Отец двойняшек отсудил у бывшей жены детей и теперь пытается обязать ее платить алименты

 (165)
Отец двойняшек отсудил у бывшей жены детей и теперь пытается обязать ее платить алименты
МК-Эстония

В мае этого года «МК-Эстония» писала о шокирующей истории, когда у матери двойняшек забрали детей, а ее обязали платить алименты. Отец девочек тогда отказался давать комментарии, но недавно все же передумал и попросил осветить и его точку зрения.

”Как отец и законный представитель детей я обязан заботиться об их благополучии, и если их мать не выполняет своих обязательств перед ними добровольно, то я обязан добиваться этого от нее через суд”, — говорит Василий о своих мотивах востребовать с матери девочек алименты. Его же бывшая жена обвиняет его в алчности и желании получить себе их квартиру. В этой непростой истории и разбиралась наша газета.

Напомним, у супругов Василия и Ольги в 2006 году родились девочки-двойняшки. В 2008 году пара разошлась, дети остались с мамой.
Василий несколько раз подавал в суд, чтобы детей отдали ему. Он обвинял бывшую жену в том, что она применяет физическое и моральное насилие, не заботится о дочерях и не кормит должным образом, а также не дает им общаться с отцом. Дети подтверждали его слова, однако все разы судьи оставляли детей с мамой. И только с декабря 2018 года девочки стали жить у отца. В 2019 году Василий подал в суд на алименты в размере 292 евро в месяц и прекращение совместной опеки. Весной этого года суд удовлетворил его иск.

Читайте также:

Также суд обязал Ольгу платить алименты в размере 212 евро в месяц, но Ольга подала апелляцию. Решение в суде второй инстанции еще не принято.

Алименты раздора

Василий заверяет, что все годы после развода переводил Ольге алименты, и показывает выписки со счета, из которых видно, что он, пусть и нерегулярно и не всегда столько, сколько положено, деньги на детей платил.

”Да, иногда было меньше, чем по закону, но я давал ей эти деньги наличными, покупал продукты и одежду детям, оплачивал счета за садик, — перечисляет отец двойняшек. — Потом стал платить официально и на счет. И то, нередко платил на счет детей, потому что Ольга периодически не работала, и ее счета были арестованы. И я все эти годы заботился о детях, всегда участвовал в их жизни и выполнял свои обязательства перед ними в размере минимальных алиментов, но, как правило, намного больше”.

Потом, когда изменили закон и семьи с тремя детьми стали получать от государства по 500 евро, Василий, у которого во втором браке родилась еще дочь, предложил записать детей на него, чтобы и пособие побольше получать, и налоговый возврат побольше иметь.

”Все это было сделано, чтобы Ольге и двойняшкам перепадало больше денег, — заверяет Василий. — Потому что она все время жаловалась, что денег не хватает. Мы это пособие поделили на троих, и она получала дополнительно еще 250 евро. Таким образом, в 2017 году я платил ей 500 евро алиментов и 250 евро дополнительно от детского пособия. Так что сумма вместе с официальными алиментами выходила немаленькая. Также за 2017 год я перевел ей 368 евро налогового возврата. Но у детей периодически не было дома еды и всего необходимого”.

Он подчеркивает, что на самом деле оба родителя должны вкладывать в детей одинаково.

”И если один переводит 500, то и другой должен дать детям примерно равный эквивалент, — говорят Василий и его жена. — А не так, что папа переводит 750 евро, а мама — ничего”.

Василий добавляет, что он, подав в суд на алименты с Ольги, хотел еще защитить детей от ситуации, когда мать, годами не платившая алименты, вдруг потребует от выросших детей еще и ее содержать.

”Если она не будет платить алименты, то есть выполнять свои обязательства перед детьми, то и детям в таком случае в будущем не придется выполнять свои обязанности по отношению к такому родителю. Что абсолютно справедливо”, — подчеркивает отец двойняшек.
Он добавляет, что с того момента, как дети переехали к нему, Ольга не заплатила ни цента алиментов.

”Ни 292 евро на ребенка в месяц, что положено по закону, — говорит он, — ни 212 евро в месяц, что ей постановил суд, ни даже 150 евро, которые она сама хочет платить. Ни-че-го. Получается, если отдельно живет отец детей, то он должен крутиться как хочет, но алименты платить обязан. А если мать детей — то она может годами не платить. А в декабре будет уже два года, как дети живут у меня”.

