество также огородит участок, поставит шлагбаум или ворота. Бывает, наймет фирму, которая ”чужие” машины будет всячески дискриминировать. И все это деньги. Но районную управу денежные проблемы отдельных жильцов не интересуют. Было бы решение общего собрания (где большинство проголосовало ”за”). Даже если большинство обеспечивается доверенностями правления и любыми другими хорошо известными способами игнорирования мнения меньшинства, которое — чаще всего — дополнительные расходы на освоение стоянок ”не тянет”.

Или стимулируют власти реализацию программы ”Дворы в порядок”. Часть расходов оплачивает муниципальный бюджет. Но обязательна доля самофинансирования товарищества, размер которой принят товарищеским большинством. И никого опять-таки не интересует, почему на собраниях часть участников голосует ”против”. Чиновники, стимулируя вложения в упорядочение пространства, полагают: если нет у кого-то денег, то это ваши проблемы.

Так же проводится конкурс муниципальной поддержки программы ”Фасады в порядок”. Аналогично рассматриваются ходатайства об установке оград и т. д. и т. п.

По мнению чиновников, они ориентируются на общий интерес жителей города в росте благоустройства. А, между прочим, по смыслу слова, благоустройство — это устройство блага. Достигается ли у нас общественное благо в результате чиновничьих стараний?

В чем здесь общественный интерес?

Первый явный результат ухода за придомовой территорией недавно озвучил главный врач Таллиннской скорой помощи Рауль Адлас. Наша скорая достигла рекордных для Европы результатов. До места, где ее ждут, она доезжает за 7–8 минут. И бывает, что минут 10, а то и 15 торчит у намертво закрытых ворот. Потому, что у пенсионеров и у молодых мам, не имеющих автомобилей, возможности открыть ворота дистанционно попросту нет. Не вошли они в число избранных по имущественному цензу. И в приведении ”двора в порядок” их интерес минимальный, поскольку, чаще всего, имеется в виду устройство автомобильных стоянок.

А чтобы, например, упростить молодым матерям таскание на верхние этажи детских колясок (если нет лифта или коляска современная в старый лифт не лезет) — о том не болит голова у правления.

К легко наблюдаемым результатам согласования городскими чиновниками установки заборов и ворот относится множество случаев, когда между остановками транспорта и входами в школы или детсады расстояние увеличивается не просто в разы, а, порой, в десятки раз.

И все это меркнет в сравнении с разрешением на дорогостоящие ремонты без какого-либо чиновничьего интереса к мнению меньшинства квартирособственников, выступившего против.

Без поправки на бедность

Удивительная проявляется в этих делах нравственная глухота городской власти на всех ее уровнях. Хотя руководители частей города и все городские чиновники, с кем удалось говорить о проблемах квартирных товариществ, — добрые, хорошие, ответственные люди. Они заслуженно гордятся созданием за последние годы в Таллинне прекрасной спортивной базы, превращением города в ”зеленую столицу”, массовыми затеями, привлекающими в город туристов и радующими жителей. Гордятся также уровнем благоустройства жилых районов.

При этом как-то не соединяется в их сознании два экономических явления нашей жизни. С одной стороны, они несомненно понимают, что живем мы в бедной стране, где уже который год медианная брутто-зарплата колеблется по кварталам от 700 до 900 евро. Это значит, что как минимум четверть ее получателей имеют нетто-доход, равный ”минималке”, на которую даже прокормиться нормально невозможно, не то что участвовать в инвестиционных домовых программах. И знают они, что в ”старых” странах Европы малоимущим семьям, у которых расходы на содержание жилья превышают половину (а кое-где и треть) дохода семьи, государство берет такие расходы на себя.

Но, с другой стороны, городским властям хочется, чтобы и фасады, и дворы, и всякое прочее благоустройство было ничем не хуже, чем в Скандинавских странах или, например, в Германии. В этом желании их поддерживает большинство обеспеченных квартирособственников.

Правда, есть униженные бедностью и оскорбленные жлобскими правлениями бедняки… Но о них проще всего забыть. Помочь им всем городская власть не может. И по всем статьям приличные люди переступают через этих несчастных, не задумываясь о том, что неспособных платить за благоустройство территории и домов более удачливые соседи рано или поздно из домов выгонят и со света тем самым сживут.

Мечты, мечты, где ваша сладость?

А могли бы городские начальники глянуть на каждый случай с позиций бедняков. Могли бы закрыть программы по дворам и фасадам и денежки городские на 2017 год направить на две новых: помощь инвалидам-колясочникам и дворы, открытые спасателям. Могли бы остановить безумную моду на неумеренные кредиты для инвестиций.

Между прочим, малообеспеченные квартирособственники тоже имеют право голосовать на выборах. А ну как придут? И не исключено, кто-то пообещает их проблемы учесть.