Свобода передвижения не для всех. По городу в инвалидной коляске — реально или несбыточно?

 (1)
Свобода передвижения не для всех. По городу в инвалидной коляске — реально или несбыточно?
МК-Эстония

Благодаря открытым границам мы частенько бываем в западной части Европы, и число инвалидов-колясочников на улицах тамошних городов обращает на себя внимание. И в то же время удивляет — неужели там больше людей со слабым здоровьем? Таллиннец Артур Куликов считает, что в Эстонии колясочников ничуть не меньше — они просто не могут выбраться из дома, чтобы пойти по своим делам или просто прогуляться, пишет "МК-Эстония".

Если вы или ваши близкие никогда не сталкивались с необходимостью протиснуться на коляске в лифт или въехать в магазин у дома по крутому пандусу, вряд ли вы задумывались о доступности городской среды для всех без исключения. Наш собеседник говорит, что со времен его детства и со вступлением Эстонии в Евросоюз все постепенно меняется в лучшую сторону.

”Коляска у меня примерно с первого класса, — вспоминает Артур. — Когда учился в начальной школе, по утрам отец заносил меня по лестнице на первый этаж. Потом пришлось перейти на домашнее обучение, потому что с пятого класса надо было по этажам переходить из класса в класс. Тогда это было невозможно. Сейчас во всех школах Таллинна сделали лифты, но как будто сами не знают, зачем. Я хотел пойти к племяннику на выпускной, решил — лифты же сделали, пойду. Но чтобы к лифту попасть, надо преодолеть бордюр на входе и еще внутри школы ступеньки. И только после того, как ты каким-то чудом перелетишь через эти ступеньки, попадешь к лифту. Деньги потрачены, но по сути он недоступен”.

Читайте также:

Сколько стоит свобода?

Проблемы с доступностью среды начинаются на первой ступеньке любого дома. Даже в современных домах, построенных по последнему слову техники, есть пространство для доработок.

”Меня приглашали в гости в пару новых квартир, — поясняет Артур Куликов. — Лифты и двери широкие, пол ровный без порогов, въезды в подъезд без ступенек. Но вот дверь в туалет оказалась узкой, на коляске уже не заедешь”.

Артур считает, что инвалиды сидят по домам без возможности покинуть подъезды, а себя называет везучим — городская управа построила ему за счет бюджета спуск на улицу для коляски из квартиры на первом этаже.
”Я бы тоже сидел и куковал, если бы не удачное стечение обстоятельств, — продолжает Артур. — Долго искали финансирование для строительства пандуса. По тем временам это были какие-то нереальные 60–70 тысяч крон, в евро — около 4 тысяч”.

В столичном Департаменте здравоохранения и социальных дел с вопросами по приспособлению помещений предложили обращаться к специалисту Сигне Таммесалу. В 2019 году прием ходатайств по строительствам и переделкам уже закончен, в следующий раз обратиться за помощью можно будет в 1-м квартале 2020 года.

Всего в 2019 году для людей с особыми потребностями будет приспособлено 75 жилых помещений.

Финансирование таких реконструкций проводится, если:

человеку назначена инвалидность, и её степень требует помощи с передвижением;
приспосабливаемое помещение является постоянным местом жительства человека;
в случае, если жилое помещение человека с особыми потребностями не является его собственностью, требуется согласие собственника жилого помещения;

для приспособления лестничных площадок и иных мест общественного пользования требуется согласие квартирного товарищества.

Пособие выдается один раз, и его можно использовать на установку лифта или дверной автоматики, строительство пандуса, регулировку дверных проемов, реконструкцию ванной комнаты или туалета, установку перил и другое. Специалисты по вспомогательным средствам Департамента социального страхования говорят, что всегда готовы проконсультировать и дать дополнительную информацию.

Прыжки на коляске

Если колясочнику все же удалось покинуть свою квартиру, встает вопрос — какой вариант передвижения выбрать? Артур отказался от общественного транспорта в пользу своей машины по разным причинам.

”Время от времени мне нужно ездить в офис, и автобус для этих поездок — не вариант, — поясняет наш собеседник. — На моей улице проходит только один маршрут, и тот, когда подъезжает к остановке, не может встать вплотную к бордюру. Двери открываются, а я заехать не могу — между тротуаром и автобусом довольно большое расстояние. Его не перепрыгнешь на коляске. Плюс водители автобусов не горят желанием помогать и опускать подъемник, там, где он есть. Я это связываю с тем, что автобусникам платят мало, на мой взгляд, там хорошие кадры не задерживаются, и остаются только те, кто работает на отвяжись”.

Артур вспоминает, что когда туристом ездил в Финляндию или Швецию, вообще не задумывался, как добраться до нужного места. Спокойно выходил с парома, шел на автобусную остановку, без проблем доезжал.
”Я даже не знаю, где расписание автобусов, к которому надо приноравливаться, выяснять, есть ли там подъемник для коляски или нет. Просто приходит автобус, и ты едешь. Или в метро спускаешься на лифте — всё работает без проблем”.

Слишком дотошно или разумно придирчиво?

