Шок: пенсионерку хотят выселить из ее единственного жилья и требуют деньги

 (133)
Шок: пенсионерку хотят выселить из ее единственного жилья и требуют деньги
Foto: "МК-Эстония"

”В 2015 году я купила комнату по адресу Махтра, 44, — рассказывает жительница столичного района Ласнамяэ Любовь Копаева. — За стенкой жили две женщины. В прошлом году они продали свою комнату молодому человеку, который стал меня уговаривать то свою комнату ему продать, то требовал его комнату купить, а под конец стал грозить еще и судом. Я старый больной человек, выросла в Сибири, здоровье уже не то, операция за операцией, какие мне тут еще суды?” В этой непростой истории и разбиралась ”МК-Эстония”.

В доме на Махтра, 44, располагается много чего. С одной стороны дома — хостел. С другой — ночлежка и социальное жилье для малообеспеченных людей. Посередине — два подъезда, на лестничных площадках которых уходящие налево и направо коридоры. В каждом коридоре по четыре квартиры.

”Но наша квартира соединена из двух двухкомнатных, — рассказывает пенсионерка. — У соседки Тани — своя полноценная двухкомнатная квартира, у нее есть и ванная, и туалет, только кухня у нас общая. С другой же стороны такая же двухкомнатная квартира, где у меня большая комната, а у нового соседа — маленькая. В нашем доме только две такие квартиры, все остальные давно уже отделились друг от друга, и кухню тоже поделили”.
И действительно, на очень большой кухне стоят две раковины и две плиты. Балкон, правда, один.

Читайте также:

”Многие делят кухню либо пополам вдоль, — рассказывают пенсионерки, — либо поперек, и тогда у одной из сторон кухня без окна, а другой нужно прорубать вход из комнаты. Балкон кто-то делит ровно пополам, если кухню делят вдоль; либо он достается кому-то одному из владельцев, по договоренности”.

В ванной комнате и туалете со стороны Любови вообще все четко: полочки пронумерованы, на каждую наклеен скотч с цифрой.

”Я могу пользоваться только вот этой, — показывает пенсионерка на уголок над раковиной. — Остальные три полки — это нового соседа. И в туалете так же: полочки в шкафу над унитазом, у каждого свои. Сначала мне выделили самую верхнюю, но я сказала, что я пожилой человек и не могу так высоко лазать. В итоге отвоевала полочку пониже”.

Сложное положение

По словам Любови, как только сосед купил комнату, он тут же пришел к ней с предложением продать ему и ее комнату. Чтобы у него тоже получилась полноценная двухкомнатная квартира.

”Но я отказалась, — говорит пенсионерка. — Весной должен был внук из армии прийти, думала, он тут будет жить. Но сосед не отставал — он то предлагал мне купить мою комнату за 20 000 евро. То купить его комнату за 20 000 евро, а она у него меньше. У меня 18 квадратных метров, у него — только 14. Потом стал уговаривать меня переехать в соседний дом, в такую же комнату. Но я сходила, поговорила с соседями в том доме — оказалось, там живут алкаши. Я отказалась. Тогда он пригрозил мне судом, мол, суд заставит меня либо продать мою комнату, либо купить его”.

В отчаянии пенсионерка попросила сына поговорить с новым соседом — тот поговорил, но безуспешно. Ничего не изменилось.

”Сосед сам в этой комнате не живет, он туда постоянно кого-то селит, — рассказывает пенсионерка. — Сейчас там живут трое украинцев — на 14 квадратных метрах-то! Стенку над плитой недавно сожгли, ванну всю загадили, не убирают за собой. Понятно, это не их жилье, зачем им соблюдать здесь чистоту? А у меня сердце болит, глядя, во что они превращают нашу ванную и кухню”.

