Посол РФ в Эстонии: мы ни на кого нападать не собираемся

 (97)
Pressikonverents Venemaa saatkonnas
Pressikonverents Venemaa saatkonnasFoto: Priit Simson

Чуть больше года назад в качестве главы российской дипмиссии в Таллинне был назначен Александр Михайлович Петров. В честь годовщины пребывания на посту в прошлый четверг посол РФ созвал пресс-конференцию, на которой ответил на самые важные вопросы в контексте отношений двух соседей, Эстонии и России, пишет "МК-Эстония".

Александр Михайлович сказал, что последние два–два с половиной года были периодом упущенных возможностей в двусторонних отношениях, причем упущенных не по инициативе России. Упомянул он и о сокращении товарооборота между странами, и о результатах исследования, по которым больше всех от санкций против России пострадала Эстония.
Посол РФ, однако, отметил, что невозможно не замечать и настроения в пользу восстановления полноформатных отношений как среди эстонской общественности, рядовых граждан, так и среди бизнес-сообщества, и процитировал слова президента России Владимира Путина: ”Мы настроены на взаимоуважительный диалог с Эстонией в духе добрососедства”.

Читайте также:

Надо готовиться к отмене санкций

– В странах ЕС уже не первый месяц поговаривают о снятии или смягчении санкций против РФ. Насколько в этом контексте возможно восстановление экономических отношений Эстонии и России?

– Мы очень надеемся, что санкционный период близится к завершению. Ориентируясь на те разговоры, которые ведут наши зарубежные гости на самых различных уровнях, прибывая в Москву, ни один серьезный политик на Западе не верит в какие-либо агрессивные планы России.
Действительно, мы наблюдаем стремление вернуться к прежнему полноформатному объему сотрудничества. Показательны здесь примеры старожилов Евросоюза. Итальянские регионы один за другим высказывались за отмену санкций. То же самое можно говорить и о регионах Франции, Германии. Но, к сожалению, когда речь заходит даже о смягчении санкций, наиболее резко выступают против этого зачастую прибалтийские страны и Польша.
В моем представлении было бы правильным, рассчитывая на прекращение санкций, которые наносят ущерб обеим сторонам, готовиться к этому. С тем, чтобы когда это произойдет, не подходить к этому с пустым багажом. Если такое намерение есть, то вполне возможно быстрое восстановление торгово-экономических отношений в прежнем объеме.
Я наблюдал здесь, как мучились местные производители, не зная, куда девать 35 000 тонн салаки… Сейчас в Палдиски в ускоренном темпе строится завод по переработке рыбы в рыбную муку, но ее тоже нужно куда-то продавать. Мы знаем, насколько популярны были молочные продукты из Эстонии в соседних регионах, Псковской и Ленинградской областях. Поэтому давайте стараться заглядывать чуть дальше за горизонт и, в преддверии таких событий, готовиться. Это касается обеих сторон.

– В связи с тем, что было принято решение об увеличении контингента солдат НАТО в Эстонии, как к этому относится Россия и что предпринимает?

– Относится, разумеется, отрицательно. Была даже такая шутка: ”Как вы относитесь к окружающим? — Давайте сначала определимся, для чего они нас окружают”. Мы неоднократно объявляли свою позицию, что приближение структур НАТО к нашим границам, усиление присутствия НАТО крайне негативно сказывается на общей ситуации безопасности, стабильности, и, разумеется, мы это не можем приветствовать.
Что касается наших действий, здесь получается порочный круг. Когда одна сторона пытается втянуть вторую в нечто подобное гонке вооружений, то возникает вполне логичный вопрос — а не лучше ли остановиться и задуматься, для чего это делается. Наш президент неоднократно повторял, что мы ни на кого нападать не собираемся. Мы были бы рады услышать аналогичное заявление и с другой стороны, чего пока, к сожалению, не происходит.

– Как в такой ситуации развивать добрососедские двусторонние отношения, в том числе и экономические?

– Я исхожу из того, что сама жизнь должна подталкивать нас к тому, чтобы развивать конструктивное начало в наших отношениях. И торговля в этом плане — не самый плохой пример. Нередки случаи, когда торгово-экономические контакты опережали отношения на политическом уровне, одно следовало за другим. Любые позитивные шаги — это вклад в общее дело, что повышает чувство уверенности и у россиян, и у жителей соседних стан. Это можно и нужно только приветствовать. Я думаю, что если удастся переломить тенденцию товарооборота, ощутимую пользу от этого сразу почувствует население обеих стран. И тогда мы сможем рассчитывать, что эти позитивные импульсы будут доходить и до политиков.