Собственный автомобиль может существенно упростить передвижение колясочника. Для этого нужно купить уже приспособленную или переделать обычную машину под инватранспорт. В настоящее время в Эстонии зарегистрировано 47 автомобилей с ручным управлением и 163 автомобиля с лифтом или местом для инвалидной коляски.

”Адаптация транспортного средства к потребностям водителя-инвалида должна быть внесена в реестр изменений, — комментирует Райт Парве, эксперт по подтверждению типа автомобилей техотдела Департамента шоссейных дорог. — Заявка на модификацию транспортного средства подается владельцем в свободной форме с цифровой подписью по электронной почте info@mnt.ee или в авторегистр. К заявке необходимо приложить доверенность или копию договора купли-продажи, если заявитель не является владельцем автомобиля”.

По закону транспорт можно перепроектировать, но таким образом, чтобы его мог использовать водитель и без инвалидности тоже. После реконструкции Департамент шоссейных дорог всё проверяет и выдает разрешение на эксплуатацию. Точных сроков этого процесса нам назвать не смогли, и со стороны автомобилистов с инвалидностью это вызывает недоумение и раздражение.

”Я покупал машину пять лет назад, поставил ручное управление, и мне никто ничего не сказал, — говорит Артур. — Сейчас уже, если я возьму переделанную машину или захочу купить новую и переоборудовать её, мне надо будет перед чиновниками ”танцевать”, многократно доказывая, что я достоин и очень нуждаюсь в средстве передвижения. Они хотят бумажку, что машина переделана по правилам. Я считаю, что если я ставлю ручное управление, у которого есть европейский сертификат, все должно быть хорошо. Мы же в составе Евросоюза, следуем букве европейских законов. С меня потребуют бумажки на малейшее телодвижение, но какие бумажки, если на заводе Mercedes эта конструкция признана безопасной? Я думаю, немецкие конструкторы и инженеры не глупее наших чиновников”.

По словам Артура, пару месяцев назад он присматривал себе микроавтобус, переделанный под инватранспорт. Этот автомобиль привезли из Швеции и восемь месяцев пытались поставить на учет в Эстонии.

”Там он пять-шесть лет ездил нормально, а в Эстонии сразу стал каким-то подозрительным. — удивляется Артур. — С инватехникой у Департамента транспорта, наверное, какие-то счеты. У меня есть знакомый, который занимается развозкой колясочников. У него три автобуса в парке. На этих автобусах есть подъемники и специальные крепления для колясок, чтобы хорошо фиксировать их во время движения. Там даже управление никак не затрагивается, водительское место никак не реконструировалось. И то каждый такой автобус ставится на учет по два-три месяца”.

Никаких гарантий

На автомобильном рынке не так много инватранспорта. Один из вариантов решения вопроса с передвижениями — пригнать из другой страны уже приспособленную машину с небольшим пробегом. Вполне реально купить такой автомобиль за 10 тысяч евро. Но на это идут немногие, потому что знают — их ждет семь кругов бюрократического ада согласований и разрешений.

В Эстонии есть фирмы, которые переоборудуют машины, но стоимость их услуг в разы выше, а люди с инвалидностями не так хорошо живут, чтобы тратить на авто 50 тысяч евро. Самое время вспомнить про развитую систему кредитования эстонских банков, но и тут не всё так просто. Никто не гарантирует инвалиду выдачу кредита, даже если у него есть стабильный заработок и поручители.

”Не знаю, как сейчас, но раньше банки наотрез отказывались, например, выдавать ипотеку даже работающим инвалидам, может быть, что-то поменялось”, — высказывает надежду Артур Куликов.

Руководитель продаж сегмента частных клиентов SEB Эвелин Таммеару подчеркивает, что каждый заемщик и его заявка рассматриваются отдельно.

”SEB тщательно анализирует доходы и траты как ходатайствующего о займе, так и членов его семьи, — говорит Таммеару. — При получении банковского займа важно, чтобы у клиента имелся стабильный доход, достаточное самофинансирование и объем финансовых обязательств не становился слишком большим в соотношении с размером доходов. Также изучается приобретаемый объект, его состояние. Оценивается и финансовое поведение клиента, его потребительские привычки. Особые потребности не являются определяющим фактором при отклонении ходатайства”.

Получается, что как бы сильно человек ни старался приблизиться к обычному для большинства уровню, у него это не получится. Инвалиды не выбирали эту жизнь, но получают от неё вдвойне. Да, с голоду не умрешь, ведь в последнее время появились службы доставки еды на дом, и можно больше не пытаться заехать в супермаркет, где нет места для коляски между рядами. Да, можно получать образование онлайн и работать из дома, но обеспечением по кредиту это, скорее всего, не станет. Да, переоборудовать машину можно, но это дорого и муторно. В итоге остаётся только согласиться с Артуром, который считает себя везучим: ”Я могу сам сесть в машину, собрать коляску, закинуть ее на заднее сиденье и поехать, куда мне надо. А тем, у кого электроколяска весом 100 кг или руки не очень хорошо работают, им что делать?”