Но по закону она ничего поделать не может. Ведь если собственность у людей общая, то и пользуются они ею сообща. Сосед хочет сделать из коммуналки нормальную квартиру. Любовь рассказывает, что ее тоже не устраивает, что в Крепостной книге эта недвижимость занесена не как квартирная собственность (korteriomand), а как общая собственность (kaasomand). Потому что из-за этого и она, и соседка-пенсионерка теряют право на пособие.
”По закону всем одиноким пенсионерам государство платит 115 евро в год, — говорят пожилые женщины. — Но мы на это пособие, оказывается, права не имеем. Потому что в Крепостной книге эта квартира числится как совместная собственность, и мы уже не считаемся одинокими, поскольку живем как бы вместе. В результате нам уже три года это пособие не платят”.

Любовь обращалась по поводу пособия в разные инстанции и говорит, что о ее ситуации многие уже знают, но воз и ныне там. Она полагает, что властям выгодно не решать проблему: ведь только на ней с соседкой за три года государство сэкономило уже 690 евро.
”Я ходила в управу и к бесплатному юристу, спрашивала, как же сделать новую запись в Крепостной книге, — рассказывает пенсионерка. — На что мне сказали, что это все очень сложно и дорого”.

Необходимость заниматься всеми этими вещами на старости лет пенсионерку просто подкашивает. Она рассказывает, что 25 лет отработала на почте, и до какого-то времени все было хорошо. У нее была квартира в центре города, возле порта. Но потом дети выросли: сын женился, у дочки родился ребенок, всем вместе стало жить тесно.

”И в 2015 году я продала свою квартиру за 57 000 евро, — вспоминает Любовь. — Купила дочке комнату в общежитии на Паэ за 20 000 евро, сыну дала 15 000 евро на первый взнос на квартиру, а себе купила эту комнату”.

Она отмечает, что вся ее семья еле-еле сводит концы с концами: дочь одна воспитывает сына-инвалида, но так как она работает с 8 до 17, а внуку нужен постоянный уход и присмотр, то пенсионерка каждый день встречает его из школы.

”А сын у меня — инвалид с 1999 года, у него онкология, — делится пожилая женщина. — И денег на суд или на то, чтобы выкупить у этого маклера комнату, у меня просто нет! Моя пенсия всего 400 евро”.

Ультимативный подход

Пенсионерка показывает и письма от соседа: ”Я, Игорь Кинг, являюсь представителем фирмы KvKingRent, владельцем соседней комнаты с долей 25/100. Оповещаю, что мы планируем объединить квартиру и сделать korteriomand. Мы предлагаем обмен без доплаты. Мы возьмем на себя все расходы: расходы на нотариуса, оплатим расходы на переезд, перевоз вещей. Также в подарок — новую плиту либо стиральную машину, либо телевизор. В случае вашего отказа, мы вынуждены будем подать заявление о разделе в суд. В случае, если нам не удастся договориться, на вас лягут судебные издержки и обязательство либо выкупить нашу комнату, либо продать свою примерно за 20 000 евро”.

”Он предлагает мне всего 20 000, — говорит она. — А что я сейчас куплю за эти деньги?”
Ей пришлось, говорит Любовь, сходить к юристу, чтобы тот написал ответ. Но глядя на составленную юристом бумагу, просто слезы на глаза наворачиваются: в ней просто говорится, что пенсионерка не согласна продавать свою комнату. И текст на русском языке занимает менее половины страницы А4. За это пожилая больная женщина заплатила ему 120 евро.

”Сосед еще сказал, что вызовет оценщика, который придет и оценит стоимость моей комнаты, — рассказывает пенсионерка. — А это еще деньги! И мне страшно, что его оценщик укажет стоимость моей недвижимости меньше, чем она есть на самом деле, потому что это же им приглашенный оценщик”.

Шокированная этим ультиматумом и неизбежностью очередных расходов, она обратилась в газету и попросила помочь разобраться.

