Уход не ”по-английски”. Мир начал сходить с ума

 (16)
vjatseslav ivanov
vjatseslav ivanovFoto: erakogu

Впечатление такое, что какие-то протоны или электроны непостижимым образом перестроились в атмосфере, и в результате мир начал сходить с ума…

Вообще-то ”британский выход”, обогативший мировой политический словарь новым словечком Brexit (по-русски пишут ”брексит” или ”брэкзит”, от British exit — британский выход), не стал ни для кого неожиданностью в буквальном смысле, пишет "МК-Эстония". Все знали, что ”надменные бритты” вознамерились покинуть ставшие для них слишком тесными объятия Европейского союза. Мол, надоело кормить этих попрошаек из Восточной Европы…

Но как-то до последнего не верилось: авось пронесет!? Ведь похожее случалось и прежде — когда мятежные греки объявили, что им проще выйти из зоны евро, чем платить по счетам германским, французским и тем же английским банкирам; затем когда шотландцы, а вслед за ними валлийцы организовали референдумы по вопросу о выходе из состава Великобритании; потрепали своим соседям нервы и строптивые жители Каталонии, которым надоело быть вассалами испанской короны; да мало ли за последние годы было референдумов, плебисцитов и прочих волеизъявлений трудящихся масс?!

Но всякий раз замах на червонец оборачивался ударом не на копейку даже, а так — на медный грошик. Потрясли своими килтами и успокоились шотландцы; со словами ”извините, погорячились” вернулись к любимым сиртаки и сацики потомки эллинов…И вот — будьте любезны!


Лондон как porto franco

Миновали какие-то часы после объявления результатов голосования, как лидер французских правых Марин Ле Пен, известная крайним евроскептицизмом, почуяла запах жареного и, не желая упускать шанс выступить в роли Жанны д’Арк, спасающей Францию от кровожадного дракона по имени ЕС, призвала соотечественников последовать примеру Туманного Альбиона.

Не замедлил воспользоваться моментом и другой известный в Европе правый ястреб — председатель голландской националистической ”Партии за свободу” Герт Вилдерс, который, по опросам общественного мнения, является самым популярным политиком в стране. Он публично пообещал, что если в марте будущего года его партия победит на парламентских выборах, а он, таким образом, станет премьер-министром, то возглавляемое им правительство незамедлительно проведет референдум относительно членства Нидерландов в Евросоюзе.

Для политиков-маргиналов вообще характерно играть на эмоциях, апеллировать не к разуму, но к чувствам электората. Их лозунги звучат примерно одинаково, с небольшими отклонениями. Например: ”Только сами голландцы (французы, бельгийцы, англичане, датчане — ненужное зачеркнуть) — хозяева своей судьбы!”. ”Не дадим управлять собой из Брюсселя (Лондона, Берлина — ненужное зачеркнуть). ”Свобода победит (победила)!”.

Удобство и эффективность таких лозунгов — в их абсолютной готовности к употреблению без предварительной обработки в виде обдумывания.

Не надо напрягаться. Примерно под такими, простыми и доступными, лозунгами ”Земля — крестьянам! Мир — народам! Хлеб — голодным!” взобрались на вершину государственной власти в России большевики. Чем это кончилось, мы знаем…

Слегка опомнившись от первого шока, британцы, голосовавшие против выхода из ЕС (а это практически половина населения бывшей ”владычицы морей”), стали требовать повторного голосования. В противном случае своим выходом — уже из состава Великобритании — угрожают шотландцы, которые еще на собственном референдуме 2014 года предупреждали: мы остаемся в составе Соединенного Королевства, но настаиваем на сохранении его членства в Евросоюзе.

С аналогичными заявлениями выступают жители Северной Ирландии, которые тоже сказали Евросоюзу ”Да!”. Но самое экзотичное предупреждение в эти дни звучит из столицы, 60 процентов жителей которой на референдуме проголосовали за верность Евросоюзу. Теперь они настаивают на том, что Лондон должен выйти из Великобритании и сохранить статус члена ЕС. Такой себе вольный город на Темзе…


Проголосовали за выход… Ну и что?!

Неожиданно спокойно, трезво и адекватно отреагировал на события президент Тоомас Хендрик Ильвес. Уже утром 24 июня глава эстонского государства заявил: ”…Первые шаги должна предпринять сама Великобритания. Следующий шаг правительства этой страны — подать заявление о выходе из Союза, чего оно еще не сделало. Мы еще даже не знаем, сделают ли они это, и если да, то когда” (выделено мною, — В.И.).

…В одной из недавних передач цикла ”Особое мнение” на радиостанции ”Эхо Москвы” гостем студии был известный российский финансовый менеджер, директор программы ”Экономическая политика” Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан. Профессионально взволнованная ведущая с тревогой спросила его:

– А если англичане проголосуют за выход из Европейского союза?

На это обладатель особого мнения задал встречный вопрос:
– Ну и что?!

То есть, по его мнению, результаты референдума просто-напросто дадут (а с учетом реалий уже дали) британскому истеблишменту в руки неубиваемые козыри при торговле с Брюсселем, а также с Берлином и Парижем, за лучшие преференции, как в экономике, так и в фискальной политике. Проще говоря, для превращения и без того особого статуса Англии в ЕС в еще более особый.

Конечно, большинству британцев, когда они шли на референдум, все эти соображения вряд ли приходили в голову. Но кто сказал, что большую политику делает обыкновенное большинство населения? Демократия тем и хороша, что позволяет посвященному меньшинству, используя невидимые миру рычаги, достигать своих целей. И даже иногда учитывать при этом интересы большинства.

Да и вообще выход страны из Евросоюза — процедура непростая и нескорая. Для выполнения всех условий требуется не менее двух лет, а понадобится — так и более. И то — если правительство Ее Величества подаст в Еврокомиссию официальную заявку о выходе из Союза. Что тоже еще не факт, поскольку такое решение предварительно должно получить одобрение английского парламента, в котором 70 процентов депутатов являются категорическими противниками Brexit.

А тем временем в 2017 году Британия должна председательствовать в Евросоюзе. И формально нет никаких препятствий для осуществления ею этой роли. Любопытная ситуация, правда?