– Восстановление экономических связей займет время, это будет трудоемкий процесс. Как часто за последний год через посольство проявляли интерес к Эстонии представители бизнес-кругов России, местных самоуправлений, общественных организаций?

– Мы в посольстве получаем не так много, но все же получаем запросы от некоторых предприятий, которые обращаются за содействием в поиске партнера по совместному производству даже в нынешнее время. Мы на это реагируем, пытаемся помочь. Есть, правда, и другие примеры. Когда налицо было желание известной российской IT-фирмы Acronis открыть отделение в Эстонии, что означало бы создание нескольких десятков рабочих мест, и вообще можно было бы рассматривать это как позитивный момент, планам фирмы не суждено было сбыться.
Их жалобы сводились к тому, что крайне сложно оказалось получать разрешения на ведение бизнеса в Эстонии, слишком много, в их понимании, вопросов задавалось по линии местных ведомств. В результате Acronis открыл свое представительство в Сингапуре. Это негативный пример, хотелось бы, чтобы их было намного меньше. Все опять же упирается во взаимный интерес. Ломать проще, чем что-то восстанавливать, но хотелось бы увидеть позитивные изменения в общем климате как можно раньше.

Политиков судят по делам

– Как вы прокомментируете смену правительства в Эстонии и тот факт, что, предположительно, будет сформировано правительство левого толка?

– Правительство пока не сформировано, и каким оно будет, мало кто знает. Не хотелось бы, чтобы любые высказывания на этот счет расценивались как вмешательство во внутренние дела Эстонии. Мы готовы сотрудничать с правительством по всем интересующим обе стороны вопросам, как только оно будет сформировано. Надеюсь, что это также отвечает и представлениям эстонской стороны.

– На этой неделе состоялись выборы президента США, победу в которых одержал Дональд Трамп. Можно ли надеяться на то, что после его прихода к власти градус ”военно-политического психоза” снизится? И может ли этот факт как-то повлиять на ратификацию договора о границе?

– Новый президент США въезжает в Белый дом 20 января. Прежде всего, действия любого политика надо определять по его конкретным поступкам. Наблюдая репортажи по телевизору, нельзя не отметить определенный шок, вызванный результатами выборов в США. Можно надеяться, что Дональд Трамп окажется не злопамятным и станет действовать как настоящий государственный муж.
Если говорить о ”военно-политическом психозе”, дальше уже ехать некуда, надо задуматься над тем, чтобы вернуться к полноформатному добрососедскому сотрудничеству. Конечно, мы рассчитываем на улучшение общего климата в международной ситуации, восстановление добрососедских прочных отношений.
Вопрос пограндоговоров полностью сохраняет свою актуальность и не зависит от того, кто хозяин в Белом доме. 5 октября, в первый день заседания Госдумы в новом составе, Леонид Слуцкий выступил с заявлением, где помимо всего прочего упомянул вопрос ратификации пограндоговоров и выразил желание, чтобы до конца года такая ратификация была проведена. Я очень рассчитываю на то, что это заявление со всем вниманием воспримет и Эстония, так как этот вопрос важен для обеих сторон. Мы выступаем за ратификацию и хотим, чтобы это произошло как можно скорее.

– Министерство иностранных дел Эстонии несколько раз подавало ноту протеста в связи с нарушением российскими военными самолетами воздушной границы Эстонии. В чем, на ваш взгляд, проблема и каковы пути ее решения?
– В этом году меня семь раз приглашали в министерство, вручалась соответствующая нота. Последний раз это было сравнительно недавно два раза подряд. Должен сказать, что практически на каждую ноту с нашей стороны по линии Министерства обороны давались разъяснения, где мы, в том числе документированно это подтверждая, говорили, что с нашей стороны нарушения такого не было.
Здесь можно и нужно говорить в первую очередь о том, что именно военные эксперты должны сесть за стол и сравнить свои данные с данными партнеров. Мы недавно предлагали НАТО провести встречу военных экспертов, чтобы обсудить, в том числе, и вопросы повышения безопасности полетов над Балтикой. Мы были очень разочарованы, получив отказ от такой встречи. Вопросы остаются, поэтому мы исходим из того, что актуальность их в полной мере сохраняется, и целесообразность таких встреч не должна вызывать сомнения.

