Страна советов

 (2)

Неужели парламентариям мало их депутатской зарплаты? — вопрошает обыватель. Почему члены Рийгикогу за редким исключением числятся еще на какой-нибудь "подработке"? Наиболее распространенный вариант — место в совете какого-то предприятия. А если фирма — с государственным участием, а вы — у власти, то такой пост вам почти гарантирован.

Даже если не рассматривать всевозможные "частные лавочки", а брать в расчет только госфирмы, вакансий набирается порядочно. В Эстонии — 25 предприятий с государственным участием. У каждого есть совет, где, помимо председателя, еще 5-6 членов. При этом некоторые депутаты умудряются занимать сразу два места в двух разных советах. Что это — серьезный труд во благо государства или возможность получить дополнительный заработок на непыльной работе?

Канцлер наносит ответный удар

Покидающий вскоре свой пост канцлер права Алар Йыкс напоследок решил громко хлопнуть дверью. Он направил в Рийгикогу обращение, в котором предлагает запретить парламентариям участие в каких-либо коммерческих объединениях в качестве представителей государства. Йыкс отстаивает позицию, согласно которой участие члена парламента в работе правления коммерческого объединения в качестве представителя государства нужно рассматривать, как пребывание на государственном посту. В то же время Конституция запрещает парламентариям занимать сразу два государственных поста. Значит — принадлежность к правлению коммерческих организаций, у которых часть активов принадлежит государству, по мнению Йыкса, просто незаконна. Срока депутатам суровый канцлер права отвел 20 дней. Иначе грозит обратиться в Госсуд.

На самом деле, тема не нова. Тот же Алар Йыкс говорил нечто подобное три с половиной года назад: "Пока у члена Рийгикогу нет правового основания для вхождения в совет коммерческого предприятия, ему следует или выйти из него, или он должен быть отозван" (октябрь 2004-го). Сегодня Йыкс утверждает, что тогда парламентарии пообещали ему пересмотреть Закон о статусе депутата. Но обещанного, как выясняется, и за три года можно не дождаться. Почему канцлер права поднимает этот вопрос сейчас, за месяц до сложения своих полномочий? Первое, что напрашивается в ответ, это банальная месть.

Не воспротивься реформисты и центристы повторному назначению Йыкса, быть бы ему канцлером права еще один срок. Другие парламентские партии не возражали, но упомянутые фракции имеют на двоих 60 голосов из 101. Тут уж для Йыкса — без вариантов. Почему реформисты и центристы, сейчас даже не состоящие в одной коалиции, так дружно провалили его кандидатуру? По-настоящему внятных объяснений на этот счет так и не последовало. В кулуарах шепчутся, что причина тут в личных обидах видных деятелей двух партий, которым в свое время инициативы Йыкса обошлись потерей больших денег. Стоило, например, канцлеру обратить внимание на нецелевое расходование средств в каком-нибудь регионе, как финансирование там тут же урезали.

По этой версии, сейчас, уходя, канцлер снова бьет в самое больное — в доходные места, пытаясь отлучить от кормушки в советах тех депутатов, которые не дали ему продолжить работу. Самого же Йыкса за чрезмерное рвение может ждать почетная ссылка в Грузию. Президент Ильвес, который сам же предлагал парламенту утвердить его на второй срок, теперь говорит, что Алар Йыкс принес бы огромную пользу строительству демократии в этой кавказской стране.

Что, почем и как в советах?

Больше всего из-за инициативы канцлера права могут пострадать реформисты. Традиционно в советы госпредприятий назначаются представители правящих партий. Так, в Riigi Kinnisvara председатель — Таави Рыйвас, в Eesti Post — Меэлис Атонен, в Eesti Loto заседает Кристийна Оюланд, в совет Эстонской железной дороги входит Пеэп Ару, а в Eesti Energia — Юрген Лиги. Татьяна Муравьева же входит аж в два совета — Таллиннского аэропорта и оружейного завода AS E-Arsenal. И это — далеко не полный перечень.

По большому счету, материальная выгода от этого для депутатов не слишком велика. Размер оклада членов совета регулируется законом и зависит от фонда заработной платы на конкретном предприятии. Максимально оговоренная законом сумма для председателя совета составляет 7400 крон в месяц, для рядового члена — 5550. Это если размер всех зарплат в данной фирме за месяц больше полутора миллионов. Конечно, многие наши сограждане за эти деньги должны вкалывать, вкалывать и еще раз вкалывать. Но когда твоя зарплата вместе с доплатами составляет около 50 000, то, согласитесь, 5 тысяч — не такие уж большие деньги. Но это — лишь видимая часть айсберга. О невидимых постороннему глазу интересах можно лишь догадываться.

