Владимир Вайнгорт: как выбраться из колеи

 (5)
Vaingort
VaingortFoto: Vallo Kruuser

Если кому-то из читателей случится побывать в Северной Италии, они непременно увидят древнеримские дороги с колеями такой глубины, что вывернуть из них не под силу никакому транспортному средству. По нынешним временам аналогичная ситуация образуется в социально-экономической жизни многих стран, где десятилетиями правят одни и те же политические силы. И даже при смене правительств выбраться из накатанной колеи — оказывается очень непросто, пишет в "МК-Эстонии" доктор экономических наук Владимир Вайнгорт.

Тихий правительственный переворот, случившийся у нас в ноябре, расценивается обществом как разворот новой правящей коалиции в сторону социального государства.

Решения в пользу бедных

Действительно, принятые в авральном порядке декабрьские налоговые изменения нацелены на повышение доходов малообеспеченных слоев и соответствующий рост внутреннего спроса. Хотя основные шаги в эту сторону будут реализованы в 2018 году, намеченный тренд, безусловно, даст о себе знать с начала нынешнего года.

Читайте также:

Предстоящая добавка к доходу более чем у сотни тысяч работников (или почти у четверти получателей зарплат) около 60 евро в месяц скажется на здоровье экономики. Чего нельзя будет сказать о здоровье населения, потому что денег на медицину катастрофически не хватает. Самое простое решение – поднять социальный налог – вряд ли возможно, поскольку уже нынешнее 33-процентное обложение зарплат труднопереносимо предпринимательским сообществом, а попытка увеличить ставку соцналога может «сорвать крышку» и без того кипящего налогового котла.

Но, не решив проблем медицинского обслуживания, качество жизни, в широком смысле слова, не улучшить (даже при некотором росте потребления у бедняков). Без срочного улучшения системы здравоохранения довольно скоро кампания новой власти по поддержке малообеспеченных слоев будет восприниматься «разговором в пользу бедных» (в том употреблении выражения, которое любым словарем трактуется как фразеологизм, означающий лицемерное сочувствие или пустую болтовню, чего новой коалиции пожелать никак не хочется).

Податное сословие

Наша система медицинского обеспечения построена на принципе солидарности. Это означает, что потребление ее услуг каждым отдельным человеком не зависит от размера его страхового взноса. Бедные получают больше медицинских услуг, чем за них платят, а богатые часто – меньше, чем оплачивают. Однако на самом деле не все, имеющие высокие доходы, солидарны в финансировании Больничной кассы. 33 процента соцналога отдают только получатели трудового дохода (дохода от зарплат), а получатели финансового дохода в солидарном содержании социальных систем не участвуют вообще.

Чтобы было понятно, о чем речь, рассмотрим несколько цифр. Сравним размер десяти самых высоких зарплат в стране и десяти самых высоких дивидендов. По недавно опубликованным данным, десять самых высоких среднемесячных зарплат за 2014 год составляли от 9891,81 евро до 6172,94 евро. Почти десятитысячная средняя была у фирмы с семью работниками, более шести тысяч – у такой же фирмы. А всего в первой десятке фирм по высокому размеру средних работало 122 человека, получавших все вместе в 2014 году ежемесячно более 931 тысячи евро. То есть за год они получили 11 млн евро.

Самые высокие дивиденды, полученные в 2015 году, составляли от 4,31 млн евро (у первого в списке) до 2,32 млн евро (у десятого в списке). Всего дивидендов выплачено этой десятке почти 137 млн. То есть десяток получателей дивидендов имели денег на порядок больше, чем работники десяти фирм с самыми высокими средними зарплатами.

Две группы этих хорошо обеспеченных людей относятся к разным сословиям. Получатели зарплат – к податному сословию (поскольку они платят все налоги). Получатели дивидендов – к финансовой аристократии (которая социального налога не платит).

Всего в податное сословие (получателей зарплат), по данным Налогово-таможенного департамента, в 2015 году входило около 544 тысяч человек. А получателей дивидендов в 2015 году было 12 000.

При этом финансовые доходы не ограничивались дивидендами – там еще есть получатели денег по банковским вкладам и другим т. н. «финансовым инструментам».

Перемен хотим, перемен

Продолжим разговор о дивидендах. Относить их получателей только к финансовой аристократии неверно. Есть немало тех, кто получает еще зарплату и в этом смысле входит также в податное сословие. При этом размеры финансовых доходов у этой группы сопоставимы с доходами трудовыми.

Самым простым было бы требование обложения всех видов доходов социальным налогом. Но это тот случай, о котором говорят: сложные проблемы имеют простые решения, которые почти всегда неправильны. Но и существующее у нас простое решение не включать получателей дивидендов в систему солидарного финансирования социальных систем – тот же неверный случай, только с обратным знаком.

Несколько лет назад налоговая служба предложила промежуточное решение, разделив дивиденды на доходы «пассивные» и «активные» (читай – доходы только от вложенных денег и от результатов труда по руководству бизнесом). Но Государственный суд идею не поддержал. И хотя проблема эта не из разряда задач о квадратуре круга, но, тем не менее, требует для решения политическую волю, поскольку колея в этом деле жесткая и противодействие переходу на другой путь будет сильное. Потому для начала новому правительству необходимо предложить обществу дискуссию на этот счет. Нет смысла излагать сейчас варианты решения с учетом существующего в странах Евросоюза опыта.

Важно подчеркнуть: рентабельность общественного труда в каждой стране – величина конечная. И если большая часть доходов минует систему социального страхования, то возникает сословное неравенство. В конце концов наше бизнес-сообщество состоит из разумных и креативных людей. Я абсолютно уверен, общественный консенсус по содержанию системы здравоохранения на уровне самых высоких европейских стандартов у нас возможен. Тем более такая система станет одним из драйверов роста экономики в целом. Эстонская медицина вполне способна оказаться той самой «эстонской нокией», которую наши власти уже с десяток лет безрезультатно ищут.