Вещи, о которых нельзя молчать

– За год работы на посту что вы можете назвать самым большим достижением своей команды, а что самым негативным моментом, с которым пришлось столкнуться?

– О достижениях, наверное, стоит судить другим. Для меня позитивные моменты в работе были связаны с проведением знаковых мероприятий, которые организовывались по линии культурных связей между нашими странами. В начале июня была подписана программа сотрудничества в области культуры между министерствами культуры обеих стран, что тоже однозначно является позитивным моментом в наших двусторонних отношениях.
Проводились знаковые мероприятия: фестиваль ”Почувствуй Россию”, в очередной раз прошел фестиваль ”Золотая маска в Эстонии”, проводились обменные гастроли, когда Национальная опера Эстонии была в Москве, а ”Геликон-опера” — в Таллинне, в Нарве проводился фестиваль под символическим названием ”Мост дружбы”. Все это позитивные моменты, ради которых стоит работать. Негативные моменты — упоминавшиеся уже семь приглашений в Министерство иностранных дел, отказ во въезде журналистам… Я готов больше говорить о позитивных моментах, чем о негативных. Хотелось бы, чтобы их, действительно, было меньше.

– Посольство России недавно выступило с осуждением героизации нацизма в Эстонии из-за установки памятника Харальду Нугисексу. Насколько масштабна, на ваш взгляд, проблема в Эстонии или это скорее единичный пример?

– Это как раз один из тех негативных моментов, о которых нужно сказать. Даже если бы это был единичный момент, о нем нельзя было бы молчать. Как говорят в народе, одна ложка дегтя может испортить бочку меда. Это очень серьезная вещь. Ген-ассамблея ООН ежегодно принимает резолюцию с осуждением попыток героизации нацизма, и на этом фоне мы крайне негативно рассматриваем подобные вещи. Было заявление посольства, реагировал и наш МИД на это.
Возмутительным, на мой взгляд, был сам факт, что памятник открыт в школе, а директор школы объяснял ученикам, на каком примере им надо учиться Родину любить и воспитываться. Это абсолютно не тот случай, и наша позиция здесь неизменна. Такие вещи становятся реальным раздражителем в наших двусторонних отношениях, когда происходит и фальсификация истории, и подмена понятий, когда ставятся на одну ступень жертвы и преступники. Здесь компромиссов быть не может. Я, тем более, говорю как представитель того поколения, чьи отцы принимали участие в Великой Отечественной войне. Я считаю, крайне важно, чтобы и последующие поколения усваивали именно такое понимание происходящих событий.

– Насколько эффективно работает программа переселения соотечественников? Бытует мнение, что она провалилась. Сколько человек переселилось за год и куда?

– Нельзя сказать, что программа как таковая провалилась. Она действует, если я не ошибаюсь, с 2007 года, и в целом количество переселившихся соотечественников составляет порядка 400 000 человек. Если говорить об Эстонии, здесь результаты гораздо скромнее. За этот год мы получили 21 обращение. Всего лишь, кажется, шесть обращений были удовлетворены, остальные рассматриваются. Возможно, какие-то уже отклонены из-за того, что программа действует по определенным регионам, и они сами решают, нужен ли им человек с такой специальностью, подходит ли он по другим критериям. По этим же причинам несколько заявлений такого рода уже были отклонены, остальные находятся в стадии рассмотрения. В Эстонии результаты программы носят достаточно скромный характер.

– За год вы объездили почти всю Эстонию. Это ваш стиль работы или это новый поворот в работе посольства?

– Я не считаю, что это какой-то новый поворот. К сожалению, я пока еще не могу сказать, что объездил всю Эстонию. Намерение такое есть, я действительно посетил немало городов, и это очень интересно. Как у нас говорят, Москва — это еще не вся Россия, так же и Таллинн — это еще не вся Эстония. Я исхожу из того, что это абсолютно нормальный элемент работы любого посольства. Это касается не только посла, но и сотрудников. Знакомство со страной, знакомство с реалиями, знакомство с людьми — это наша работа. Я хотел бы еще больше ездить по Эстонии и еще больше знакомиться с реалиями на местах.