Хотя сами политики, бывшие и нынешние члены разных советов, в один голос говорят, что главное на таком посту — защита интересов собственника, то есть государства. Поэтому предприниматель, а в прошлом депутат Рийгикогу Юрий Шеховцов не видит никакой проблемы в том, что в советах сидят лишь члены правящей коалиции. По его мнению, абсолютно независимых людей все равно не найти, и раз уж политику государства определяет коалиция, то пусть ее люди и в важных советах сидят. Про того же Нейнара Сели (председатель совета Таллиннского порта) Шеховцов, симпатизирующий Центристской партии, говорит так: "Ну, и что, что реформист? Зато специалист хороший".

А вот Союз Отечества и Республики не посадил в советы ни одного из своих депутатов с Тоомпеа и поддерживает инициативу Алара Йыкса изгнать политиков из госпредприятий. По словам центриста Владимира Вельмана, его партия еще не определилась окончательно в этом вопросе, но лично он в существующем положении вещей не видит ничего страшного. Вельман считает, что у нас в стране налицо дефицит кадров, и даже то, что парламентарии теперь не могут быть депутатами в городских и волостных собраниях, является проблемой. Если еще и из советов изгнать политиков, говорит он, то велик риск того, что управлять стратегически важными сферами будут дилетанты. Хотя Вельману не очень нравится, что в советы госпредприятий назначают только членов коалиции. В идеале там нужна и оппозиция.

Заседания советов, как правило, проводят только один раз в месяц. Хотя, как уверяют люди с опытом подобной работы, с учетом подготовки и прочих составляющих можно сказать, что членство в совете занимает два-три полных рабочих дня. Большинство характеризует это так: "Работа не пыльная, но определенных знаний и умений требует".

Докатились до Нижнего города

Но не только в фирмах с государственным участием есть советы. Подобные предприятия, куда партии вольны назначать своих людей, существуют и на муниципальном уровне. В столице их больше десятка. Тут и Таллиннская свалка, и водоканал, и трамвайно-троллейбусное объединение, и больницы, и даже OÜ Vabaduse Väljaku Parkimismaja (парковочный дом еще только в проекте, а совет у соответствующей фирмы уже имеется). Ежели начать считать деньги в чужом кармане, то можно заметить, к примеру, что центристке Сийри Овийр и стотысячной зарплаты депутата Европарламента мало. Она входит в совет Западно-таллиннской центральной больницы.

Неделю назад депутат горсобрания Таллинна Николай Стельмах (Союз Отечества и Республики), воодушевившись воззванием канцлера права, сделал запрос к столичным властям. В нем он обращает внимание мэра Эдгара Сависаара на то, что участие в советах фирм и предприятий является проблемой не только для депутатов парламента. Стельмах предлагает спуститься с высот Тоомпеа в Нижний город и обратить внимание, что такой же конфликт интересов возникает у членов горсобрания. При этом сам он входит в совет Eesti Loto. Правда, это государственное предприятие, а не муниципальное.

И если депутатам парламента, как может показаться при взгляде на их зарплаты, место в совете не приносит существенной прибавки к жалованию, то для народных избранников на местах это все же существенная статья доходов. Члены горсобрания Таллинна, например, зарплаты не получают. Им выплачивается лишь компенсация в размере 3000 крон в месяц. В этом случае дарованное место в совете наталкивает на мысль об эдакой плате за лояльность.

СПРАВКА

Некоторые из основных предприятий с государственным участием:

Tallinna Sadam (Таллиннский порт)
Eesti Loto (лотереи)
Eesti Post (почта)
Eesti Raudtee (железная дорога)
Tallinna Lennujaam (аэропорт)
Eesti Energia (энергетический монополист)
Riigi Kinnisvara (госнедвижимость)

Среди них нет ни одного, в совет которого не входили бы политики

СПРАВКА

Закон о коррупции предусматривает такой аспект как конфликт интересов. В 2005 году в этом заподозрили чету Сависааров. Эдгар тогда был министром экономики и коммуникаций, а его жена Вилья — членом совета Таллиннского порта. Причем сам же Сависаар ее туда и назначил. Оппоненты центристов заговорили о том, что таким образом должностное лицо принимает решение, от которого напрямую зависят интересы его близких родственников. К тому же представители государства должны выполнять указания назначившего их министра и давать министру отчет о своей деятельности. Получается контроль одного из супругов над другим. Но дальше разговоров и демонстрации знания юридической казуистики дело тогда не пошло.

СПРАВКА

Допустимые законом выплаты в зависимости от размера фонда заработной платы на предприятии с государственным участием:

Фонд зарплатыПредседатель советаЧлен совета
до 50 000 крон37001850
50 000 — 250 00046252775
250 000 — 750 00055503700
750 000 — 1 500 00064754625
свыше 1,5 млн74005550