Было не достучаться

Он добавляет, что детей у матери в Эстонии забрать очень сложно. И он пытался на протяжении четырех лет это сделать через службу защиты детей и суд, но безуспешно.

”Все знали — и служба защиты детей по месту жительства, и суд — что дети жалуются на то, что мама их бьет, на них орет, их не кормит должным образом. Но никого это не волновало. Девочки постоянно говорили и в суде, и сотруднику службы защиты, что хотят жить со мной, что дома их бьют и не кормят, но детей раз за разом оставляли с матерью, — отмечает Василий. — Она их не избивала до синяков, а легкие телесные никуда не пришьешь — следов особо нет. А постоянные моральные унижения детей вообще, похоже, никого не волнуют. Нам чиновники говорили: ”Мама не алкоголичка, не наркоманка, под забором не валяется. Есть случаи и похуже, дети живы-здоровы, так что не суйтесь”. И только когда в службе защиты детей сменился работник, то дело сдвинулось с мертвой точки”.

Он добавляет, что изначально, в 2018 году, в службу защиты детей обратилась Ольга.

”Она стала жаловаться на детей, — говорит отец, — что не справляется с ними. Чиновники стали вникать в ситуацию, пообщались с детьми и со мной, и поняли, что нужно экстренное вмешательство. 12 декабря 2018 года соцработница вместе со мной приехала к детям, Ольги дома не было, и сказала им: ”Хотите жить у папы?” — ”Да”. — ”Ну, тогда собирайтесь”. И они переехали сюда”.

”Она за этот год только раз встретилась с одной из дочерей”, — отмечает Василий.

Глазами ребенка

Одна из двойняшек отмечает, что жизнь с мамой была для них кошмаром: ”Периодически не было в холодильнике еды, мы были голодными. Периодически у нее бывали всплески агрессии. И это неправда, что мы, как она говорит, были неуправляемыми. Мы, наоборот, пытались ей всячески угодить. Но она нас за малейшую оплошность била. Мы жили с бабушкой и дедушкой, они нас не обижали, хотя и от нее не защищали. Но хотя бы кормили, когда холодильник был пустой. И когда у нее начинались всплески агрессии, мы просто терпели. У нее, похоже, непорядок с психикой. В бешенстве она ужасна”.

Сейчас, говорит девушка, у них спокойная жизнь, и в холодильнике всегда есть еда.

”Но мама за два года только раз встретилась со мной, — добавляет она. — Не звонит особо и не пишет. Какое-то время она вообще была у меня заблокирована. А недавно она позвонила и попросила прощения. Я сказала, что я ее прощаю, и она тут же предложила встретиться. Но когда я сказала, что пока не готова еще с ней встречаться, она опять начала орать”.

”Может быть, она не понимает, что ребенок — это личность, с которой надо считаться? — говорит жена Василия. — Может, она считает, что это ее собственность, которая не имеет права голоса и должна молча подчиняться? Ясно одно: перечить ей запрещено. Но в судах на эти ее вспышки агрессии, существование которых она признавала, говорили: ”Ну, постарайтесь держать эмоции под контролем. Сходите к психологу”. И все. А то, как это отражалось на детях, — дело десятое. Пока серьезных увечий нет, детей не заберут”.

В общей сложности у Василия ушло четыре года и около 10 тысяч евро, чтобы наконец забрать детей себе.

Все неправда

Ольга же заверяет: все, что говорит Василий, неправда. ”Никаких вспышек агрессии у меня нет. У него из года в год стандартный пакет обвинений — обижала, била, не кормила. С детьми не вижусь потому, что долгое время была у них вообще заблокирована. И в последний разговор с дочерью, которая не хотела со мной встретиться, я час плакала, а не кричала. Мне они, когда жили у меня, говорили, что меня любят. А сейчас они говорят, что тогда врали”.

По ее словам, Василий сам алименты как положено не платил, а с нее теперь требует.

”У нас осталось общее имущество — двухкомнатная квартира в Ыйсмяэ, и он сейчас хочет, чтобы мы ее продали, выплатили остаток кредита, и деньги поделили. И чтобы свою часть я отдала ему в счет долга по алиментам, или чтобы переписала свою часть на него с женой, и тогда он разрешит мне платить алименты не по 212 евро в месяц на ребенка, а по 150 евро”, — говорит Ольга, которая считает, что это все нечестно и делается только ради квартиры и денег.