”Понимаете, я не хочу судиться, — говорит она. — И переезжать отсюда я тоже не хочу. Мы с Таней сдружились, и я знаю, что если со мной что-то случится, подскачет давление или что-то еще, то она всегда вызовет скорую. И я тоже. Жить одна в своем возрасте я уже не могу и не хочу. А к детям — не пойти. Понятно, он хочет сделать из этих двух комнат целую квартиру и потом ее продать. А я оказалась у него на пути. Но я просто хочу дожить здесь спокойно и все”.

Любовь показывает бумаги: у нее, родившейся в 1943 году в Сибири, выросшей там и страдавшей все детство от рахита, на данный момент аж 20 различных диагнозов! Включая онкологию. И она перенесла уже несколько операций. Нервотрепка из-за того, что ее вот-вот либо выселят из ее единственной комнаты, либо втянут в дорогостоящий суд, заставляет женщину постоянно переживать.

”МК-Эстония” связалась и с соседом пенсионерки. Он сначала подробно прокомментировал ситуацию и обрисовал свое видение положения вещей. А потом решил отказаться от своего права изложить свою точку зрения и попросил оставить все без комментариев.

Несколько вариантов

Однако присяжный адвокат Евгений Твердохлебов из Advokaadibüroo Vindex в общих чертах обрисовал положение: ”Ситуацию, когда одна вещь принадлежит нескольким сособственникам, и не все из них согласны продолжать такие отношения, регулирует закон. Любой из сособственников может обратиться в суд и потребовать прекращения долевой собственности”.

То есть в понимании закона, обе пенсионерки и их сосед — сособственники. И из ситуации есть несколько выходов, предусмотренных законом для подобных ситуаций.
”Первый — общую собственность продают с публичного аукциона и полученные средства делят пропорционально размерам долей, — перечисляет Евгений Твердохлебов. — Второй — общую вещь продают на закрытом аукционе между сособственниками, и вещь получит тот, кто предложит больше и выплатит другим их долю. Третий — вещь будет отдана одному или нескольким сособственникам, которые должны будут компенсировать выбывающим сособственникам утрату собственности. Четвертый — вещь будет разделена, если это возможно”.

Таким образом получается, что если сосед не сжалится над пенсионерками и пойдет в суд, то Любови и ее соседке грозит разбирательство, аукцион и непредвиденные траты.
”Ответчик может подать встречный иск, если он не согласен с предложенными истцом способами прекращения общей собственности, и предложить свой способ, — описывает присяжный адвокат возможные действия пенсионерок, которые, если сосед пойдет в суд, будут считаться ответчиками. — Также ответчик может ссылаться на исключительные обстоятельства, которые исключают прекращение общей стоимости. Например, в пункте 20 решения по делу 3–2–1–45–06 Госсуд сказал, что если человек пожилой и проживает на общей площади долго, то это может быть расценено как исключительное обстоятельство, которое позволяет отказать в иске о прекращении общей собственности”.

И в таком случае ответчик может подать встречный иск для установления порядка использования общей вещи. В случае недвижимости такой порядок лучше внести в Крепостную книгу, тогда он будет действовать и при смене сособственников.
”Но для того, чтобы комментировать конкретную ситуацию, нужно сперва изучить документы, — подчеркивает Евгений Твердохлебов. — В данном случае любая деталь может возыметь решающее значение и поменять совет на противоположный. Поэтому для решения конкретной ситуации лучше обратиться к адвокату. А если нет возможности оплачивать юридические услуги самостоятельно, то нужно в канцелярии суда заполнить бланк, чтобы получить адвоката за счет государства”.

Помогут ли город и государство?

В управе Ласнамяэ сообщили, что если переделывать общую собственность в квартирную собственность, нужно, чтобы кто-то из сособственников обратился с соответствующим заявлением в суд. Госпошлина при таких делах составляет 300 евро, стоимость недвижимости не учитывается.

”Также всегда можно обратиться за бесплатной правовой помощью к юристу управы Ласнамяэ или к юристам Eesti Õigusbüroo, которые помогают консультациями в рамках проекта и при определенных условиях”, — добавил юрист управы.

Küsitlus #118543