Владимир Вайнгорт: какие есть перспективы ликвидации бедности в Эстонии?

 (64)
Vaingort
Foto: Vallo Kruuser

Боюсь сглазить, но, может быть, приходит конец нашему многолетнему экономическому застою. Два из трех участников правящей коалиции потихоньку начали раскачивать лодку мертвящей стабильности, чтобы сдвинуть ее с места. Встает вопрос: ”Куда ж нам плыть?”, пишет в "МК-Эстонии" доктор экономических наук Владимир Вайнгорт.

Лучше всего сформулировал главное направление современной социально-экономической политики нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц в книге, ставшей мировым бестселлером (и немедленно после появления переведенной на русский язык) с названием ”Цена неравенства: чем расслоение общества грозит нашему будущему?”. Стиглиц далеко не левый экономист, но прагматик, а потому развивает идеи, суть которых понятна из названия его книги.

И совсем уже абсолютный либерал по взглядам, другой нобелевский лауреат, Пол Кругман в одной из недавних статей по поводу ”греческой трагедии” разразился таким пассажем: ”Несмотря на огромное количество фактов, указывающих, что меры жесткой экономии дали как раз те жуткие результаты, о которых предупреждал базовый учебник по макроэкономике, технократы во власти… продолжают преподносить… лишение рабочих их прав на справедливую оплату труда — как главное лекарство от всех болезней”.

И дальше: ”Тот, кого Европа обычно называет технократом, — это Очень Серьезный Человек, некто, отличающийся своей верой в общепринятую догму независимо от фактов”.

Сколько можно затягивать пояса?

Думаю, читатели легко назовут фамилии наших технократов, долдонящих последние десятки лет о необходимости ”затягивания поясов”, чтобы постоянно быть отличниками по выполнению требований т. н. Маастрихтских соглашений, которые давно уже мало кто из европейских финансистов воспринимает как руководство к действию. Пол Кругман сочувственно цитирует одного из американских экономистов: ”Выступать за экономию — все равно, что доказывать: можно спустить из шарика воздух и при этом не сдуть его”.

Критики политики сдерживания зарплат работникам исходят отнюдь не из этических принципов, а из расчета падения покупательной способности населения, обуславливающего сворачивание производства, ориентированного на внутренний рынок (это почти весь малый и средний бизнес).

Эстония — тому великолепный пример. Объем оптовых продаж по стране в 2013 году двигался с 3248,6 млн евро в I квартале до 3373 в IV квартале. За 2014 год в соответствующие периоды цифры такие: 3171,3 млн евро и 3228,1. А в I квартале 2015 года объем оптовых продаж составил 2846,2 млн евро. Бюджет балансируется за счет роста акцизов и налога с оборота, что дает кажущееся увеличение объема разницы в статистике. Но ”лукавые цифры” статистики в тарелку не положишь.

Нищета никуда не денется

Ориентирующимся на оценки европейских чиновников местным руководителям лестно слышать похвалы за сбалансированный бюджет при росте статистических данных о зарплатах. Но составленные по декларациям о выплатах данные налоговой службы свидетельствуют, что, увы, зарплаты наши ”хорошие, но маленькие” не растут.

В IV квартале 2013 года медианная зарплата была 717 евро в месяц. В IV квартале 2014 года — 757 евро. Индекс потребительских цен за те же периоды вырос на 5,8 %, следовательно, реальная зарплата не выросла, а даже чуть снизилась. В I квартале нынешнего года медианная зарплата составила 728 евро.

Джозеф Стиглиц (с книги которого мы начали разговор) строго математически доказал неэффективность ”теории просачивания”, суть которой в том, что растущие доходы богатого меньшинства превращаются в инвестиции, обеспечивающие рост производства, а значит увеличение доходов большинства. Как частный случай это иногда срабатывает (например, когда у нас пролился ”кредитный дождь” и возник жилищный бум внутреннего спроса).

Но в общем случае современные хозяева жизни приумножают капиталы иными способами. Экономика все-таки растет не сверху вниз, а нормальным путем ”от земли”, то есть за счет повышения потребительских возможностей бедных слоев.

Вплоть до нынешнего года таких условий наша властная элита не создавала. И только теперь ”там, наверху” заговорили о повышении необлагаемого минимума до 400 евро и реализовали идею о возврате подоходного налога самым бедным получателям зарплат (ниже прожиточного уровня). Это еще не перемены, но хотя бы разговор пошел у властей о необходимости поднимать платежеспособный спрос населения.

Ветер перемен еще не дует, но чуть-чуть потянуло свежей струей. Что без радикальных перемен не обойтись, убедительно свидетельствуют данные, приведенные в пояснительной записке Минфина к поправкам в законе, устанавливающем как раз возврат подоходного налога работающим нищим. Давайте осознаем, что значат планируемые на 2017 год размеры возврата в 73,8 млн евро? Это значит, что почти пятая часть получателей зарплат в 2016 году не достигнет прожиточного минимума. То есть абсурдная для нормального государства ситуация, когда работающий полный день человек не в состоянии получить доход, обеспечивающий нормальное его существование и крышу над головой — продолжится и на следующий, и на 2017 год.

Специалисты Минфина (судя по цифрам этой записки) не видят перспектив ликвидации нищеты на ближайшие три года, поскольку не верят, что минимальная зарплата у нас в стране за это время дойдет хотя бы до 1000 евро.

Надежда есть всегда

Ожидания лучшей жизни для большинства базируются не на моральных категориях, а на том, что новобранцы правящей элиты не так боятся наступить на интересы банков и юристов, как ведущие их партнеры по правящей коалиции. Главное, не боятся перестать быть, в смысле либерализма, большими католиками, чем Папа.

Кстати, о Папе. Недавно он как раз выступил с заявлением, что ”политика не должна подчинятся финансовым спекулянтам”. И обрушился на ”новый колониализм корпораций, принуждающих государства к политике экономии, от чего страдают самые бедные”. А возможный кандидат в президенты США Хиллари Клинтон, судя по ее выступлениям, левее по экономическим взглядам нынешнего ”социалиста” Обамы (по терминологии американских экономических динозавров).

Как ни парадоксально, наши традиционалисты из Партии реформ оказались в одной компании с российскими экономическими правыми, стоящими у власти и защищающими интересы самого богатого меньшинства, не останавливающимися даже перед войной ради того, чтобы не допустить народного движения за изменения пропорций распределения экономического пирога.

Сегодня властные круги ведущих стран Евросоюза прекрасно понимают, что частично удавшееся выкручивание рук греческим властям не может отменить волю народа далеко не самой бедной страны Еврозоны, сказавшего на референдуме ”нет” режиму экономии за счет малообеспеченных слоев. Между прочим, греки не исключение. У Италии госдолг перевалил за 2 трлн евро и составляет 135% ВВП. И никто там не пугает людей требованиями ”затянуть пояса”.

О каких величинах надо говорить у нас, чтобы сменить экономическое кладбищенское ”спокойненько” на движение вверх? Очевидно, это, действительно, около 400—450 евро необлагаемого месячного дохода и минимального размера месячной зарплаты на следующий год около 750—800 евро. Утопия? Нет, при изменении отношения к ”цене неравенства” цифры вполне реальные.