По Европе бродит призрак радикализма

 (62)
По Европе бродит призрак радикализма
Foto: Andres Putting

Продолжающийся социально-экономический кризис быстро радикализует общественное мнение. Казалось бы, чего особенного произошло во Франции, где с минимальным перевесом вполне умеренный левоцентрист победил такого же умеренного правоцентриста?

Результаты второго тура этих выборов сенсационными не назовешь. Если, конечно, напрочь выбросить из головы то, что случилось в первом туре.

А там оба "центростремительных" кандидата набрали на двоих всего-то 55,81% голосов. Зато небывалого успеха добились крайне правые с 17,9% и крайне левые с 11,1%. То есть почти треть французских избирателей руководствовалась по отношению к центристским лидерам гонки известным "чума на оба ваши дома!". Миллионы французов жаждут радикальных перемен. Одни, чтобы сдвинуть страну заметно вправо, другие — влево.

В многострадальной Греции правоцентристская и левоцентристская партии (только что согласовавшие условия международной финансовой помощи в обмен на режим жесткой экономии) набрали на двоих меньше трети голосов и не смогли создать коалиционное правительство. Подавляющее большинство участвующих в выборах греков поддержало радикальных политиков. Все вместе левые радикалы набрали 31,34% голосов. А радикально-правые получили более 17%. И хотя крайние националисты не прошли в парламент, но их 4% голосов — тоже веская величина на политических весах.

В общем, "нет мира под оливами". Левые настроения несколько преобладают, но и правое меньшинство — серьезная сила. А в таких ситуациях кое-кто уже интересуется, на чьей стороне армия? Тем более что греческие "черные полковники" отнюдь не забыты в Европе, которая в целом все-таки левеет, но и правые радикалы, находясь в меньшинстве, все чаще играют мускулами.

Чей будет главный приз?

Как показало начало суда над "идейным" норвежским убийцей Брейвиком, он уверен, что ему до конца жизни не придется сидеть в тюрьме. Он надеется еще пожить в "коричневой Европе". В спокойной Финляндии неожиданно становятся парламентской партией типичные национал-социалисты "Истинные финны". Вполне добропорядочные буржуазные политики Меркель и Кэмерон говорят о кризисе европейского мультикультурализма.

Британский аналитический центр Demos публикует в серьезной газете The Guardian доклад под названием "В Европе растут ультраправые настроения". Вывод сделан на основе опроса 10 тысяч человек из 11 европейских стран. Авторы публикации проводят аналогии с ситуацией 30-х годов прошлого века. И это сегодня стало общим местом.

Тогда в стремительно левеющей Европе тем же темпом росла правая антитеза. Чем все закончилось, напоминать не надо. Потому растет интерес к научной социологической мысли того времени. Высшая школа экономики в прошлом году издала книгу Карла Шмитта, теоретически обосновавшего приход к власти фашистов, которую можно цитировать, будто написанную по сегодняшним горячим событиям.

Приведу только одну мысль, объясняющую, почему при явном преобладании левых настроений правое меньшинство имеет больше шансов на власть: "Собственникам все равно, кто их защищает, лишь бы их защищали как можно дешевле. Государство для собственников — необходимое зло, а зло надо сделать как можно меньшим".

Многим, в том числе политическим фигурам первой величины, понятно, что без ограничения всевластия капитала из кризиса не выйти. Достаточно послушать, что говорит сегодняшний президент США. Но капитал уступать не намерен, хватаясь за возможность канализировать раздражение масс в русло ксенофобии, охотно играя на струнах национализма. Конечно, нельзя проблему упрощать. У капитала есть и другие возможности противостоять полевению общества. Главное, у него для этого есть средства. А сравнивая нынешнюю ситуацию с 30-ми годами, нельзя упускать из виду тогдашнее противоречивое влияние на европейское общество Советской России.

Что несет восточный ветер?

Общее место в политических оценках — то, что "Россия левеет". Недавние выборы (при всех общепризнанных махинациях) отразили такой тренд. Не зря ново-старый президент дистанцировался от правоцентристской партии власти, а 1 мая даже участвовал в демонстрации и пил пиво "с народом". Но не видно, чтобы волновались Абрамовичи, Дерипаски, Вексельберги и другие миллиардеры, число которых по темпу роста опережает тот же процесс в любой западной демократии.

Недавнее общеевропейское социологическое исследование социальных ценностей населения разных стран показало, что интересы людей в России по многим основным показателям не сильно отличаются от интересов жителей Центральной Европы. Существенна разница только в отношении к богатству. Россияне не считают его главным, ради чего стоит жить.

Как пишет левый интеллектуал, профессор Манчестерского университета и одновременно ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук Теодор Шанин: "Это вопрос не только экономический. Скорее вопрос культуры, иного подхода к оценке того, что такое хорошо, а что такое плохо".

Но мощнейший пропагандистский аппарат "новой России" (прежде всего, телевидение) 24 часа в сутки перемалывает российскую культурную и народную ментальность на буржуазный лад. Реальная и телевизионная полицейщина выколачивают из людей не только русский социализм, но и русский гуманизм. Общество левеет, девочки сидят в тюрьме за перформанс, а в "колыбели трех революций" принимают закон против геев…

Левая идеология и укрепление государственности — жареный лед. Не зря стала бестселлером книга двух итальянских ученых под названием "Либерализм — это левая идея". Современная трансформация идей левых и либеральных важна и для наших пенат.

Эстония — страна правая?

В эстонском общественном сознании левая идеология — удел маргиналов (надеюсь, никого эти не обижаю, поскольку сам один из них). Особенно в среде русской этноязыковой общины. Связано это с отсутствием интеллигенции, этническим давлением, особенностями постсоветского экономического развития страны. Основная масса городских жителей Эстонии не выдержала искушения собственностью, о чем свидетельствует практика товарищеских террариумов в многоквартирных домах.

Самые левые у нас пока центристы, и даже их не очень радикальные социальные инициативы значительной частью общества встречаются, мягко говоря, прохладно. Достаточно вспомнить недавнюю дискуссию о создании общественного фонда потребления услуг городского транспорта.

Большой нашей ценностью является практическое отсутствие государства в экономике и культуре. Правда, оно лезет изо всех щелей в социальной сфере. И особенно — в регулировании межэтнических отношений. Все, что творится в сфере коммуникаций (по части языка общения), — за пределами не только идеологии (левой ли, либеральной ли), а за пределами здравого смысла.

И все же… Дрейф общеевропейского корабля влево тянет за собой все лодки. Если этот дрейф состоится. То есть если радикализация крайностей не превратит корабль в "Титаник". Поживем — увидим.

Оригинал статьи опубликован в еженедельнике "МК-Эстония".